Страницы

пятница, 9 сентября 2011 г.

БАКУРИ - БРАЗИЛЬСКИЙ ПАРТИЗАН


Жеокаж Ли Меди

Четыре десятилетия минуло с тех пор, как страну потрясла кратковременная вспышка городской партизанской войны, однако отголоски тех лет до сих пор тревожат общество и не дают закрыть одну из самых печальных страниц новейшей истории Бразилии. Фигура партизана, превращённого пропагандой военного режима в «безжалостного террориста» и «убийцу», по-прежнему является больным вопросом политической истории страны. Герои для одних, и террористы для других, партизаны вошли в историю как загадочный символ политического насилия, подстрекатели к революции, которая так и не состоялась, мученики за идею, которая умерла в современном мире.

В контексте вооружённой борьбы в Бразилии, фигура партизана в большинстве своём имеет крайне неопределённые, спорные формы. Военный режим однозначно называл всех вооружённых оппозиционеров «террористами». После окончания военного правления, некоторые из партизан были «оправданы историей», другие пришли к власти, третьи же остались навечно проклятыми. Эдуарду Коллен Лейте, «Бакури», один из тех, кто до сих пор проклинаем. Его тяжёлая смерть после многомесячных пыток считается самым страшным примером преступлений военной хунты.


Эдуарду Лейте был одним из наиболее известных активистов левых организаций, сопротивлявшихся военному правлению. Энергичный, склонный к насилию и целеустремлённый, он был надёжным товарищем в деле реализации многочисленных революционных акций: ограблений банков, нападений на полицию, похищений людей. «Бакури», как его называли друзья, являлся идеальным исполнителем «грязной части» городской партизанской войны. Не боясь ничего, он сражался с оружием в руках, и погиб, наряду с Карлусом Маригеллой и Карлусом Ламаркой – двумя другими навечно проклятыми герильерос.

Эдуарду Лейте, как и Ламарка, оставался загадкой для тех немногих товарищей, кто был с ним рядом. И, как и смерть Ламарки, гибель «Бакури» осталась, в общем то, незамеченной. Осталось лишь субъективное восприятие этого человека обществом: ненависть, страх, непонимание… На нём было поставлено клеймо – общество не могло простить ему тех актов насилия, которые он совершал во имя мёртвой идеологии. Но реальность такова, что «Бакури» являлся частью исторического момента; он далеко не мученик, а жертва своего времени, жертва системы, выстроенной Холодной войной. Он бросился сломя голову по пути, ведущему в никуда. Взял в руки оружие, грабил банки, убивал, похищал, добывал деньги, предназначенные для выживания ячеек организации и других товарищей. Герой или террорист – только время может рассудить. «Бакури» - человек, который стал революционным боевиком, и который жил и страшно умер во имя революции.

Эдуарду Лейте и его эпоха

Эдуарду Коллен Лейте родился 28 августа 1945 года в Кампу Белу, штат Минас-Жерайс. В год, когда подошла к концу не только Вторая Мировая война, но и режим «Нового Государства» в Бразилии. В течение нескольких последующих лет страна медленно будет идти к демократии. Новая Конституция, принятая в 1946 году, наконец дала возможность действовать легальными методами старым врагам бразильской элиты – коммунистам. Бразильская Коммунистическая Партия вышла из многолетнего подполья и плавно интегрируется в политическую жизнь. Но «демократическая весна», в течение которой рос Эдуарду Лейте, мало-помалу теряла свои жизненные силы, из-за перманентно нависавшей над страной опасностью правого переворота.

Не успели отгреметь последние залпы Второй Мировой, как мир вступил в новую, Холодную войну, разделившую земной шар на два непримиримых лагеря: капиталистический, во главе с США и странами Западной Европы, и социалистический, во главе с СССР. Новые политические тенденции заставляли правительства всех стран мира делать выбор – на чьей стороне они стоят. Бразилия, вошедшая в лагерь североамериканцев, в 1947 году начинает сворачивать демократический процесс – БКП вновь запрещена и уходит в подполье.

