Страницы

пятница, 16 сентября 2011 г.

БИТВА В МОНТЕ ЧИНГОЛО



Иногда производятся попытки сравнить сугубо спорадические вспышки политического терроризма в Европе с той затяжной партизанской войной (а это действительно было войной в прямом смысле слова), - в горах и в городе, - которую вели левые революционеры в Аргентине в течение 70-х годов. Такое сопоставление изначально весьма несостоятельно, поскольку не учитывается качественная и количественная характеристики: если Старый Мир лишь время от времени потрясали вооружённые действия, главным образом, небольшого масштаба, то для Аргентины на протяжении долгих лет «революционная борьба» подчас громаднейшего размаха стала обыденным и каждодневным явлением общественной жизни. Кроме того, мы не можем вспомнить в Европе ни одной «освобождённой зоны» или «зоны доминирования», в которых революционеры действовали как хотели; в Европе не было масштабных атак на военные гарнизоны и других подобных же акций «открытой» войны, которые в Аргентине осуществлялись с завидным постоянством.


Действительно, две наиболее мощные структуры аргентинской герильи – ERP и Montoneros, чьи военные операции и боевые демонстрации во много раз превосходили акции колумбийских FARC или уругвайских «Тупамарос» (лишь перуанский «Светлый Путь» в момент своего расцвета смог приблизится к военному потенциалу аргентинских организаций), были способны осуществлять нападения на военные гарнизоны и расположения вооружённых сил, атаковать военные суда и самолёты, оккупировать целые города, штурмовать полицейские участки и комиссариаты… Подобных операций аргентинскими вооружёнными организациями в течение 70-х годов были проведены десятки, если не сотни. И лишь нападение на казармы в Ла Табладе в начале 89 года окончательно поставило точку в истории проведения акций подобного типа, наиболее масштабной из которых, без сомнения, является операция в Монте Чинголо.

В городке Монте Чинголо, входящем в зону Ланус (юг Большого Буэнос-Айреса), и расположенном в 70 километрах от Федеральной Столицы, 23 декабря 1975 года разыгралась грандиозная битва между боевыми расчётами ERP, поддержанными некоторыми группами Montoneros, и представителями вооружённых сил и полиции, после того, как «перетистас» в рождественский сочельник попытались захватить расположенный тут же оружейный склад «Доминго Вьехобуэно», охранявшийся 601 Батальоном.

Перед этой акцией, PRT-ERP сконцентрировала в окрестностях городка свои ударные силы, собранные из различных зон страны:

Городской Батальон «Хосе де Сан Мартин» (Тукуман);

партизанская группа «Герои 1917 года»;

партизанская группа «Герои Трелева»;,

партизанская группа «Решительные из Кордобы» (знаменитая своим нападением на кордобский гарнизон Батальона связи);

партизанская группа «Бой у Сан Лоренсо» (хорошо известная в Санта Фе за счёт успешного налёта на местную воинскую часть и оружейный завод);

несколько членов разгромленной партизанской группы «Рамон Роса Хименес» (организовавшей «свободную зону» в горах Тукумана);

а так же несколько боевых расчётов Montoneros, чьё участие в операции так и не было публично раскрыто.

Чтобы отвлечь внимание и затормозить продвижение репрессивных сил, которые неизбежно направятся к казармам как только поступит сигнал тревоги, руководство ERP планировало с помощью своих милицейских сил осуществить серию одновременных отвлекающих акций в различных частях Большого Буэнос-Айреса: начиная от Риачуэло и до самого Гоннета и Арана в юрисдикции Ла Платы, должны были быть перекрыты мосты Пуэйредон, Бош, Викторино де ла Пласа, Урибуро и Де Ла Нориа. Баррикады и барьеры (сопровождавшиеся обстрелами и вооружёнными атаками) полностью блокировали дорогу Синтура через реку Матанса, а так же некоторые улицы Кильмеса, Ломас де Самора, Паско и нескольких участков трассы Генерал Белграно. Очевидно, столь масштабная разработка операции давала боевикам абсолютную уверенность в том, что все ближайшие дороги находятся под их контролем, и вооружённым группам не составит никакого труда приблизиться к объекту атаки, а затем, различными путями, отступить в сторону Федеральной Столицы.



Помимо поджогов коммерческих контор, возведения баррикад и барьеров из перевёрнутых общественных автобусов с простреленными шинами, в виде поддержки операции, - дабы ввести власти в заблуждение об истинных намерениях герильи, а так же посеять панику и неразбериху, - боевыми расчётами ERP незадолго до генеральной акции были атакованы казармы 7 Пехотного полка в Ла Плате и региональный отдел полиции № 2 в Ланусе.

Кроме того, в дополнение к контрольному посту, организованному для отслеживания и перекрытия  въезда и выезда из Монте Чинголо, боевиками PRT-ERP загодя был так же организован наблюдательный пункт в виде лотка с рождественскими сладостями, расположившийся аккурат напротив казарм.

Атака началась в 18:50 23 декабря 1975 года в момент, когда солдат, сменивший часового, готовился закрыть ворота. Но прежде чем он смог это сделать, тяжёлый грузовик, неспешно гремящий по дороге, сделав внезапно резкий поворот, протаранил ворота, при этом серьёзно ранив призывника, и открыл, таким образом, доступ в казармы. После грузовика, в ворота гарнизона въехали девять других автомобилей, построившихся «веером» перед зданием охраны, до которого оставалось около 250 метров.

