Страницы

вторник, 27 сентября 2011 г.

ИСТОРИЯ MR-8. ГЛАВА 5


5. Похищение американского посла Чарльза Берка Элбрика

Нападения на банки, атаки на полицейские патрули, кражи оружия и взрывчатки, убийства, представленные как «торжество справедливости» - всё это насилие, хотя и по-прежнему ошеломлявшее бразильское общество, потеряло свою новизну. Систематическое повторение одних и тех же акций свело революционное насилие к повседневному и обыденному явлению, на которое общество постепенно переставало обращать внимание. Необходимо было найти новые методы запугивания и демонстрации силы.

Именно руководствуясь этой мыслью, главари DI/GB в середине 1969 года замыслили похищение дипломатического представителя.


Главной целью операции являлось освобождение из тюрем заключённых революционеров и привлечение международного внимания к мужеству и дерзости бразильских борцов с диктатурой.

Наиболее подходящей целью для похищения комбатантам показался посол США в Рио-де-Жанейро Чарльз Берк Элбрик, представлявший и защищавший «империалистические интересы Соединённых Штатов в нашей стране».

Первоначально, «Диссидентское крыло» намеревалось освободить студенческого лидера  Владимира Пальмейра, а так же нескольких руководителей массового движения Гуанабары.

Верхушка DI/GB во главе с Франклином де Суза Мартинсом, после обсуждения плана похищения, пришла к выводу, что отсутствие боевого опыта могло бы стать препятствием на пути осуществления операции. Было предложено объединить усилия с какой-нибудь более опытной группой бразильских революционеров. «Национально-Освободительное Действие» (Ação Libertadora Nacional) к тому времени уже завоевало авторитет интенсивными действиями в основном в Сан-Паулу и широким распространением текстов Маригеллы, поощрявших всякого рода «революционное насилие». Было решено, что группа Маригеллы является наиболее компетентной из всех прочих организаций, действующих в стране.

В июле 1969 представитель «Фронта Вооружённого Действия» Клаудиу Торрес да Силва находит контакт с Жоакимом Камара Феррейрой, вторым человеком в ALN. Выслушав предложение, тот, руководствуясь революционными принципами «Национально-Освободительного Действия», полностью одобряет план DI/GB. Без ведома Маригеллы, он обещает поддержку в проведении данной операции.

В ходе подготовки особое внимание было уделено дате проведения акции. Имелось два варианта – 7 сентября (день независимости Бразилии) или 8 октября. 8 октября отмечалась очередная годовщина героической гибели Че Гевары в Боливии. 7 сентября являлся «резервным» днём, рассматривающимся в зависимости от срочности освобождения политических заключённых. Кроме того, идея заключалась в дискредитации правительства, занятого подготовкой к фиктивной ура-патриотической «Неделе Родины».

В конце августа Сид де Кейруж Бенжамин, член FTA, должен был встретиться в Сан-Паулу с Феррейрой для более подробного обсуждения деталей операции. На встрече так же присутствовал Виржилиу Гомес да Силва, координатор «Вооружённой Тактической Группы» ALN, который будет назначен руководителем акции. Виржилиу выбрал Мануэля Сирилу де Оливейра Нету и Паулу де Тарсу Венсеслау для непосредственного участия в акции. Жоаким Камара Феррейра, как представитель руководства ALN, должен был отправиться в Рио-де-Жанейро для координации совместных действий после похищения посла.

К тому времени DI/GB уже занималось разведкой и материально-техническим обеспечением операции.

Фернанду Паулу Нэгл Габейра, корреспондент «Jornal do Brasil», отвечавший в «Диссидентском крыле» за издание брошюр и журналов, 5 августа арендовал дом № 1026 на улице Барон в Петрополисе, Рио-де-Жанейро.

Помимо подпольной типографии, данная «берлога» будет так же использоваться для содержания похищенного посла.

Клаудиу Торрес, Сид Бенджамин и Франклин досконально изучили маршруты следования автомобиля посла.

Вера Сильвия Араужу Магальянс, активистка FTA и одна из руководительниц DI/GB, была назначена ответственной за изучение дома посла. Пользуясь своей привлекательностью, она под видом поиска работы горничной, проникла в жилище дипломатического работника, и получила все данные, необходимые для завершения планирования.

Вера Сильвия Араужу Магальянс

Разработав в деталях план операции, окончательной датой исполнения было назначено 4 сентября. Второго числа в Рио-де-Жанейро на автомобиле прибыли трое боевиков ALN. Встреченные Сидом и Клаудиу, они с завязанными глазами были препровождены на конспиративную квартиру в районе Фламенку.

На следующий день Виржилиу Гомес да Силва получил от боевиков DI/GB всю собранную информацию о маршрутах и привычках посла. В этот же день все пути возможного следования дипломата были проверены им лично.

Виржилиу Гомес да Силва

3 сентября, полностью завершив планирование и оперативную рекогносцировку, Паулу де Тарсу звонит по телефону в Сан-Паулу и сообщает Жоакиму Камара Феррейре, что «Магазин подготовлен. Высылайте товар». Эта шифровка обозначала, что Феррейра может переезжать в Рио-де-Жанейро. В тот же день координатор «Национально-Освободительного Действия» на самолёте пребывает в Рио и селится в конспиративном убежище в Петрополисе.