Несколько позже Эдуарду вместе с родителями переезжает в Сан-Паулу, где он живёт как обычный подросток – не касаясь политики и идеологии. В отличие от других бразильцев, принимающих весьма активное участие в политической жизни страны. Никогда ещё Бразилия не видела таких мобилизаций, как в тот период, окончившийся переворотом 1964 года. Крестьянские лиги, профсоюзы, студенческие организации, - короче говоря, все, кто тем или иным образом относился к левому лагерю, - претендуют на занятие политического поля, создавая большие неудобства для бразильской элиты.

На международной арене Кубинская революция, свергнувшая режим коррумпированных проамериканских олигархов, освещает путь для всей Латинской Америки, изнывающей под гнётом диктатур горилл. Опасаясь превращения Бразилии во вторую Кубу, правые и праваки находятся в состоянии постоянной боевой готовности. Аграрные и социальные реформы, предложенные прогрессивным правительством Жуана Гуларта, окончательно приводят правых к выводу, что в стране установлено синдикалистское левое правительство. Призрак коммунистического террора был использован в агитационной борьбе против левых и служил для привлечения симпатий среднего класса, мелкой буржуазии и военных.

Бразильская молодёжь, к которой и принадлежал Эдуарду Лейте, в 60-е годы, как и везде в Латинской Америке, была подвержена многочисленным и противоречивым политическим тенденциям: китайский маоизм, кастризм, романтический революционный идеализм Че Гевары, троцкизм, сталинизм, советский реформизм… Короткий период «полудемократии», в котором выросли и жили такие как «Бакури», был окончательно закрыт лязгом танковых гусениц и щёлканьем винтовочных затворов тем чёрным 1 апреля 1964 года. Слишком поздно эти молодые люди, привыкшие к открытым политическим дебатам и некоторой свободе последних 15 лет, осознали, что место, которое их родина занимает в мире, кардинально изменилось.

Очень скоро Эдуарду Лейте присоединяется к внепарламентским левым. Ему было всего 18 лет, когда произошёл военный переворот, сместивший правительство Гуларта. Как и большинство молодых людей того времени, он считал, что марксизм-ленинизм способен разрешить проблемы не только Бразилии, но и всей Земли, и что старый мир должен быть уничтожен во имя нового социалистического строя всеобщей справедливости. Отвергая диктатуру элит, экономически ориентирующихся на узкие слои общества, «Бакури» принимает концепцию диктатуры пролетариата, несмотря на всю её ошибочность. Таким образом, он присоединяется к левой организации «Рабочая Политика» (Política Operária – POLOP).

Псевдоним «Бакури»

Будучи гражданином Бразилии времён военного режима, в 1967 году Эдуарду был призван в армию, где служил в 7 Гвардейском полку, а так же в охране Военного Госпиталя в Камбуси, центральный регион Сан-Паулу. К тому времени, вооружённые силы были практически очищены от левой, исторически традиционной офицерской прослойки.

Ошибка в оценке опасности военного переворота, допущенная Бразильской Коммунистической Партией, отсутствие народной мобилизации во время контрреволюционного путча, реформистские и соглашательские позиции БКП, внутренняя борьба за посты в Центральном Комитете: всё это привело к отторжению от официальной компартии большого числа активистов и симпатизантов, примкнувших к другим, более радикальными и последовательным левым группам.

В 1968 году Эдуарду Лейте присоединяется к «Народному Революционному Авангарду» Карлуса Ламарки. Именно здесь он впервые проявляет себя как дерзкий и бесстрашный боец, на голову превосходящий остальных по эффективности исполнения самых сложных задач городской партизанской войны.

