Страницы

воскресенье, 17 апреля 2011 г.

BRIGADA SIMÓN BOLÍVAR


Фернандо Грако

В 1979 году Большевистская Фракция Четвёртого Интернационала, возглавляемая колумбийской Социалистической Партией Трудящихся, приняла решение приступить к формированию боевой бригады для поддержки никарагуанского народа в его борьбе против диктатуры Анастасио Сомосы. Некоторые члены СПТ, которая с самого своего зарождения в 1977 году приняла на вооружение стратегию герильи, к тому моменту в открытую сражались на стороне Сандинистского Фронта Национального Освобождения.


Организация «Бригады имени Симона Боливара»

В мае 1979 года Даниель Сампер Писано, признанный колумбийский журналист, опубликовал в собственной колонке в еженедельнике «El Tiempo» статью под заголовком «Необходимость в людях». Текст публикации содержал следующую информацию:

«На столичной улице 17, в доме № 4-49, открылся офис № 201, в котором активно набирают людей. Но здесь не предлагают никакой работы и не обещают быстрого обогащения и громадного заработка. Единственное, что предлагают «работодатели» – героическую смерть, риск и неудобства, возможность какое-то время прожить жизнь, полную опасностей. И всё это – в обмен на возможность участвовать в борьбе за освобождение никарагуанского народа. В этом доме в Боготе функционирует контора по вербовке колумбийских комбатантов, которые изъявляют желание присоединиться к вооружённой борьбе против диктатуры Анастасио Сомосы в Никарагуа».

Отчёт, написанный через несколько месяцев после триумфа Сандинистской Революции, подводил итоги данной вербовочной кампании:

«В «Бригаду имени Симона Боливара» удалось привлечь более 1200 колумбийцев. Добровольцы приезжали в Боготу со всей страны… Из них было отобрано около 320 комбатантов, однако в Никарагуа отправились только 53 человека, из которых шестеро являлись никарагуанцами, ранее бежавшими в Колумбию. В момент, когда пал режим Сомосы, ещё около 200 боевиков готовились отправиться воевать в Никарагуа».

«Паломничество в Боготу для записи в добровольцы «Бригады» шло со всех окраин Латинской Америки. Сюда съезжались люди из Аргентины, Боливии, Чили и Бразилии. Даже трое североамериканцев присоединились к «Бригаде». (Nicaragua: reforma o revolución tomo I. Recopilación de artículos, 1980, Bogotá Colombia)

Призыв к организации боевых бригад

Во внутреннем информационном сообщении организаторов «Бригады» мы можем прочесть следующее:

«На пресс-конференции, созванной Колумбийской Социалистической Партией Трудящихся 13 июня 1979 года, посредством СМИ было официально объявлено о создании «Бригады имени Симона Боливара», составленной из колумбийских мужчин, женщин, трудящихся и студентов, не имеющих какой-либо общей идеологии или принадлежности к какой-либо одной партии, но изъявивших желание сражаться за освобождение братского народа Никарагуа в решающий момент столкновения Сандинистского Фронта с воинскими частями, верными Анастасио Сомосе.

Таким образом, журналисты всех национальных средств массовой информации и представители различных международных информационных агентств содействовали тому, что начинания СПТ были поддержаны тысячами соотечественников, а новость о формировании интернациональной бригады была растиражирована по всему миру, поощряя таким образом отдельных лиц и целые группы к созданию бригад помощи никарагуанским сандинистам. Примером подобного являются гаитянские бригады, созданные политическими эмигрантами в Нью-Йорке или «Сандинисты за Социализм», сформированные никарагуанцами и сальвадорцами, проживающими в Лос Анджелисе. Обе группы в последующем предоставили «Бригаде имени Симона Боливара» около 150 отборных добровольцев.

Некоторые организации Четвёртого Интернационала мгновенно ответили на создание колумбийского формирования для помощи Сандинистской революции. В Коста-Рике были сформированы две добровольческие колонны – «Бригада имени Симона Боливара» и «Колонна имени Хуана Сантамария», включавшие в себя в общей сложности около 190 товарищей. В Панаме местная Социалистическая Партия Трудящихся организовала «Бригаду имени Викториано Лоренсо» и позднее направила в «Бригаду имени Симона Боливара» около 70 человек. Тоже самое произошло и в Эквадоре, который направил в бригаду три десятка товарищей. В Аргентине и Бразилии не было публичных призывов к оказанию помощи никарагуанским борцам за освобождения ввиду тяжёлой политической ситуации, однако и оттуда в Колумбию приезжали десятки добровольцев. В Чили была сформирована «Колонна Сальвадор Альенде», укомплектованная членами подпольной Социалистической Партии, достигших соглашения с «Бригадой имени Симона Боливара» по двум существенным вопросам: 1) Вооружённая подготовка и деятельность внутри вооружённых структур FSLN, 2) Содействие в осуществлении независимой классовой политики в Никарагуа. В других странах, таких как Боливия и Мексика существенных результатов достигнуто не было».

Бригада в Никарагуа

В Никарагуа члены бригады были приписаны к Южному Фронту. «Внутри Южного Фронта традиционно главенствовали терсеристские тенденции. Главной военной фигурой здесь являлся Эден Пастора и его политические руководители – братья Умберто и Даниель Ортега…»


Из различных мест Латинской Америки в Никарагуа прибыли 110 комбатантов, к которым здесь присоединились местные бойцы, сформировав в итоге боевое соединение «Бригада имени Симона Боливара», насчитывающее около 250 членов. После серии интенсивных столкновений, большинство боевиков были приписаны к Южному Фронту FSLN. На этом рубеже диктатура сопротивлялась до последнего дня, когда бойцам Сандинистского Фронта таки удалось разгромить и обратить в бегство Национальную Гвардию и свору североамериканских, вьетнамских и кубинских наёмников.

