Страницы

пятница, 7 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Подготовка



12. БОЛЬШОЙ ПОБЕГ

12.1. Подготовка

Жарким днём 30 декабря 1996 года шум низко летящего вертолёта разорвал обычную тишину столичной тюрьмы строгого режима.

В 15:45 вертолёт «Bell Long Ranger», принадлежавший авиакомпании «Lassa» завис над внутренним двориком. После короткого обстрела позиций жандармов, из кабины была выкинута корзина на верёвке, в которую быстро поднялись четверо политических заключённых FPMR, каждый из которых был приговорён к пожизненному заключению.


Двое из них являлись авторами громкого убийства сенатора Хайме Гусмана: Маурисио Эрнандес Норамбуэна («команданте Рамиро»), арестованный в августе 1993 года на одной из автозаправок, и Риккардо Пальма Саламанка, схваченный 25 марта 1992, спустя несколько недель после освобождения похищенного «Фронтом» Кристиана Эдвардса. Двое других так же были хорошо известны полиции: Пабло Муньос Хоффман и Патрисио Ортис Монтенегро уже отметились попыткой побега в 92 году, закончившейся кровавой драмой.

Маурисио Эрнандес Норамбуэна

Риккардо Пальма Саламанка

Патрисио Ортис Монтенегро

Пабло Муньос Хоффман

К удивлению тюремных охранников и остальных заключённых, вертолёт с корзиной, в которой устроились четверо боевиков, быстро поднялся вверх и скрылся из глаз.

Операция «Полёт правосудия», тщательно спланированная руководством «Фронта», завершилась оглушительным успехом. FPMR смачно плюнул в физиономии правительственных чиновников, заявлявших во всеуслышание о «супернадёжности» тюремного учреждения, из которого бежать просто физически невозможно.

Годом ранее Гальварино Апабласа и Хуан Гутьеррес Фишман, основные руководители организации, поручили Раулю Эскобару Поблете сформировать надёжную группу товарищей для проведения секретной операции.

Рауль Эскобар Поблете, шеф операции

Вскоре задание было выполнено, и команда была разделена на две группы. Первую,

названную «Comando MAB» в честь погибшего «френтиста» Маурисио Аренаса Бехаса, возглавил сам Поблете, который в мае 1996 года тайно въехал в страну, по-прежнему находясь в розыске за убийство Луиса Фонтайна в 1990 году и Хайме Гусмана годом позже. Именно в эту группу входил комбатант, исполнявший обязанности пилота вертолёта, а так же другой «родригист», выступавший в качестве стрелка.


В задачу второй группы входила деятельность по прикрытию операции и отвлечению внимания властей. Укомплектована она была за счёт иностранцев, связанных с различными политическими организациями. Команду возглавлял Луис Карлос Дистефано; аргентинец, местонахождение которого до сих пор не идентифицировано. Спустя некоторое время, находясь в Буэнос-Айресе, он даст интервью одному из чилийских телеканалов, в котором скажет: «Со мной связались мои старые товарищи по ссылке и интернационалистским проектам, которые сообщили, что чилийские товарищи готовят специальную операцию и нуждаются в моей помощи. Я, не долго думая, согласился».

23 ноября 1996 года рейсом авиакомпании «Lan» в Чили въехала гражданка Ирландии Кристин Шэннон. Двумя днями спустя бортом тех же авиалиний прилетела её сестра Фрэнсис. Обе являлись активистками «Шин Фейн», политического крыла Ирландской Республиканской Армии. Группа была окончательно укомплектована в начале декабря, когда в Сантьяго прибыли две гражданки Аргентины: Марсела Асеведо и Ванесса Вайнсбер.

Сотрудничество иностранцев на этом этапе операции было жизненно важным, потому что они помогли Дистефано примерить личину «импресарио по туризму». Все они были добровольцами, помогавшими «Фронту» по причинам исторических интернациональных связей.

В середине декабря Дистефано арендует большой дом на берегу озера Рапель, который превращён в штаб-квартиру операции. Никто в округе не подозревал, что за фасадом весёлой туристической компании скрывается мозговой центр одного из самых зрелищных побегов в истории страны.

Здесь 14 декабря объединённая команда отпраздновала 13 годовщину создания FPMR. В середине застолья Рауль Эскобар Поблете встал, и произнёс небольшую речь: «Сегодня мы все счастливы. Вскоре мы присоединимся к нашим братьям, которые ждут нас, оторванные от общей семьи. Независимо от результата, мы присоединимся к ним».