Стремясь избежать идентификации правоохранительными органами, Эдуарду начинает использовать псевдоним «Бакури» (бразильский фрукт, произрастающий в амазонской сельве). Он забрасывает все свои увлечения и работу телефонным техником, полностью уходя в подполье, становясь профессиональным революционером. «Бакури», которой с человеческой точки зрения был описан товарищами как дружелюбный парень с хорошим чувством юмора, с военной точки зрения представлял собой безжалостного и неустрашимого политического солдата. В конечном итоге, он становится живой легендой среди бразильских левых партизан.

Нападения и убийства

1968 стал годом громадных студенческих манифестаций по всему миру, пражской весны и активных народных мобилизаций в Бразилии. С 1964 года впервые недовольный народ и военная диктатура столкнулись лицом к лицу. Ответ правительства был мгновенным – принят Учредительный Акт № 5 (Ato Institucional número 5 - AI-5), отменявший принцип неприкосновенности личности, дающий право роспуска парламента и запрета партий, ареста подозреваемых «врагов национальной безопасности». Политический режим был ужесточён, не осталось никакой надежды на демократизацию и восстановление гражданских свобод.

Таким образом, утеряв посредством принятия AI-5 последние надежды, левые решают, что единственным решением проблемы военной диктатуры является вооружённая борьба, которая смогла бы привлечь массы, сокрушить реакцию и создать условия для свершения пролетарской революции.

Отсутствие минимальной базы для построения вооружённого аппарата, стимулирует многочисленные левые организации к осуществлению вооружённых ограблений, коими и отметился весь 1968 год.

В следующем году правительство осознало, что повлекло за собой принятие AI-5. Это был самый тяжёлый для военной диктатуры год.

В апреле 69 «Бакури» покидает VPR, чтобы основать собственную вооружённую группу «Демократическое Сопротивление» ( Resistência Democrática – ReDe). Он и его структура быстро выделяются на фоне других городских герильерос. Спланировавший и лично возглавивший десятки ограблений банков, супермаркетов и бронированных автомобилей, он чудесным образом избегает ловушек, расставленных полицией. Боевая репутация растёт и вскоре его авторитет распространяется на весь левый подрывной лагерь. Стены бразильских городов обклеены десятками тысяч плакатов о розыске, где портрет «Бакури» красуется рядом с фотографией другого наиболее разыскиваемого террориста – Карлуса Маригеллы. Эдуарду Лейте превращается в легенду, его имя приводит в беспокойство и шок сотрудников правоохранительных органов.

Операции по ограблению банков и супермаркетов всегда связаны с большими рисками – жертвами могут стать как обычные граждане, так и сами грабители. Убийства невиновных людей никогда не являлись целью городских герильерос, однако сами они, в ходе актов насилия, не могли гарантировать безопасность никому. Налёты обычно проводились с целью добычи денег для продолжения вооружённой борьбы, для оказания финансовой поддержки товарищам, живущим в подполье и не имевшим средств к существованию. А в такие моменты голод мог стать более сильным фактором, чем идеология.

«Бакури» превратился в настоящего профессионального грабителя, эффективно исполнявшего свои задачи, не чураясь при этом проявлений крайнего насилия, что усилило его репутацию «опасного террориста».

Среди смертей в ходе ограблений, к которым прямо или косвенно имел отношение Эдуарду Лейте, можно выделить следующие:

- Абеларду Роза Лима, солдат Военной Полиции штата Сан-Паулу, застреленный в ходе попытки ограбления супермаркета «Peg-Pag» 6 октября 1969 года. Данную операцию совместными силами проводило «Демократическое Сопротивление» и «Революционное Движение Тирадентис»;

- Орланду Жиролу, руководитель финансового агентства «Bradesco» в Сан-Паулу, убитый в ходе ограбления, осуществлённого «Бакури» совместно с лидером MRT Деваниром Жозе де Карвалью;

- Жуан Батиста де Суза, охранник представительства табачной компании «Souza Cruz» в Камбуси, Сан-Паулу, убитый лично Эдуарду в ходе ограбления, вновь осуществлённого совместными силами ReDe и MRT.