«На Юге складывалась весьма неблагоприятная ситуация: лучшие отряды Национальной Гвардии контролировали «коридор», шедший параллельно озеру Манагуа, начиная от Колина де ля Вирхен и до самых бедняцких кварталов, лишая, тем самым, FSLN поддержки масс, которую Фронт имел на севере.

Это была позиционная война, где за каждый освобождённый метр повстанцы платили десятками убитых и раненых товарищей. FSLN понёс здесь наиболее тяжёлые потери – около 25% от личного состава, - и «Бригада имени Симона Боливара» так же подвергалась серьёзной опасности, заплатив за участие в наступлении жизнями троих своих бойцов» (El Socialista Nº 165, agosto de 1979)

Выдворение бригады

Когда была организована «Бригада имени Симона Боливара», главными целями данного соединения являлась вооружённая поддержка FSLN в его борьбе против диктатуры Анастасио Сомосы, но в то же время было ясно, что это не обозначает политической поддержки программе восстановления буржуазного государства, которую выдвинули сандинисты.

Противопоставляя себя Сандинистскому Фронту, «Бригада имени Симона Боливара» провозглашала, что

«кризис, поразивший Никарагуа, не будет иметь благоприятного исхода для трудящихся, крестьян и народных масс, поскольку планируется сохранение империализма, Церкви и буржуазной оппозиции. Единственным выходом из этого кризиса является свержение Сомосы и приведение к власти правительства, которое будет действовать в соответствии со следующей программой:

- Вооружение рабочих, крестьянских и народных масс и ликвидация Национальной Гвардии

- Экспроприация всей собственности семьи Сомосы, а так же собственности всех прислужников диктатуры. Экспроприация и передача в руки рабочих всех империалистических монополий

- Проведение аграрной реформы, экспроприация земель и передача их в руки крестьянства

- Разрыв всех соглашений и договоров с империализмом

- Освобождение всех политических заключённых и возвращение из-за рубежа политических эмигрантов. Полная свобода прессы, политической и профсоюзной организации, собраний, манифестаций и забастовок

- Разгон парламента, а так же всех административных инструментов сомосистского государства

- Проведение свободных выборов в Конституционную Ассамблею, которая реорганизует страну в соответствии с интересами народа, трудящихся и крестьян» (Revista de América, año 1 Nº 8/9. Январт-февраль 1979).

Хотя в ходе борьбы за свержение диктатуры Сомосы, между «Бригадой имени Симона Боливара» и FSLN, под чьим руководством и находилась бригада, никаких политических разногласий не возникало, после изгнания тирана тотчас же обозначились политические и программные трения между двумя организациями. Бригадистас были приверженцами собственной выдвинутой программы, настаивая на её выполнении, учитывая динамику революционного процесса и инициативу народных масс.

Бригада предполагала преобразование «Комитетов Сандинистской Защиты» (Comites de Defensa Sandinista), ранее сражавшихся против Национальной Гвардии, в народную милицию под именем «Комитетов Гражданской Защиты» (Comites de Defensa Civil). Сандинистское правительство Национального Восстановления поступило ровным счётом наоборот – вскоре после победы революции вооружённые комитеты были разогнаны и демонтированы и заменены регулярной армией и полицией, как и в любом другом буржуазном государстве.

Так же важную роль играла бригада и в организации масс в рабочих кварталах, распределении продовольствия, лекарственных средств, строительстве баррикад и заградительных постов для защиты от остатков Национальной Гвардии и антикоммунистических наёмников. Бригада дала мощный импульс к созданию независимых профсоюзов: за несколько дней с помощью интернационалистов было сформировано около 80 синдикатов. Кроме того, бригадистас поощряли создание Фабричных Комитетов, которые должны были взять на себя политическое, военное и административное управление предприятиями. Именно этими комитетами осуществлялись массовые увольнения бывших руководителей и менеджеров высшего звена без всяких компенсаций, а так же непосредственно экспроприации и захваты предприятий от имени нового правительства.

Бригада так же стимулировала развитие аналогичных механизмов народной власти в сельской местности, которые экспроприировали земли и передавали её напрямую сельским труженикам.

Однако давление империализма и латиноамериканской буржуазии, опасавшейся превращения Никарагуа во вторую Кубу, где произошла коллективизация средств производства, привело к тому, что Хунта Национального Восстановления приняла решение о высылке бригады с территории страны по обвинению в «экстремизме».

В ответ на это на улицы столицы высыпало более 5 тысяч человек, симпатизировавших бригаде, с требованиями о предоставлении всем комбатантам военного соединения никарагуанского гражданства. Однако всё было тщетно.

Некоторое время спустя произошло собрание членов бригады, на котором было принято решение о разоружении и выезде в Панаму на специально предоставленном правительством Никарагуа самолёте. Здесь в Панаме бойцы Бригады были схвачены местными военными и, после тюремного заключения и пыток, практически все они были высланы в Колумбию. На родине бригадистас и Социалистическая Партия Трудящихся испытали на себе шквал репрессивных мер реакционного правительства Хулио Сесара Турбая, подозревавшего бригаду в том, что она вернулась для развития новой герильи в Колумбии.