Страницы

вторник, 3 мая 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 41



ЧАСТЬ ШЕСТАЯ. ТЮРЕМНОЕ БЕЗУМИЕ

41. Убийство Буцци

Именно в «Новаре» я получил прозвище «Приговорённый».

Из пьемонтской тюрьмы сюда был переведён наш «товарищ» Эрманно Буцци, который, благодаря своим связям с полицией, был ненавидим практически всеми «чёрными» заключёнными Италии. Все знали, что Буцци, этот отвратительный прислужник врага, недолго проживёт: так или иначе, раньше или позже, но мы убили бы его. Он был осужден на смерть всеми. Я был убеждён, и многие товарищи соглашались со мною, что специальный антитеррористический отдел послал Буцци в «Новару» с одной единственной целью: сеять семена раздора в нашей среде, подслушивать, доносить, склонять других к сотрудничеству с властями. Отвратительная и подлая стратегия. Мы знали так же, что, когда он был арестован, он демонстрировал полиции членские билеты двух «соперничавших» политических партий: MSI и Христианско-Демократической Партии. Для меня подобного рода вещи были неприемлимы, я называл это «политической проституцией». Кроме того, на совести этого человека была смерть товарища из «Политического Движения Новый Порядок»1, который раскрыл его подлые связи с полицией и спецслужбами и передал эту информацию руководству Движения. Желая отомстить, Буцци передал товарищу пакет, якобы с листовками, которые на самом деле содержал в себе взрывчатое вещество. Наш товарищ взорвался в центре Брешии прямо во время движения мотоцикла.


Когда Буцци появился в нашей секции, я запретил всем общение с ним. Он должен был быть неприкасаемым. Он не должен был получить никакой информации. Особенно, он не должен был знать, что в «Новаре» сижу я.
Эрманно Буцци

Буцци боялся за свою жизнь, и в первые дни не выходил гулять. Но через некоторое время он осмелел, и наконец вышел во внутренний дворик. «Ах, ты тоже здесь?!» - вскрикнул он, увидев меня, и побелел как простыня. Когда я начал двигаться к нему, он заверещал: «Сначала ты побьешь меня, а потом будешь разговаривать? Давай сначала поговорим, а потом ты уже можешь бить меня». Он даже представить себе не мог, что мы убьём его, он думал, что мы ограничимся простым избиением. Вскоре к нам подлетел Марио Тути, которого я случайно чуть не зашиб кулаком.

Буцци умер в углу внутреннего дворика тюрьмы «Новара». Я и Марио Тути задушили его2.

Это, конечно, была моя вина целиком и полностью. Я был возбуждён климатом тех дней: начавшимися повальными «раскаяниями», убийством Манджиамели, нигилистической вооружённой борьбой, крушением всех надежд. Я практически превратился в бешеного дракона.

Когда мы закончили экзекуцию, сбежались товарищи. «Как ты? Что с тобой?» - наперебой спрашивали они. В ответ я бормотал несколько неразборчивых фраз: «Лучше с пистолетом…». Убивать человека из револьвера – это ужасно, несомненно. Ты гасишь жизнь. Но убивать голыми руками: это самая ужасная вещь, которая может произойти с человеком.

Я и Тути вызвали охрану. Марио, со свойственным ему сарказмом, начал «юморить» по-чёрному: «Ребят, нужно убрать мусор, который остался во внутреннем дворике». Я же, не склонный к глумлению, приказал вызвать бригадира: «Мы убили человека». Охранники заулыбались, предполагая, что речь идёт о какой-то шутке.

Когда они поняли, что мы не шутим, они бросились вон. Когда прибыл бригадир, мы с Тути уже подготовили официальное сообщение: «Революционный суд осудил к смерти отвратительного доносчика Эрманно Буцци, ответственного за коллаборационизм…».

Поклонники конспирологии тут же начали вертеть эту историю и так и эдак. В газетах писали, что Буцци умер потому, что являлся ключевым свидетелем по делу о теракте в Брешии в 1974 году. Это неправда. Мы убили Буцци потому, что были уверены, что он был шпионом, пособником государственного терроризма, двурушником, который слишком часто посещал Полицейское Управление и Жандармерию Брешии. Буцци не должен был появляться в «Новаре». Настоящий убийца тот, кто его направил туда, прекрасно осознавая, что с ним будет.

После убийства я был некоторое время изолирован, потом меня перевели в другую камеру. В камере передо мной сидел Джанфранко Ферро, чуть подальше находился Франко Фреда. На этаже так же томился Дарио Педретти3 в компании калабрийцев – единственных обычных заключённых в этой секции. Через несколько недель после убийства Буцци, ко мне в камеру явились охранники: «Конкутелли, ты должен проследовать за нами. Прибыл адвокат». Я натянул обувь и взял сигареты. Просидев полчаса в комнате для встреч, я понял, что меня собираются переводить. Меня направляли в Нуоро, в тюрьму особо строгого режима «Бад э Каррос». Я убил человека в тюрьме – теперь я был особо опасным преступником.



1 Речь идёт о Сильвио Феррари, который взорвался в Брешии 18 мая 1974 года

2 Это был понедельник, 13 апреля 1981 года. Чуть позже Конкутелли и Тути будут приговорены за это убийство ещё к одному пожизненному заключению.

3 Дарио Педретти – один из руководителей FUAN в римском квартале Прати в конце 70-х. Создал и возглавил вооружённую группу, которая позже присоединилась к NAR Валерио Фьораванти. Был арестован 5 декабря 1979 после ограбления ювелирного магазина. Осужден на несколько лет за грабежи и акты насилия.