Участие в двух похищениях

Похищение американского посла в Бразилии Чарльза Берка Элбрика, проведённое в сентябре 1969 года «Национально-Освободительным Действием» и «Революционным Движением 8 октября», закончилось освобождением в обмен на жизнь дипломата нескольких политических заключённых. Успех операции вдохновил бразильских партизан на продолжение подобной практики.

В дополнение к ограблениям банков, похищения должны были стать способом освобождения арестованных товарищей, которые, подвергаясь в тюрьмах пыткам, потенциально представляли опасность для вооружённых структур, в случае, если заключённый не выдерживал издевательств и выдавал властям какую-либо информацию. Освобождение тех, кто ещё не был сломлен, имело и другую цель – привлечь внимание на международном уровне к проблеме заключённых оппозиционеров, а так же наглядно продемонстрировать, с помощью живых свидетелей, преступность режима, прибегающего к систематическим пыткам и истязаниям.

Боевой опыт «Бакури» сделал его идеальным кандидатом для организации и руководства новыми похищениями. Вместе со своей женой, Дениз Криспин, он активно участвовал в похищении японского посла в Сан-Паулу Нобуо Окуси. VAR-P, ReDe и MRT исполнили эту операцию 11 марта 1970 года. Переговоры с правительством закончились освобождением пяти политических заключённых.

11 июля 1970 года, в самый разгар чемпионата мира по футболу, проходившего в Мексике, «Бакури» возглавил группу, взявшую в заложники посла ФРГ Эренфрида фон Холлебена. Непосредственно в ходе операции Эдуарду Лейте тремя выстрелами в упор убивает агента федеральной полиции Суза Режиса. Именно это безжалостное убийство вызвало всплеск ярости среди сотрудников репрессивных структур, которые с этого момента прикладывали все силы к поимке лидера «Демократического Сопротивления». Альфреду Сиркис, один из похитителей, впоследствии вспоминал, что «Бакури» шёл на операцию с открытым лицом, нарушая все правила конспирации. Захват немецкого дипломата закончился высылкой из страны сорока заключённых, принадлежащих к различным левым вооружённым группам.

Политические заключённые, освобождённые в обмен на жизнь немецкого посла


«Бакури» освобождает беременную жену

Путь герильи пролегает только в одном направлении. Вперёд. Возвращения нет. Присоединившись к организации вооружённой борьбы, человек автоматически становился террористом. Попав в лапы к властям, задавленный Учредительным Актом № 5, он не обладал неприкосновенностью личности, не имел права на суд присяжных, и мог быть приговорён к смертной казни, в случае, если его действия несли угрозу для национальной безопасности, то есть, непосредственно для военного режима.

С распадом «Демократического Сопротивления» весной 1970 года, Эдуарду Лейте и его жена присоединяются к «Национально-Освободительному Действию». Здесь «Бакури» руководит ударной боевой «Командой имени Карлуса Маригеллы».

15 июля 1970 года участница ALN Анна Бурстин должна была встретиться с товарищем на заранее определённой «точке». Как и было обговорено, она прошла через один из отделов магазина «Mappin», взяв несколько косметических средств. Её нервозность привлекла внимание охранника, который, когда девушка подошла к кассе, попросил открыть сумку. Доставленная в комнату охраны, Анна запаниковала: в сумке находился пистолет – достаточная улика для того, чтобы быть обвинённым в «подрывных действиях» и получить срок на всю катушку. Поэтому, открыв сумочку, девушка выхватила револьвер «Таурус» 32 калибра и, выстрелив в охранника, бежала. Пулевое ранение в ногу вызвало обильное кровотечение, в результате чего страж магазина скончался. Анна Бурстин была арестована на следующий день, газеты сообщили, что задержана участница ALN, пытавшаяся украсть сумку из магазина. Подвергнутая интенсивным и непрерывным пыткам в течение восьми дней, девушка выдала адрес конспиративной квартиры, на которой скрывался «Бакури».

