Страницы

вторник, 11 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Новый кризис



13. ФИНАЛ

13.1. Новый кризис

В конце 1992 года FPMR запустил «Процесс Внутренней Дискуссии» с целью преодоления глубокого кризиса, в который впала организация после убийства сенатора Хайме Гусмана и похищения Кристиана Эдвардса. В документе «Поиск нового политического проекта», распространённом в конце девяностых годов, «френтистас» признали, что «две крупные акции 1991 года поставили «Фронт» на грань исчезновения».


Одним из последствий кризиса стал отъезд за границу большей части Национального Руководства во главе с Гальварино Апабласа Гера, «команданте Сальвадором». Он повторил путь Маурисио Эрнандеса Норамбуэна, который в 1992 году скрылся в Сан-Паулу, Бразилия.

Кроме того, поддержка FPMR со стороны Кубы так же постепенно сошла на нет. Под давлением правительства Патрисио Эйлвина, восстановившего дипломатические отношения с островом, Гавана вынуждена была удалить штаб-квартиру «Фронта» с острова.

Новая база FPMR расположилась в столице Уругвая. Хотя этот «переезд» был скорее символическим, нежели реальным. «Фронт» никогда не покидал Кубу», - утверждает один из ветеранов организации, приводя в качестве примера нынешнее пребывание на острове Хуана Гутьерреса Фишмана, одного из самых разыскиваемых преступников Чили.

По поводу внутреннего кризиса, разразившегося внутри FPMR в начале 90-х годов, после своего ареста в Бразилии в 2002 Маурисио Эрнандес Норамбуэна, «команданте Рамиро»,  сказал следующее: «Множество факторов повлияло на то, что мы продолжали идти по пути вооружённой борьбы даже после крушения диктатуры Пиночета. Главным из них было то, что мы не сумели трезво оценить новую политическую ситуацию, сложившуюся в стране. Гораздо позже возник афоризм, который  иллюстрирует наше видение: «Реальность шла по одному пути, а мы пошли по другому». В 1992-93 годах стало ясно, что мы не можем поддерживать динамику оперативных действий на прежнем уровне, и наши боевые акции были сокращены до минимума. Это один из важных итогов нашей внутренней дискуссии, которая привела к изменению нашей политики».

В мае 1996 года FPMR провёл в условиях секретности «Первое Совещание по Реорганизации Родригизма» под руководством Гальварино Апабласа. «Столкнувшись с настоящим, мы используем методы, которые остались далеко в прошлом, мы движемся в никуда», - заявил «команданте Сальвадор». Основной вывод совещания заключался в осознании необходимости развития политического и социального действия с одновременным уменьшением вооружённой активности.

Побег из тюрьмы строгого режима, произошедший несколькими месяцами спустя, сильно повлиял на внутреннюю дискуссию, так как «Фронт» вновь оказался в центре внимания СМИ, благодаря своей акции в стиле 80-х. Впервые за долгие годы вновь был назначен «официальный пресс-секретарь FPMR», которым стала Лорена Асторга. Однако, на самом деле внутри организации дела шли не так уж гладко. В течение двух последующих лет нарастали противоречия между Гальварино Апабласа и оказавшимся на свободе Маурисио Эрнандесом Норамбуэна. На поверхности шёл спор о дальнейших методах действия организации. Внутри же развивалась борьба за лидерство, а вернее – борьба против лояльной «команданте Рамиро» милитаристской фракции.

Противоречия достигли такой остроты, что FPMR к началу двухтысячных практически полностью сошёл с политической сцены. В этом контексте происходит формирование «Внутреннего Политического Руководства», состоящего из чилийских кадров, не имевших абсолютно никакого военного опыта.

Между тем, организация продолжала разлагаться, теряя своих комбатантов, покидавших её ряды вследствие разочарования в будущем «родригитского» движения. Самым символичным был случай Патрисио Ортиса, который через несколько месяцев после побега 1996 года, вышел из FPMR, пытаясь вернуться к нормальной жизни в Швейцарии. Чуть позже «официальный голос Фронта» Лорена Асторга так же покинула организацию, выехав в Аргентину.

Последнее публичное появление «команданте Сальвадора» зафиксировано на похоронах президента «Ассоциации Родственников Пропавших Без Вести» Солы Сьерры 3 июля 1999 года. В январе 2001 года Апаласа пишет открытое письмо родригистам, в котором указывает, что проблемы руководства привели FPMR к фактическому краху. «Эти проблемы были усилены системой (управления), которая не приемлет критики или ненужных вопросов, обладающей милитаристским менталитетом, агрессивным и не склонным к дискуссиям, который не считает нужным проводить трезвый анализ реальной ситуации. Всё это стало продуктом «решительности» и «воли» некоторых лидеров», - указывает Апабласа, намекая на «команданте Рамиро».

Письмо к товарищам стало фактическим прощанием «Сальвадора» с FPMR. В середине 2001 года Апабласа окончательно покидает ряды организации для того, чтобы сформировать новую политическую организацию под названием «Identidad Rodriguista», публичными лидерами которой стали ветераны «Фронта» Василий Карильо и Маркос Пинья. Несмотря на острые расхождения с руководством, главным фактором выхода «Сальвадора» из организации стала усталость от жизни в подполье. Многие утверждают, что в последние годы Апабаласа всё чаще возвращался к мыслям о своём прошлом, проведённом в лоне Коммунистической Партии.