Во время въезда этих десяти машин, солдат (он будет позже награждён), несмотря на свои ранения, полученные в ходе тарана ворот, открыл огонь в сторону одного из автомобилей, направлявшегося к радиоантенне, с целью её уничтожения для того, чтобы прервать коммуникацию воинской части с округом. Таким образом, ему удаётся спасти радиопередатчик. Начинаются активные боестолкновения между атакующими и защитниками казарм, которые были в подавляющем меньшинстве в связи с отъездом большей части служащих гарнизона по домам для празднования Рождества. В течение двух с половиной часов, во время которых шло генеральное сражение за казармы (второстепенные бои длились ещё всю следующую ночь), призывник-радист не прекращал вещания даже после того, как боевики ERP ворвались в его рубку.

Напарник радиста сумел оттеснить герильерос к боковой двери, где в ходе отчаянного ближнего боя ему удалось убить одного из нападавших, несмотря на полученное ранение руки. В этот момент ещё один партизан попытался проникнуть в рубку через другой вход, но путь ему преградил солдат-призывник Роберто Кабальеро, тотчас же застреленный. Раненый в руку его товарищ, не способный более держать оружие, схватив молоток, в отчаянной попытке набросился на злоумышленника и, после долгой борьбы, сумел забить его насмерть, за что был награждён медалью за храбрость.

Ещё две попытки уничтожить радиорубку были предотвращены ценою своей жизни сержантом Роке Кармело Систерна, сумевшим остановить два автомобиля боевиков ERP.

В здании охраны ещё один сержант с помощью нескольких солдат организовал отчаянное сопротивление, окончившееся лишь когда здание было превращено в руины.

Один из новобранцев, сидевший в гарнизонной тюрьме за дезертирство, самолично попросился в бой и заработал орден за то, что, проползя более ста метров под шквальным огнём, он смог подобрать ключи от оружейного склада, оброненные кем-то из офицеров в пылу сражения. Этот поступок действительно спас жизни оборонявшимся в здании: когда у атакующих кончились патроны, они просто не смогли взломать железную дверь оружейного склада.

Попытавшись забросать здание гранатами, боевики ERP не заметили, как державший оборону сержант, успел выйти с несколькими солдатами и подобраться вплотную к нападавшим. В ходе ближнего боя, атакующие окончательно были откинуты от здания охраны.

В другом секторе казарм группа солдат под командованием офицера Особого отдела более двух часов сдерживала натиск шести моторизированных команд «перетистас».

Отдельно от десяти автомобилей и многочисленных пеших пикетов боевиков, в казарму ворвалась ещё один моторизированный расчёт, чьей главной целью являлась атака на два оружейных склада и изъятие оружия и боеприпасов. Однако штурм складов захлебнулся, а затем, в столкновении с бойцами армейского поста «Гальпонес», группа была практически уничтожена и лишена всех транспортных средств.

Короче говоря, через два часа после начала атаки боевики ERP, имевшие изначально численное преимущество, уже сражались одновременно с солдатами 6 Пехотного батальона, а так же с прибывшими по тревоге, несмотря на все выставленные преграды, силами Национальной Жандармерии, Федеральной и Провинциальной Полиции и 3 Батальона Морской Пехоты. Кроме того, над местом боя кружили четыре самолёта ВВС, поднятые по тревоге в связи с информацией о возможном прибытии к партизанам подкрепления с воздуха (как это не удивительно, но герилья так же обладала самолётами: например, в ходе нападения на казармы в Формозе Montoneros использовали для отхода два собственных борта).

В многочисленных боях того дня было убито более сотни боевиков «Народной Революционной Армии» (65 человек погибли непосредственно в казармах, ещё около 40 либо нашли смерть в ходе отступления, либо, будучи схваченными, были расстреляны на месте солдатами без суда и следствия). Выжившие пытались скрыться на автомобилях; группой герильерос с помощью баррикад на улице в Паско был остановлен и захвачен поезд, следовавший по маршруту Солано-Авельянеда. Отход сопровождался вооружёнными столкновениями, результатом которых стали многочисленные погибшие и раненые сотрудники правопорядка. Лейтенант Примеро Спинаси был награждён посмертно: на глазах своих изрядно струсивших подчинённых, он в одиночку атаковал группу партизан на мосту через ручей Лас Пьедрас.



В этот сочельник перед Рождеством 1975 мало кто мог уснуть в густонаселённых пригородах между Буэнос-Айресом и Ла Платой, где партизаны неистово сражались в бесчисленных боях, прежде чем раствориться среди мирного населения. Но в дома, где укрылись герильерос, врывалась полиция, и сражения начинались вновь.

Настоящая битва, - исходя из масштаба и интенсивности произошедшего, - подорвала силы PRT-ERP. Военный и милицейский аппараты партии понесли гигантские потери. Спустя шесть месяцев по революционной организации был нанесён ещё один удар, оказавшийся смертельным: 19 июля 1976 года в ходе штурма конспиративной квартиры во Флориде (пересечение Панамериканского шоссе и проспекта Генерал Пас) был убит бессменный руководитель PRT-ERP Марио Роберто Сантучо («Робби» или «Команданте Карлос»), его подруга и его ближайшие помощники.

С этих пор, и на протяжении последующих нескольких лет, активность марксистских партизан ERP неуклонно падала. Впоследствии, многие из них присоединились к другим революционным секторам: «Армии Монтонеро» (фактически принявшей марксизм и, помимо террористической деятельности внутри Аргентины, отправлявшей своих бойцов на помощь «братьям по оружию» в Анголу, Никарагуа, Чад, Зимбабве-Родезию, Палестину, Эль Сальвадор), маоистской «Народной Армии Освобождения» - (Ejército Popular de Liberación, созданной Коммунистической Марксистско-Ленинистской Партией) и троцкистским «Красным Бригадам», сформированным «Коммунистической Организацией Рабочая Сила» (Organización Comunista Poder Obrero).