В результате, его беременная жена Дениз была арестована. Отказавшись давать показания, она была доставлена в женскую тюрьму. Немного позже, узнав о том, что жена подвергается пыткам, Эдуарду Лейте позвонил командующему Второй Армией и сообщил, что Дениз Криспин была арестована DOI, и если что-нибудь случиться с ней или с её ребёнком, командующий Второй Армией будет убит. Но военные поначалу не придали никакого значения телефонным угрозам, и лишь после того, как боевик ALN Карлус Эужениу Паз позвонил генералу и сообщил ему детали его же распорядка дня, намекнув, что вскоре он может быть застрелен, командование начало предпринимать меры. Под давлением военных, полиция начала переговоры с «Бакури» об освобождении его жены. Дениз Криспин была отпущена в обмен на гарантии безопасности жизни армейского генерала. Это была последняя победа бразильского партизана «Бакури» над диктатурой. С этих пор репрессивные органы лишь усилили розыски революционера, намереваясь поквитаться с ним за все свои страхи и унижения.

Анонсированная смерть

Когда левый революционный лагерь проводил подготовку к похищению трёх дипломатов, намереваясь освободить из тюрем сразу две сотни своих товарищей, «Бакури» в ходе оперативно-следственных мероприятий был арестован полицией. Он был схвачен 21 августа 1970 года в Рио-де-Жанейро специальной командой Сержиу Параньоса Флёри, хорошо известного мясника застенков диктатуры.

Следующие 109 дней Эдуарду Лейте подвергался непрерывным пыткам – сотрудники репрессивных органов вымещали на нём свою злость, полностью изуродовав тело арестованного. Несмотря на то, что мы говорим о самом страшном примере применения издевательств (из известных) со стороны властей, «Бакури» мужественно перенёс все пытки, так и не выдав властям ни одного из своих товарищей.

Сначала его поместили в тюрьму «Сенимар» в Рио-де-Жанейро. Политическая заключённая Сесилия Коимбра, видевшая его там, вспоминала, что уже тогда он был совершенно изуродован физически, практически не мог двигаться.

Позже он был перевезён из тюрьмы в частный дом, превращённый специальным отделом Центра Внутренней Защиты в секретную базу «допросов с пристрастием». Крики «Бакури», непрерывно доносившиеся из дома, привлекли внимание соседей, которые, испугавшись, вызвали полицию. Приехавшие сотрудники, убедившись, что все, в общем-то, в порядке, тем не менее попросили Сержиу Параньоса изменить место истязаний. Эдуарду Лейте перевезли обратно в «Сенимар», откуда, чуть позже, он был отправлен в отделение № 41 районной полиции Сан-Паулу – логово офицера Флёри.

Пытки продолжились. «Бакури» перевозили с места на место: вскоре он снова возвращается в Рио-де-Жанейро, где его пытают до сентября. В середине месяца он отправлен назад, в Сан-Паулу. Из местной тюрьмы его доставляют в штаб-квартиру DOI-CODI.

В октябре Эдуарду вернулся в тюрьму Сан-Паулу, откуда его переводят в специальный изолятор Департамента Общественного и Политического Порядка (DOPS), где он содержится в камере №4 «мертвого коридора», составленного из изолированных клеток, предназначенных для наиболее опасных преступников страны. Именно здесь он проведёт свои последние недели. Арест «Бакури» по-прежнему скрывается от общества, специальная полиция, физически изуродовавшая бывшего террориста, рассчитывает поэффектней обставить его смерть.