Вечером 3 сентября был готов документ, который должен был быть оставлен в автомобиле похищенного дипломата. Выставленные требования были предельно просты – в обмен на жизнь американца, должны были быть освобождены 15 заключённых, которым правительство обязано было предоставить свободный выезд в Алжир, Чили или Мексику, где они могли бы получить политическое убежище. Другим требованием являлось публичное оглашение письма «в центральных газетах, на радио и телевидении». На то, чтобы принять требования, ультиматум давал 48 часов; ещё 24 часа были даны на освобождение политических заключённых и их безопасный выезд за границу. Невыполнение требований приведёт к «казни» посла США. Манифест был подписан именами «Национально-Освободительного Действия» и «Революционного Движения 8 октября» (Movimento Revolucionário 8 de Outubro - MR-8) - названием, которое DI/GB будет использовать и в дальнейшем.

Ранним утром 4 сентября операция началась.

На углу улиц Сан Клементе и Маркес был припаркован бежевый «Фольксваген», в салоне которого находились Жуан Лопес Сальгаду и Вера Сильвия. Шофёр Жозе Себастьяну Риу де Мора стоял на углу,  готовый сообщить о приближении машины посла.

В синем «Фольксвагене», стоявшем неподалёку, расположились боевики ударной группы – Франклин, Сид и Виржилиу. Последний вскоре вышел на улицу: в соответствии с планом, он должен был вести машину дипломата после похищения. Сам же синий «Фольксваген» должен был блокировать путь машине американца.

Клаудиу Торрес, Паулу де Тарсу и Мануэль Сирилу прибыли на место на красном «Фольксвагене», который должен был перекрыть послу путь назад. Вместе с Виржилиу, эти трое должны были непосредственно участвовать в физическом захвате дипломата.

На улице Кайо де Мелу Франку похитителей ожидал зелёный «Фольксваген» с боевиком FTA Сержиу Рубенсом де Араужу Торресом на борту, в который должен был быть перемещён похищенный.

Всё было подготовлено. Но время шло, а «Кадиллак» посла всё не появлялся.

Примерно в 11 часов утра схема подверглась пересмотру. Было установлено, что дипломат, нарушив свой обычный распорядок дня, покинул дом намного раньше. Было принято решение дожидаться обеда, когда вернувшийся домой американец, вновь направится в посольство.

К часу дня засада вновь была установлена. Однако красный «Фольксваген», перемещённый на улицу Капистрану де Абре, более не использовался – вместо него прибыло два других автомобиля.

Спустя некоторое время на горизонте показался «Кадиллак». Но стоявший на углу Жозе Себастьяну не подал сигнала к действию. Это был автомобиль португальского консула.

Наконец, в 14:45 Жозе Себастьяну дал условный знак. Вдалеке появился чёрный «Кадиллак» американского консула, ехавший в умеренном темпе под управлением шофёра Кустодиу Абеля да Силвы. На заднем сиденье расположился сам посол.

За двадцать метров до места действия, с левого борта к «Кадиллаку» пристроился синий «Фольксваген», намеревавшийся повернуть на встречную полосу, проделав дугообразный маневр перед машиной дипломата. Шофёр «Кадиллака» нажал на тормоз, пропуская автомобиль.

Внезапно тишина переулка была нарушена. Практически одновременно открылись все двери автомобиля посла, в салон запрыгнули четверо вооружённых боевиков. Виржилиу и Мануэль Сирилу схватили дипломата. Ошарашенный Элбрик, не в силах что-либо понять, вынужден был опуститься на пол, завернув руки за голову. «Мы бразильские революционеры!» - громогласно заявил Виржилиу.  В этот же момент Клаудиу Торрес оттолкнув Кустодиу, уселся на водительское сидение. На правое заднее сиденье сел Паулу де Тарсу, угрожая испуганному водителю револьвером.

За «Кадиллаком» следовал синий «Фольксваген», прикрывавший тылы. Доехав до улицы Сан Клементе, Элбрику было приказано закрыть глаза и выйти из автомобиля. Воображая, что сейчас он будет убит, американец схватил Виржилиу за руку и попытался отстранить от себя дуло револьвера. Стоявший рядом Мануэль Сирилу хватил посла по голове рукояткой пистолета, после чего дипломат с кровоточащей раной на лбу, был затащен в кузов фургона и покрыт одеялами.

Чарльз Элбрик

Революционеры, однако, совершили большую ошибку, отпустив шофёра «Кадаллака». Тот немедленно заявился в полицию, сообщив, что дипломата увезли в зелёном фургоне «Фольксваген». Это была ценная подсказка, позволившая полиции обнаружить на следующий день конспиративный дом на улице Барон в Петрополисе.

Тем временем, к «берлоге» в пригороде Рио подъехал зелёный фургон с испуганным и избитым дипломатом внутри. Он должен был ещё 4 часа провести в кузове, ожидая, когда дом будет подготовлен для его содержания.

