Страницы

суббота, 1 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Разделённое руководство



10. СМЕРТЬ ХАЙМЕ ГУСМАНА

10.1. Разделённое руководство

Идея акции, ознаменовавшей собой начало упадка FPMR, возникла в головах руководства в начале 90-х годов, в самый разгар процесса разложения организации.

После тяжёлого удара в Лос Кеньес, а так же в связи с постоянно поднимавшимися вопросами дальнейшей политики, в начале декабря 1990 года FPMR инициировал процесс «Национального Совещания» с участием всех базовых элементов организации. Целью этого процесса было объявлено определение политической позиции и стратегии, которую требовалось пересмотреть не только в связи с неудачами, но и по случаю изменения политической ситуации в стране, т.е. ухода Пиночета с президентского поста и установления нового «демократического» правительства во главе с Патрисио Эйлвином.


К тому времени внутри организации возникло две тенденции, пытавшиеся навязать свои взгляды базовым элементам. С одной стороны, сектор, связанный с ветеранами вооружённого движения, утверждал, что «Патриотический Фронт» более не имеет народной поддержки, и поэтому логичным было бы сложить оружие и попытаться трансформироваться в политическое движение. С другой стороны, командиры среднего звена и некоторые высшие руководители настаивали на продолжении традиционной милитаристской политики, а следовательно, возвращении к провальной стратегии «Патриотической Национальной Войны».

Лидерами милитаристской тенденции являлись Хуан Гутьеррес Фишман («Челе»), второй человек в иерархии «Фронта» и Маурисио Эрнандес Норамбуэна («Рамиро»), соответственно – третий на иерархической лестнице. Следует отметить, что «Челе», благодаря своему положению, имел большое влияние на «Рамиро».

Между двумя фракциями находился Гальварино Апабласа, «Сальвадор». По словам одного из бывших офицеров FPMR, Апабласа всё ещё продолжал оставаться главным лидером организации, её духовным вождём, однако в тот момент его тяготили личные проблемы, а кроме того его авторитет был сильно подорван новыми элементами, инкорпорированными в военный аппарат после раскола.

«Сальвадор» воплощал в себе прослойку исторических командиров организации, тех, кто вышел из рядов Вооружённых Сил Кубы; тех, кто был наиболее дисциплинирован и подготовлен; тех, кто взял на себя руководство «Фронтом» после разрыва с Коммунистической Партией в 1987 году. В противоположность этому, в организации всё больший вес набирало новое поколение, к которому относился и «команданте Рамиро» - комбатант, сформированный в Чили и вступивший в FPMR только в 1984 году.

В феврале 1991 года процесс «Национального Совещания» был завершён. В итоге, были получены следующие результаты: трое командиров выразили желание сложить оружие, двое других решили продолжать линию «Патриотической Национальной Войны». Между ними находился «команданте Сальвадор», чья позиция была весьма эклектичной.

В связи со сложившейся ситуацией, ради того, чтобы избежать нового раскола, «Сальвадор» принял решение подготовить документ с окончательной позицией организации, который должен был быть обсужден и принят на внеочередной расширенной сессии структуры.

По словам бывшего «френтиста», другой член верхушки FPMR проживавший на Кубе до 1994 года, так же мучился сложившейся дилеммой. Речь идет об Иване Фигероа Аранеда, «команданте Грегорио», бывшем офицере ВВС Чили, занимавшем в цепи «Фронта» четвёртое место, который, в конце концов, после заочных споров с главарями милитаристов, склонился в пользу разоружения. В 1995 году, по возвращении на родину, Фигероа был убит с санкции «команданте Рамиро», обвинившем его в предательстве.