Страницы

воскресенье, 9 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Пересекая Америку



12.3. Пересекая Америку

Долгое время никаких вестей о беглецах не было. Лишь спустя два месяца Маурисио Эрнандес Норамбуэна по электронной почте направил письмо на один из сайтов, посвящённый политическим заключённым. «Не было иного пути, кроме как по воздуху», - такова была первая фраза послания «Команданте Рамиро», полученного чилийцем Элиасом Летельером, администратором интернет сайта. «Рамиро», появившийся из ниоткуда, дерзко заявил, что «наше отсутствие в «китайском квартале» (так на жаргоне заключённые называли секцию для содержания пожизненно заключённых) является постоянным символом того, что не существует никаких «технических» преград для того, у кого ещё остались совесть и достоинство».


«Рамиро» не раскрыл секрета своего нынешнего пребывания, указав в заключении, что он находится «где-то на другой стороне жизни». Командир сообщил, что перед его внутренним взором постоянно мелькают лица товарищей, с которыми он в течение долгих лет сражался спина к спине, и что он готов продолжать борьбу ради них.

«Нет сомнения, что находящиеся в бедственном положении сегодня, они вновь будут возвращены к жизни с помощью нашей воли», - решительно провозглашает он.

В конце письма, «Рамиро» заявил, что «моя встреча со свободной землёй, хотя и была связана с болезненным ударом, была как второе рождение, поскольку две минуты полёта были похожи на маленькую жизнь, с её страданиями и счастьем».

Несмотря на дерзкий побег на вертолёте из тюрьмы строгого режима, прошедший довольно просто, нелегальный выезд из страны для четырёх «френтистас» был не так лёгок. Эксперты полицейской разведки утверждают, что после посадки в Парке Бразилии четыре ячейки FPMR взяли на себя задачу сокрытия беглецов в безопасных домах, специально арендованных для этих целей.

Несмотря на некоторый успех в этом деле, «френтистас» были ещё очень далеки от полной безопасности. Несомненно, им необходимо было выехать из Чили. По мнению следователей, для этого «френтистас» имели как минимум три возможных варианта нелегального пересечения границы. Перевал Икальма, близ вулкана Лонкимай в IX Регионе, и Пунтас Неграс в Антофагасте являлись возможными путями в Аргентину, в то время как север Арики рассматривался как способ добраться до Перу.

Наиболее вероятной полиция рассматривала версию перехода в Аргентину через перевал Икальма. Возможно, «френтистас» приехали на белом «Пежо», который, минуя все полицейские посты, прибыл сюда 3 января, т.е. спустя четыре дня после побега.

Автомобиль был снабжён пуленепробиваемыми стёклами, приобретёнными в магазине в столичном квартале Падре-Лас-Касас. Именно здесь были составлены первые фотороботы возможных членов команды поддержки FPMR.

Специальная группа детективов, занимавшаяся расследованием дела о побеге, прибыла в середине января в IX Регион. Сыщики проводили опросы населения, демонстрировали фотороботы, однако, больших результатов они не добились.

Некоторые источники указывают, что полицейские наконец получили подтверждение о переходе границы беглецами именно в этом месте. Но, в любом случае, было уже слишком поздно.

Хотя чилийская полиция не смогла задержать беглецов, нужно отдать ей должное: следствие шло за ними буквально по пятам. И, несмотря на отрицательные результаты, полученные в ходе расследования, сыщики продолжали копать землю носом, доходя до того, что специальные силы были направлены Испанию, Ирландию и некоторые страны Южной Америки для того, чтобы доказать гипотезу о международной поддержке, оказываемой «Фронту» со стороны ЭТА, ИРА и ФАРК. Таким образом, детективы узнали, что «френтистас» двигались на север по территории Аргентины разными путями.

Почти через три месяца после побега, передвигаясь отдельно друг от друга, пути беглецов наконец сошлись на территории Бразилии. Узнав о том, что эта страна является транзитной точкой в движении на север, чилийские спецслужбы тотчас же предупредили своих бразильских коллег и Интерпол. Однако, оба агентства не смогли предоставить какой-либо стоящей информации о местоположении разыскиваемых.


По поддельным паспортам, - и всегда отдельно друг от друга, - «родригистас» покинули Бразилию, вылетев в Мехико. Видимо, здесь в последний раз состоялась встреча всех четверых, потому что с этого момента пути их окончательно разделяются: Ортис уезжает в Швейцарию в компании женщины, которая ждала его в Мексике, а Эрнандес, Пальма и Муньос отправляются на Кубу.

Наиболее «безобидным» из всех четверых, являлся Патрисио Ортис Монтенегро, который обвинялся лишь в участии в различных «подрывных действиях», вооружённых грабежах и нападениях, которые он осуществлял, главным образом, совместно со своим братом Педро Альберто, убитым в ходе попытки побега в 1992.

Практически в первые дни после побега, как рассказывает сам Ортис находясь в своём швейцарском доме, которые были проведены беглецами в убежище в нескольких кварталах от места посадки, все они были разделены и покинули страну разными путями. Он вспомнил, что за время своего анабазиса, он посетил пять стран, прежде чем добрался до Бразилии, где должен был вступить в контакт с представителями зарубежной структуры «Фронта». Однако, судьба сыграла против него, и встреча не состоялась.

«Я попытался передать сообщение товарищам, но ничего не вышло», - говорит он. И несмотря на использование сигналов срочной помощи, организация его игнорировала. Мысли в голове проносились вихрем. Тишина со стороны «Фронта» могла обозначать лишь одно – за её членами следят. «Я думаю, у них была проблема с наружкой», - предполагает Ортис.

Напряжение возрастало. Он понимал, что любая его ошибка будет стоить очень дорого как для него самого, так и для его товарищей. Но он был в одиночестве в неизвестной стране, с непонятным языком, не имея никаких ресурсов для выживания. И тогда он решил связаться со своими братьями, бежавшими в Швейцарию ещё в 1973 году, сразу же после переворота.

«У меня не было другого выбора. И я решил, что моё решение ехать в Швейцарию никак не может плохо повлиять на положение остальных троих товарищей».

Осторожно он вышел на связь со своим братом в Швейцарии и в июле 1997 года прибыл сюда, запросив статус политического беженца. Он гулял на свободе почти месяц, но потом был арестован по требованию правительства Чили, требовавшего его экстрадиции. Несколько кампаний солидарности, проведённых левыми по всему миру, а так же натиск международных гуманитарных организаций сделали своё дело – спустя год швейцарское правосудие официально отказало Чили в выдаче Ортиса, и он, наконец, получил свободу. Хотя, его статус остался временным. В течение долгого времени он был под пристальным контролем полиции, докладывавшей своим чилийским коллегам о каждом шаге бывшего комбатанта FPMR.

«В это время было невозможным поддерживать хоть какие-либо связи с моими товарищами. А после я уже и не хотел налаживать эти контакты», - утверждает он.

Его странное появление в Швейцарии вызывает, однако, предположение о конфликте между беглецами. В Чили средства массовой информации утверждали, что Ортис целенаправленно разорвал связь с «Фронтом», выбрав собственный путь. Сам бывший «френтист» подтверждает информацию о своих политических противоречиях с организацией, однако говорит, что они никогда не перерастали в открытый конфликт: «Я никогда специально не рвал связи с организацией, это уже домыслы журналистов»