В середине 1996 года FPMR уже рассматривал воздушный путь как единственный подходящий для побега из тюрьмы строго режима. Неудачный побег восьми «родригистас» в 1992 году и меры, принятые после него, совершенно исключали возможность «классического» бегства или вооружённого нападения. Патрисио Ортис, находясь в своей швейцарской квартире, вспоминает: «Кроме того, вариант с тоннелем был так же отброшен, потому что, как мы удостоверились, по периметру тюрьмы стояли датчики движения, которые могли обнаружить признаки подкопа по звуку».

Изучение всех возможных вариантов, а так же истории побегов, привело «френтистас» к выводу о том, что наиболее безопасным и надёжным способом покинуть тюремные стены является путь по воздуху. Побег на вертолёте. Этот вариант имел ограничения (максимальное количество беглецов – четверо), но в его пользу говорила возможность осуществления «чистой» бескровной акции. Для успешной реализации, операция должна была занимать не более трёх минут.

В качестве первого шага, Поблете приказал создать во внутреннем дворике особняка близ озера макет площадки №3 тюрьмы строго режима, где и должна была состояться посадка.

Один их активистов, - снайпер «Родриго», - активно участвовал в подготовке макета: «Сначала мы составили план, а затем сделали модель на базе всей информации, которую мы имели, и которую получили от тех, кто находился внутри. Эта работа заняла много часов».

Эта инсталляция сыграла важную роль в подготовке, в будущем позволив «френтистас» с высоты птичьего полёта идентифицировать все огневые точки и цели, которые должны были быть нейтрализованы.

В ходе одного из визитов в тюрьму, «команданте Рамиро» был проинформирован об окончательном проекте и количестве людей, которые могут быть спасены, после чего получил инструкции для начала подготовки. Те, кто должен был бежать, должны были похудеть, укрепить мускулатуру рук, а так же досконально изучить свои роли в ходе акции.

Первоначально планировалось вывести из тюрьмы пятерых. Пятым был Рафаэль Эскорса, приговорённый к пожизненному лишению свободы вместе со своей женой Кристиной Сан Хуан за участие в похищении Кристиана Эдвардса. Но Эскорса отказался.

Рафаэль Эскорса
Рафаэль Эскорса: «Маурисио (Норамбуэна) спросил, с ними я или нет. Я ответил, что нет, потому что моя жена больна, и единственным моим желанием было оставаться рядом с ней как можно дольше. Потом, в ходе одного из разговоров, он сказал: «Старик, это твой последний шанс, иначе ты будешь гнить здесь как минимум до 2012 года». Я ответил: «Ладно, но я принял решение». Мы поняли друг друга».

Внутри тюремного корпуса четверо «родригистас» находились в одном коридоре, что позволило им прекрасно скоординировать план побега. Клаудио Мартинес, бывший начальник Жандармерии: «Они были собраны вместе для того, чтобы облегчить наблюдение за ними, потому что, сконцентрировав в одном месте всех лидеров, мы надеялись снизить их идеологическое влияние на остальных заключённых тюрьмы».

Чтобы избежать подозрений, заключённые в разговорах начали использовать секретный язык: «живопись» обозначала побег, «художник» - пилот, а «картина» - вертолёт.

Тем временем, группы на свободе продолжали планирование. Одной из проблем являлось невозможность приземления вертолёта во внутреннем дворике, где ежедневно совершали прогулки заключённые «родригистас». Но идея скоро пришла. Рассматривались варианты верёвочной лестницы, ремней, но, наконец, выбор пал на корзину, висевшей на верёвке длинной в 15 метров, в которую должны были погрузиться беглецы. Для защиты заключённых, корзина была обшита двумя слоями кивлара, - материалом, обладавшим высокой степенью прочности, и даже пуленепробиваемостью. Последнее было проверено двумя выстрелами с близкого расстояния. Для нейтрализации возможной реакции жандармов и тюремного персонала, план предусматривал в ходе приближения к тюрьме прицельную, но предупредительную стрельбу короткими очередями.

После некоторой задержки, связанной со сложностями получения в пользование вертолёта, в шесть часов утра 30 декабря 1996 года команда сосредоточилась в особняке близ озера. Началась заключительная фаза операции.