Страницы

воскресенье, 24 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 9



9. «Национальный Фронт» Джуньо Валерио Боргезе

В Палермо я вступил в «Национальный Фронт», главарём которого был «Чёрный Принц» Джуньо Валерио Боргезе1. Здесь, в сицилийском отделении было весьма мощное радикальное крыло, однако вскоре я сильно разочаровался в «фронтовиках». Это были люди, страдавшие ностальгией по прежним временам, наслушавшиеся историй от ветеранов Итальянской Социальной Республики, мечтавшие о фашистском перевороте. Перевороте, который вернёт Италии прежнюю славу и уничтожит коммунистов. Вера в идею «переворота» внутри «Фронта» была практически тотальной. Меня же она не привлекала. Несмотря на то, что я был молод и горяч. Я был убеждён в том, что любой переворот приведёт лишь к укреплению уже существующего режима, который лишь поменяет свою маску с «демократического» на «фашистский».


Однако, я продолжал действовать внутри «Национального Фронта» князя Боргезе, и делал это лишь по одной простой причине. В политическом движении, которое привлекло многочисленных ветеранов Республики Сало, ненавидящих демократию и упёртых в своей ненависти, было сравнительно легко получить оружие: пистолеты, автоматы, ручные гранаты. Одним словом, всё необходимое для организации военизированных лагерей, которые, я уверяю вас, были чужды MSI. Да, Итальянское Социальное Движение организовывало «лагеря обучения», однако это были не более чем доктринальные политические школы. Никто, однако, и не помышлял об истинных военизированных лагерях, в организации которых я позднее принимал участие. Не помышлял, и не догадывался об их существовании. Полиция, карабинеры, вообще правоохранительные органы в этом смысле демонстрировали полную неосведомлённость и крайнюю беспечность.

Мы ждали тёмного времени и понимали, что легче встретить эти времена тем, кто был подготовлен. «Красные Бригады» не придумали ничего нового. Ничего такого, чего не делали бы мы. В семьях фашистов и коммунистов оружие всегда имелось, оно переходило из рук в руки, из поколения в поколение, почти систематически. Кроме того, было полно оружия, спрятанного красными партизанами, которые вот-вот должны были извлечь его, дабы защитить преданное Сопротивление и установить диктатуру пролетариата. Наши «старики» точно так же жаждали мести. Мести тем, кто поставил их и их страну на колени.

Только у наших товарищей из внепарламентской левой был мощный культурный и политический потенциал: у них был «Il Manifesto», «Кружок Лабриола», Россана Россанда, Пинтор и другие, двигавшие левое движение вперёд в идеологическом и культурном плане, освещавшие путь товарищам. У нас же ничего подобного не было, абсолютный вакуум. Мы не знали, как охарактеризовать пост-фашизм, неофашизм или, например, «афашизм»2. Мы ничего не знали. У нас был только гнев и решимость, которые через несколько лет привели всех нас к полному безумию. И из сторожевых псов мы превратились в банду бешеных собак, готовых кусать икры всем подряд.



1 Джуньо Валерио Боргезе бывший командир легиона X Mas в течение периода Республики Сало. В сентябре 1968 он основал «Национальный Фронт», главной целью которого являлось «развитие всех видов деятельности, направленных на восстановление и защиту итальянской Родины и европейской цивилизации».

2 Афашизм – католическое консервативное движение, направленное против фашистского режима в годы Итальянской Социальной Республики. Характеризовалось не только антифашистскими, но и антикоммунистическими взглядами, что вылилось в напряжение (а порой и открытые столкновения), царившее между бригадами красных и католических партизан. В послевоенные годы «афашисты» (демохристиане, республиканцы и монархисты) в стремлении противостоять коммунистической угрозе, зачастую блокировались с пост-фашистами и неофашистами.