23 октября того же года арестованный Жоаким Камара Феррейра, лидер «Национально-Освободительного Действия», умирает в руках палачей. Только через 2 дня полиция объявляет о его смерти прессе. На этом же фоне проходит информация о том, что зловещему маньяку «Бакури», содержащемуся в тайной тюрьме по соображениям безопасности, удаётся бежать. Полиция заявляет, что крайне опасного преступника будут разыскивать всеми силами, и не исключено, что будет применено табельное оружие, так как «Бакури» вооружён и очень опасен. Таким образом, правоохранительные органы анонсируют смерть «Бакури».

109 дней пыток

25 октября 1970 года командир специального отряда полиции, лейтенант Киари в порыве садистской жестокости демонстрирует заключённому партизану газетную заметку, повествующую о его побеге. Политические заключённые вспоминают, как тем же вечером «Бакури», общавшийся с товарищами криком, сообщил, что он уверен в своей скорой смерти.

Получив такое невесёлое сообщение, другие заключённые специального изолятора разработали схему наблюдения за дверью камеры «Бакури», тщетно пытаясь не допустить убийства своего товарища.

Задача незаметного вывоза Эдуарду Лейте из тюрьмы была возложена на начальника службы безопасности изолятора Луиса Гожага дус Сантуса Барбоса, который перевёл его в камеру №1, находящуюся вне поля зрения других заключённых. Петли были смазаны маслом, поэтому скрипа открывавшейся двери никто не слышал. К тому моменту «Бакури» уже официально считался мёртвым, его имя было вычеркнуто из списка заключённых тюрьмы DOPS.

Около часа ночи 27 октября 1970 года в камеру к «Бакури» явились палачи. Так как он к тому моменту из-за непрерывных пыток уже потерял возможность ходить, полицейским пришлось тащить его волоком. Услышав звуки в коридоре, и осознав, что происходит, около полусотни заключённых начали кричать и стучать в двери ногами и металлическими тарелками.

Полицейский, назначенный ответственным за операцию, - Карлиньос Метралья, - рассказывал, что «Бакури» был доставлен в специальный дом, переоборудованный Сержиу Параньосом Флёри для осуществления пыток и тайных казней.

7 декабря 1970 года бразильские герильерос похищают швейцарского посла Джованни Энрико Бухера. Это был конец для «Бакури». Полиция была уверена, что партизаны, знавшие о тайном заточении своего товарища, добавят его имя к списку заключённых, которых необходимо было освободить в обмен на жизнь дипломата. Сотрудники правоохранительных органов, публично заявившие о побеге Эдуарду Лейте, не могли этого допустить.

Элиу Гаспари в своей книге «Вооружённая иллюзия» сообщает, что последние часы своей жизни «Бакури» провёл в военном форте Андрадас, в Гуаруже. Привезённый сюда в холщовом мешке, он был брошен в узкую камеру гарнизонной тюрьмы на пляже в Буэну. 8 декабря несколько военных доставили его в тоннель, ведущий к складу боеприпасов. Солдат Ринальду Кампус де Карвалью встал близ входа в тоннель, куда вскоре прошли два лейтенанта. Они объявили «Бакури», что он должен быть доставлен в военный госпиталь. Солдат, помогавший уже слепому и обездвиженному Эдуарду умыться, вскоре получил приказ отправляться назад. Уходя, он услышал негромкий звук, однако он не знает, был ли это выстрел или удар головой об стену. Через полчаса лейтенанты вытащили из тоннеля холщовый мешок с мёртвым телом внутри. «Бакури» умер после 109 дней агонии.

Официально власти заявили, что Эдуарду Коллен Лейте погиб в перестрелке в Борасейя, на дороге ведущей из Бертиоги в Сан-Себастян, оказав сопротивление при аресте. Для подтверждения мистификации, было даже сфабриковано свидетельство о смерти, подписанное судебными медиками Алоизиу Фернандесом и Десиу Бранданом Камаргу, которые в графе о физических повреждениях указали, что таковых нет. На самом деле, тело, выданное родственникам, было донельзя изуродовано: синяки, глубокие порезы и ожоги, выбитые зубы, порванные уши, выколотые глаза, две пулевые раны в груди и две в голове.

