Страницы

четверг, 6 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. "Френтистас" едут на юг



11.4. «Френтистас» едут на юг

Восьмой регион (Био-Био) всегда находился в зоне внимания FPMR. Комбатантам эта территория была известна ещё с середины 80-х годов, когда «Фронт» осуществлял безуспешные попытки создания партизанских очагов в горных районах и организации вооружённых действий в поддержку борьбы индейцев-мапуче.

Для общественности инцидент 23 октября 1986 года остался практически незамеченным, однако он хорошо демонстрирует цели FPMR в данном регионе. Тогда полиция накрыла небольшой партизанский отряд, после того, как в Лос Анхелесе был схвачен Эрнесто Саморано Диас, назначенный ответственным за исследование территорий, подходящих для развития сельской партизанской войны в провинции Био-Био. Арест партизан состоялся в горном районе Раньеуэно. Затем стало известно, что деятельность Саморано Диаса является лишь частью обширного плана FPMR, сформулированного двумя годами ранее, чья суть заключается в организации летучих сельских отрядов, наносящих молниеносные удары по властям и столь же быстро скрывающиеся. Подобные же исследования местности Саморано Диас осуществлял в Темуко и Талка. В Био-Био были так же изучены районы Антуко, Лагуна Эль Лаха и Полкура, после чего было решено, что идеальным местом для организации «партизанской школы» всё-таки является Раньеуэно. Саморано Диас возглавил группу активистов, которые оборудовали несколько схронов, куда были помещены одежда, спальные мешки, палатки, медикаменты и взрывчатка. Этим же отрядом был осуществлён партизанский марш с целью организации «Фронта Лефтрару» («Лефтрару» - индейское произношение имени вождя мапуче Лаутаро, боровшегося против испанского господства), явно предназначенного для развития вооружённой борьбы в индейских регионах.




В этом же восьмом регионе в течение многих лет FPMR имел широкую поддержку местного населения. Особенной популярностью «Фронт» пользовался среди шахтёров в коммунах Лота, Коронель и Куранилауэ, в провинции Арауко.

После смерти Рауля Пельегрина и Сесилии Магни Камино в ходе операции по захвату Лос Кеньес, «Автономный Фронт» вошёл в смертельное пике. Национальное и региональное руководство было дезорганизовано. Полиция разгромила существующие базы поддержки в Ранкагуа и Талка. Столица региона, город Консепсьон вообще остался без управленческой верхушки. Множество боевиков вынуждены были покинуть Био-Био, общая численность комбатантов FPMR здесь в то время не превышала цифры в пятьдесят человек. Карабинеры так же нанесли тяжёлые удары по структуре «Фронта» в Чильяне, где в 1989 году были арестованы основные лидеры зон.

В результате, эта область никогда не выпадала из поля зрения спецслужб, особенно после того, как некоторые лидеры «Фронта», арестованные в Сантьяго, признались, что проходили военную подготовку в сельских лагерях, организованных в Био-Био. Опираясь на эту информацию, карабинеры осуществили несколько масштабных акций по поиску партизанских баз, которые так и не были обнаружены.

В связи с постоянными ударами по «Фронту» в столице, неудивительно, что центр тяжести организации постепенно переместился в VIII Регион. В период между 1992 и 1995 годами по области таинственно перемещались ключевые руководители FPMR – Гальварино Апабласа, Хуан Гутьеррес Фишман и Маурисио Эрнандес Норамбуэна.

Доклады спецслужб свидетельствуют, что «команданте Сальвадор» в то время жил в деревне Лос Лобос, в то время как Фишман прятался в особняке в элитном квартале Педро де Вальдивия в столице региона Консепсьоне.

Эта активность была связана с новым проектом «Фронта». После убийства Хайме Гусмана, верхушка организации переехала в Аргентину, откуда в середине 1993 года некоторые «френтистас» начали тайно возвращаться в Чили. Их целью было создание «Вооружённых Родригистских Сил» (Fuerzas Armadas Rodriguistas) – последней попытки подорвать режим с помощью вооружённой борьбы.

Проект заключался в постепенном наращивании сил для последующей крупномасштабной герильи. Первый опыт развития такого рода деятельности принадлежал гватемальской «Организации Вооружённого Народа», которая работала семь лет среди индейских и крестьянских общин, прежде чем настал момент бросить прямой вызов государству и взяться за оружие. В последующем, ту же траекторию повторил перуанский «Светлый Путь» и некоторые другие латиноамериканские организации.

Особенно в ту эпоху на FPMR повлиял пример мексиканских сапатистов, которые так же постепенно наращивали свои силы, воспитывали кадры и работали над массовой базой поддержки, прежде чем начать открытое столкновение с властями.

VIII Регион был выбран для данной деятельности отнюдь не случайно. Как уже было указано, ранее «Фронт» имел здесь некоторую поддержку со стороны шахтёров. Здесь же компактно проживали индейцы-мапуче, по-прежнему слабо подчиняющиеся центральному правительству. Помимо острых социальных проблем, регион был очень удобен с географической точки зрения, и казалось, что у «френтистас» не должно возникнуть никаких проблем с развитием своей работы.

Для реализации проекта FAR, «Фронт» выделил 2,5 миллиона долларов на создание в регионе подставных коммерческих контор, «сотрудниками» которых должны были стать сами комбатанты. Юридическое прикрытие позволяло без особых проблем перемещаться по территории отдельным лицам и даже целым группам для установления контактов с местными базами. Помимо того, что подобные предприятия обеспечивали выживание активистов, они же являлись основой для будущей вооружённой борьбы, так как к моменту начала боевых действий, служащие фиктивных фирм (собственно, партизаны) должны были вдоль и поперёк изучить подотчётные территории.

Таким образом, проживавшие в регионе боевики играли двойную роль – с одной стороны, они работали на партизанскую организацию, а с другой – вели образ жизни законопослушных  граждан. Такая форма работы позволяла избежать перемещения комбатантов в регионы, совершенно им неизвестные, что таило в себе немало опасностей.

К примеру, последняя серьёзная попытка FPMR организовать партизанский очаг в зоне Нельтуме с треском провалилась. Боевики, участвовавшие в этой затее, абсолютно не знали местности, не имели представления о здешней погоде, не владели языком, и не понимали обычаев, традиций и ценностей местного населения, состоявшего в основном из индейцев-мапуче. Планомерная и долгая работа на месте позволила бы избежать подобных ошибок.

Неизвестно, сколько людей было задействовано «Фронтом» в проекте по развитию FAR. По некоторым оценкам, их насчитывалось до пятисот. Мало кто из них был идентифицирован. Они ассимилировались и прекрасно вписались в местное общество. Но, в любом случае, эти «френтистас» так никогда и не получили приказ действовать.