Здесь уже находились Жоаким Камара Феррейра, Габейра и Антониу де Фрейтас Силва, который проходил обучение печатному делу, рассчитывая в будущем создать отдел по изготовлению фальшивой документации.

После похищения в доме так же остались Виржилиу, Мануэль Сирилу, Жуан Лопес и Франклин.

Внутри были созданы все условия для содержания посла. Непосредственно контактировавшие с ним боевики, были одеты в чёрные маски, дабы не быть позднее узнанными.

Команда из семи комбатантов напряжённо ожидала, как дальше будут разворачиваться действия. Листовки, оставленные в брошенном «Кадиллаке», требовали, в качестве условия сохранения жизни Элбрика, распространения манифеста через средства массовой информации.

Наконец, ночью радио огласило содержание листовок похитителей. Это был знак того, что правительство  решило вести переговоры об освобождении похищенного американца. Той же ночью боевики начали выбирать, кого необходимо включить в список 15 готовящихся выйти на свободу заключённых.

Первоначальная идея об освобождении трёх лидеров студенческого и массового движения, была откинута Жоакимом Камара Феррейрой, требовавшим освобождения заключённых, непосредственно связанных с вооружёнными организациями. Начинается трудный выбор, о котором похитители не подумали заранее.

Наконец, перечень из 15 имён был подготовлен. Во второй половине дня 5 сентября список был брошен Клаудиу Торресом в ящик для предложений в супермаркете «Disco» в Леблоне. После этого в офисе радиостанции «Rádio Jornal do Brasil» раздался телефонный звонок, и аноним сообщил, где полиция может обнаружить требуемый документ.

К этому времени, в ходе оперативно-следственных мероприятий, сыщикам удалось установить конспиративный дом в Петрополисе, близ которого было выставлено наблюдение. Несмотря на предупреждения боевиков, что любая попытка ареста закончится смертью дипломата, во второй половине дня двое офицеров полиции, нисколько не заботясь о том, чтобы «замаскировать» свои намерения, постучали в дверь жилища на улице Барон. Габейра, стремясь выглядеть естественно, отвечал на вопросы агентов, в то время как внутри Виржилиу направлял на сидящего на полу и побелевшего от ужаса дипломата ствол револьвера, готовый выстрелить в любую минуту. 

Фернанду Габейра

К облегчению революционеров, полицейские удалились. Однако наблюдение не было снято. Вскоре слежку заметили и сами комбатанты. До самого утра внутри «берлоги» продолжались споры о том, что же делать дальше. Сошлись на том, что нужно оставаться в доме, продолжая реализацию плана.

Утром в субботу ситуация должна была разрешиться. Бразильское правительство, приняв все условия, уже договорилось с мексиканскими властями, согласившимися дать убежище политическим заключённым.

Четырнадцать арестантов были собраны в Рио-де-Жанейро. Пятнадцатый, Грегориу Базерра, должен был быть захвачен по дороге, в аэропорту Ресифе. В 17:30 самолёт «Hercules» вылетел из международного аэропорта «Галеан» в направлении Мехико. Впервые, но не в последний раз, бразильские революционеры покидали тюрьмы таким образом.


Утром 7 числа в воскресенье Клаудиу Торрес размещает на памятнике «Прайя ду Рассел», третье и последнее коммюнике похитителей, в котором говориться о том, что они ждут лишь сообщения от прибывших в Мексику товарищей, прежде чем посол будет освобождён.

Тем временем, Елена Бокаюва Хайр помогла выйти из «берлоги» Франклину, Лопесу Сальгаду и Камара Феррейре. Антониу де Фрейтас Силва так же сумел покинуть «сгоревшую» явку, укрывшись затем на конспиративной квартире в Сан-Кристоване.

В окружённом полицией конспиративном доме напряжение нарастало. Элбрик с завязанными глазами был помещён в «Фольксваген», Виржилиу его охранял. В другом автомобиле, обеспечивающем прикрытие, расположились Сид Бенджамин и Мануэль Сирилу. Около 18:30 революционеры покинули дом на улице Барон и начали движение в сопровождении полицейского эскорта. Они решили сыграть с сыщиками в «кошки-мышки»: разъезжая по кварталам Рио, комбатанты ожидали, когда закончится футбольный матч между командами «Флуминенсе» и «Бангу», рассчитывая раствориться в многотысячных массах болельщиков.

Силовые структуры получили приказ не вмешиваться, дабы не подвергать опасности жизнь посла. Близ стадиона «Маракана» боевикам удалось оторваться от полицейской слежки.

Элбрик был выброшен рядом с площадью Понедельника в Тижуке. Ему дали приказ оставаться на месте ещё 15 минут, прежде чем обращаться за помощью. Запуганный дипломат исполнил все приказы. Через 15 минут он поймал такси и вернулся в свою резиденцию.

Этот закончившийся успешно инцидент, продемонстрировавший слабость и нерешительность бразильского правительства, станет моделью для похищения в дальнейшем ещё нескольких дипломатических служащих.