Страницы

вторник, 4 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Смерть в прямом эфире



11.2. Смерть в прямом эфире

Утро среды 22 января 1992 года выдалось по-летнему жарким. В этот день все чилийцы станут свидетелями захватывающего спектакля под названием «ограбление кампуса Католического Университета», чей трагический финал будут транслировать в прямом эфире по национальному ТВ.

В это утро трое молодых боевиков FPMR, - Фабиан Лопес Луке и двое братьев Алексис и Пабло Муньос Хоффман, - встретились недалеко от здания администрации студенческого городка с конкретной целью – ограбить грузовик транспортной компании «Brinks», перевозящий деньги для заработной платы сотрудников университета.


План был крайне прост: Алексис Хоффман расположился в непосредственной близости от административного центра, и, при приближении грузовика, должен был подать сигнал своим товарищам – пригладить волосы. Тем временем его брат и Фабиан Лопес, ожидающие в главном холле, обезвреживают двух инкассаторов, после чего убегают с деньгами. В этот момент на сцену выходит четвёртый комбатант, управляющий автомобилем – на нём «френтистас» и должны скрыться.

Но то, что казалось элементарным, в то утро превратится в кошмар.

Сразу же всё пошло наперекосяк. Один из инкассаторов оказал яростное сопротивление – оттолкнув нападавшего, он попытался бежать. Побег был остановлен точным выстрелом Лопеса, и инкассатор упал замертво на тротуар.

- Спокойно! Лежать! - повторял Пабло Муньос, повалив второго охранника, и извлекая его пистолет из кобуры.

В этот момент Алексис Муньос начал стрелять из винтовки М-16 по бронированному автомобилю, который стоял у выхода и уже готовился рвануть с места, дабы избежать засады. Его брат Пабло выбежав на улицу, начал преследовать грузовик, стреляя на бегу. Фабиан Лопес, бросившийся было в погоню, перезаряжая пистолет совершенно случайно   уронил запасную обойму на землю.

Алексис Муньос Хоффман

После того, как оба комбатанта подбежали к машине и попытались открыть дверь, водитель нажал на газ, намереваясь задавить грабителей. Грузовик умчался. Оценив ситуацию, «френтистас» решили покинуть место неудачной акции. Это им не удалось, и цепь несчастий продолжилась.

Выбежав из кампуса и достигнув угла улиц Батлье Ордоньеса и Рехина Пасис, боевики в смятении остановились. Здесь их должна была поджидать машина для отхода. Но её не было. Стало очевидным, что четвёртый член группы просто не явился. С оружием в руках, прождав несколько минут, молодые люди наконец решили уходить пешком.

«Давайте разделимся, и будь, что будет», - в отчаянии предложил Пабло Муньос.

Однако, и этот план им не удался. Дойдя до перекрёстка улиц Пасис и Голландия, комбатанты нарвались на полицейский фургон, перекрывший им дорогу. Укрывшись за припаркованными автомобилями, трое «френтистас» открыли огонь по карабинерам.

Первым упал раненый Пабло Муньос. Полицейская пуля пробила ему бедро. Попытки вынести его из-под огня, встретили сопротивление со стороны Пабло, который потребовал оставить его. Согласившись, двое его товарищей продолжили бегство. Лёжа на тротуаре, Пабло Муньос был окружён автоматчиками. Спустя полчаса он был доставлен в больницу в тяжёлом состоянии. В конечном итоге, арест спас ему жизнь.

Пабло Муньос Хоффман после ареста

Его брат Алексис и Фабиан Лопес тем временем, пробежав ещё несколько кварталов, окончательно поняли, что им не вырваться из полицейского оцепления. В отчаянии, они забежали в дом в переулке Алонсо де Эрсилья, где взяли в заложники членов семьи Риверос Кальдерон. Естественно, что уже через полчаса дом был полностью окружён полицией и спецназом. Осаждённые, «френтистас» по телефону сообщили властям о цели своей акции в Католическом Университете, а так же выразили желание оставаться в доме. Позднее, заложники рассказывали о хорошем отношении к себе со стороны комбатантов, которые указывали, что ни при каких обстоятельствах они не причинят им вреда.

Спустя несколько часов начались переговоры между засевшими в доме партизанами и карабинерами, однако ни к каким результатам они не привели. «Френтистас» выдвигали ряд условий, среди которых, в том числе, было и требование раздачи продуктов питания в бедных кварталах столицы.

К этому моменту к месту действия уже прибыли машины телевизионщиков, которые в прямом эфире транслировали происходящее.

Фабиан Лопес Луке
К вечеру комбатанты решили выпустить двух детей. Осаждённые заявили, что не хотят нанести вред заложникам, но требуют гарантий собственной безопасности, поэтому остальные члены семьи останутся под их опекой. В ответ полиция отвергала все требования «френтистас», призывая их отпустить заложников, иначе власти пойдут на штурм. Вся страна затаив дыхания следила за перипетиями сюжета.

Около десяти вечера нервное истощение и напряжение взяли своё. После долгих размышлений, комбатанты решили сдаться. «Френтистас» отправили последнее сообщение: сначала они выпускают семейную пару, а затем сдаются сами. Они сложат оружие и будут размахивать белой тряпкой в знак капитуляции.

Однако новое демократическое правительство приняло решение устроить показательную бойню, дабы отбить желание у других следовать примеру вооружённых оппозиционеров. Приказ о казни был отдан напрямую из Ла Монеды тогдашним министром внутренних дел Энрике Краусом.

Хотя в полицейских докладах указывается, что оба комбатанта выскочили из дома с оружием в руках и открыли беспорядочную пальбу, истина заключается в том, что, высунувшись из парадных дверей и размахивая белой простынёй, оба «френтиста» были расстреляны из автоматического оружия.

Судья Мария Леон Нейра, отвечающая за расследование этого дела, с самого начала усомнилась в правдивости объяснений карабинеров: «У меня нет уверенности, что они вышли из дома, стреляя во все стороны, были большие сомнения, что их гибель произошла в ходе вооружённого столкновения. Когда я прибыла на место событий, сюда уже подъехали полицейские эксперты, которым я отдала распоряжения координировать свои действия с прокуратурой. Однако им так и не удалось установить, что же произошло на самом деле».

Вскрытие установило, что Алекс Муньос получил десять пуль в область груди. Тем не менее, его смерть не была мгновенной. Он мучался в агонии, по крайней мере, ещё 15 минут. На теле Фабиана Лопеса насчитали семь ранений: одно в голову, одно в челюсть, остальные – в грудь, живот и ноги.

Воспользовавшись тем, что случившееся широко освещалось прессой, правительство направило конкретный сигнал всем левым вооружённым группам. Отныне не будет никаких уступок тем, кто сражается против «демократического» режима, сменившего диктатуру.

Что касается FPMR, то организация вновь получила тяжёлый удар по собственному имиджу: с треском провалилась очередная операция по «экспроприации денег». Провалилась, во многом благодаря непрофессионализму кадров – выяснилось, что четвёртый член боевой группы, шофёр машины отхода, не прибыл на место просто потому, что «потерялся».

Шефом же операции, согласно некоторым «родригистским» источникам, выступал сам Хуан Гутьеррес Фишман, который просто бросил своих людей на произвол судьбы, опасаясь попасть в полицейское оцепление.