Страницы

вторник, 26 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 15



15. Финансирование

Другим острым вопросом, вставшим перед нашей организацией, являлось финансирование. Я помню те соображения, высказанные некоторыми товарищами по данному вопросу. Были, например, такие люди, которые верили, или, возможно, делали вид, что верили, в возможность соглашений с государственными учреждениями: секретными службами или другими силовыми секторами государства, финансировавшимися непосредственно из Министерства Внутренних Дел, нашим главным врагом. Приводились доводы об «инфильтрации» внутрь системы, с целью раскачивания её изнутри. Подобные аргументы я находил нелепыми, подобные предложения – глупыми. Но что нам было делать-то? Развязывать революционную войну на папины деньги?


Кто-то другой предложил раздобыть финансовые средства, необходимые нам для покупки оружия, запустив в оборот поддельные деньги или же вообще торговать ими. «Да ты гений» - сообщил я ему без обиняков. Тогда он попытался  убедить нас, что мы могли бы поднять денег, торгуя ценными и редкими марками. На этот раз, ответом ему был взрыв всеобщего хохота. Несмотря на подобного рода оригинальные и забавные идеи, все мы в глубине души понимали, что единственный способ раздобыть деньги на нашу борьбу – взять в руки оружие и заняться грабежами. Гнусный метод, спору нет. Но, по крайней мере, самый эффективный. И потом, в вооружённых ограблениях была некоторая революционная «этика». Ограбив банк, мы отобрали бы деньги у Государства, нагло залезли бы в карман самой Системы. И мы начали готовить ограбление. Я хорошо знал Палермо, знал какую территорию контролирует мафия, а какую контролирует Государство. Первым нашим шагом было определить зону, «свободную» от влияния «Коза Ностры».

Нас было мало, но мы были вооружены и прекрасно организованы. Однако не все были в состоянии выдержать стресс преступной акции. В день ограбления товарищ, прикрывавший нас на улице, в то время как мы буянили в банке, требуя отдать нам деньги, упал на землю, словно соломенный тюк. Потерял сознание. Он неожиданно облокотился о стену учреждения, которое мы грабили, а потом медленно сполз вниз. Ружьё выскользнуло из его рук. Я дал ему пощёчину и загнал обратно в машину. Он больше никогда не участвовал в вооружённых акциях, но был назначен ответственным за другие мероприятия, которые нам так же были необходимы. Например, печатание и расклейка листовок, логистика и т.д.

В любом случае, ограбления приносили неплохие деньги, необходимые для покупки оружия, транспорта и аренды домов (изначально мы обладали только апартаментами в Катании вблизи городского стадиона), которые должны были стать первыми «оперативными базами» и «берлогами» для тех, кто принял решение уйти в подполье.

Квартиры и дома мы выбирали главным образом в пригородах, где жило много студентов и рабочих. Иногда мы развлекались тем, что печатали на дверных табличках наших конспиративных квартир забавные имена владельцев. Например, Сальваторе Милите. Или Гаэтано ло Фашио или Сальво ля Банда. Мы получили оружие (часть из которого нам передали ветераны Республики Сало, другую часть мы закупили на чёрном рынке или у мафии) и арендовали десятки квартир по всему югу. Больше нам ничего не было надо. Мы были готовы танцевать.