Страницы

четверг, 28 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 17



17. Собрание в Альбано

На собрание в Альбано в сентябре 1975 года (с подачи журналистов, многие думают, что здесь родилась некая «чёрная директория», направлявшая неофашистскую вооружённую борьбу и организовывавшая какие-то вооружённые акции – это абсолютная ложь) я отправился в компании с товарищем из MPON. Объединение между «Политическим Движением Новый Порядок» и «Национальным Авангардом» действительно началось с похищения апулийского банкира: встреча в Альбано состоялась лишь для того, чтобы придать данному событию «официальный» статус. Здесь собралась вся «верхушка» итальянского радикального неофашизма: я, главари «Национального Авангарда», среди которых и одиозный Стефано делле Кьяйе, а так же представители MPON. Идея, которую я в принципе поддерживал, заключалась в создании вооружённой организации с легальным крылом, которая могла бы объединить всех активных неофашистов, оставшихся на свободе после первой волны государственных репрессий начала семидесятых.


Идея унификация так же исходила от руководства «Политического Движения Новый Порядок», которое видело необходимость в наделении организации «внешним лёгким»: организацией, которая официально не являлась структурой MPON, но действовала в едином ключе с ним. Это «внешнее лёгкое» было «Национальным Авангардом» Стефано делле Кьяйе. В то время я так же был сторонником объединения, и от моего голоса многое зависело, ибо я был единственным, кто принёс деньги и мог указать путь, для того, чтобы жить и двигаться вперёд. Здесь же родилось и новое название, которое, однако, мне не понравилось1: складывалось впечатление, что Делле Кьяйе и его организация хотели присвоить себе все те заслуги, достигнутые «Новым Порядком» в прошлом. Поистине, сила буквы являлась важным фактором в нашем движении. В начале я пытался открывать рот, но потом, несколькими неделями спустя, я понял, что это был лишь манёвр «Национального Авангарда», направленный на срыв всего предприятия. Но в тот момент я был очень расстроен сложившейся ситуацией. Лишь позднее я понял: унификация была политической и стратегической ошибкой. Политической – потому что союз двух слабых (MPON к тому моменту действовал нелегально и был крайне слаб, в той же ситуации находился и «Национальный Авангард», с одной только разницей, что это был ансамбль товарищей, умевших только болтать и уже неоднократно доказывавших свои связи с государственными структурами) не обязательно в итоге даёт силу. Наоборот. В политике, и особенно, в вооружённой борьбе, союз двух слабых неминуемо ведёт к поражению. Объединение было стратегической ошибкой потому, что «Национальный Авангард» с военной точки зрения был не готов к тому, что ждало нас впереди – к вооружённой борьбе. Мы шли к поражению с самого начала.

«Политическое Движение Новый Порядок» являлось наиболее «благородной» частью этого союза: мы уже начали сражение, мы беспокоили режим, мы действовали в подполье, добывали деньги и оружие. «Национальный Авангард», как я считал, был паразитом. У них не было ничего, они пытались жить, сидя у нас на шее, высасывая силы из нашего Движения. Чуть позже у меня начали возникать более серьёзные подозрения: встреча в Альбано служила только интересам «врага», который стремился понять, через своих людей в «Национальном Авангарде», что мы делали, о чём мы думали, что мы готовили, и, прежде всего, кем мы были. У меня, конечно, нет этому прямых доказательств. Но я думаю, что мы были специально направлены в тот дом в Альбано, который был «под колпаком». Все мы, там собравшиеся, попали в «досье». Хотя, может быть, это досье было подготовлено по материалам, направляемых спецслужбами в Министерство Внутренних Дел. Не знаю.

В любом случае, именно на этом собрании мне было поручено возглавить оперативное крыло новой структуры. Это мог сделать только я, поскольку к тому моменту уже находился в подполье. Моим заданием была организация вооружённых ячеек по всей стране, снабжение их оружием, обучение и боевая подготовка. Ячеек, которые будут сформированы из ни на что не способных людей, абсолютно не готовых к вооружённой борьбе. Катастрофа.

Унификация была так же человеческой ошибкой: это было оскорбление, нанесённое Клементу Грациани2, человеку, который всегда шёл вперёд и тем самым заработал моё, и не только моё, глубокое уважение. Он так никогда и не принял этого объединения. Это было несправедливое решение, теперь я могу об этом сказать. Несправедливое, по отношению к MPON и лично к Грациани. Что касается меня, то унификация была тем камнем, на который я опёрся. С этого момента я всё больше укреплялся на тех позициях, которые, в конечном итоге, привели к поражению. Но в те времена я не размышлял над этой ошибкой. Я сначала стрелял, а уже потом думал.




1 Название новой структуры должно было звучать как «Национальный Авангард за Новый Порядок» (Avanguardia Nazionale per l’Ordine Nuovo)

2 Грациани в частных беседах неоднократно выражал своё разочарование объединением двух структур. В меморандуме защиты, зачитанном суду присяжных на одном из заседаний, посвященных убийству Витторио Оккорсио, Грациани пишет: «Ни один из лидеров MPON за рубежом не был информирован о переговорах по этому объединению. Ни одному из руководителей не было предложено высказать своё мнение по этому вопросу…так что я узнал обо всём постфактум….Когда я узнал об этом предприятии…я разозлился и намеревался отстранить Стефано делле Кьяйе от руководства, после чего ликвидировать Национальный Авангард за Новый Порядок».