13 января 1971 года после долгих переговоров с правительством, семьдесят политических заключённых, получивших свободу в обмен на жизнь швейцарского посла, поднимаются на борт самолёта, направляющегося в Чили. Не хватало только 71, - партизана «Бакури», чьё имя всё-таки было выставлено в списке требований об освобождении.



«Бакури» - бразильский партизан

Надев на себя одежду городского партизана «Бакури», Эдуарду Лейте выбрал жизнь, полную насилия. Он никогда не сомневался в идеологии, за которую он, и такие же как он, сражались до последней капли крови. Те, кто выжил в тюрьме, видели печальный конец этой идеологии, окончательно рухнувшей после падения Берлинской стены. «Бакури» не видел ничего этого, его идеалы не погибли. Он, и такие как он, знали, что потеряют свои жизни во имя великой и справедливой идеи. Что их смерти не будут бесполезны.

Среди легендарных городских партизан, «Бакури» отображает точный тип идеального герильеро. Карлус Маригелла являлся интеллектуалом, наставником, создателем и стратегом городской герильи. Карлус Ламарка был партизанским командиром, иконой, привлекавший молодых романтиков и революционных идеалистов. «Бакури» был бесстрашным и дерзким рядовым партизаном-исполнителем. Его сила, мужество и упорство сформировали личность, способную убивать без угрызений совести, когда это было необходимо. Как Маригелла и Ламарка, Эдуарду Лейте не мог пережить своё время. Безостановочные нападения спасли от голода и нищеты многих товарищей, находившихся в подполье, похищения вызволили из рук режима уже обречённых на смерть и тяжёлые пытки людей. У «Бакури» не было времени на анализ своих действий с точки зрения революционного идеализма, не было времени для оценки и самокритики того спектакля, в котором он был одним из главных актёров. Самокритика началась гораздо позже – когда окончилась Холодная война и утопия социалистической революции стала очевидной для всех.

Записанные в «террористы» военным режимом, городские партизаны по-прежнему вызывают в бразильском обществе споры и противоречия. Многие бывшие герильерос превратились из «террористов» в «народных мучеников», главным образом – за счёт воззрений тех, кто не понимает сути вопроса герильи в Бразилии. Другие, такие как Жозе Женуину, Франклин Мартинс или Фернанду Габейра пришли к политической власти. Другие вошли в историю как романтики революции: имена Маригеллы и Ламарки, до недавнего времени носившие печать общественного проклятья, сегодня постепенно реабилитируются. Но в этом списке отсутствует имя Эдуарду Лейте, который до сих пор остаётся изгоем и чудовищем. Смело проживший жизнь, не боявшийся ни умирать, ни убивать, будучи подвергнут страшнейшим пыткам, он так и не выдал ни одного из тех, кто доверял ему. Что может быть более справедливым, чем убивать тех, кто без жалости и сожаления пытал твой народ, а в последствии изуродовал и тебя самого?

«Лампиан», «король бандитов» 20-30 годов, был безжалостным мясником, убивавшим абсолютно невиновных людей безо всякой идеологии. Сегодня он является героем фильмов, книг и «народного фольклора». Те, кого убил «Бакури», не имеют ничего общего с теми, кого убил «Лампиан». Бандит и политический партизан – почему оправдан первый, и проклят второй?

Жертвы Лампиана
Эдуарду Коллен Лейте был убит в 25 лет, в самом расцвете сил. Его жена Дениз Криспин отправилась за границу незадолго до его смерти. Его дочь Эдуарда родилась в ссылке и никогда не встречалась с отцом. «Бакури» не стал мучеником национальной истории, но мучеником герильи, жертвой своего времени и своих идеалов.