Страницы

вторник, 3 мая 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 42




42. В Нуоро с бригадисти, Лучано Лиджио и Франчисом Турателло


Меня перевели в Нуоро чтобы сломать. Тюрьма «Бад э Каррос» была наполнена членами левых террористических организаций, - главным образом, «Красных Бригад», - которые ненавидели меня и, по мнению полицейских, готовы были убить. Чтобы отомстить за своих товарищей, убитых фашистами на свободе. Но всё сложилось иначе.


Достигнув тюрьмы поздней весной 1981 года, я был помещён в камеру к Франчису Турателло1. Я уже несколько раз пересекался с ним в других тюрьмах и при других обстоятельствах, но ни разу мы не общались и не были даже знакомы. Но через несколько дней, после взаимных «проверок», мы подружились. Он был отличным человеком, весьма умным. «Чиччо» Турателло происходил из среды, весьма далёкой от меня: он был бандитским боссом, гангстером, королём Милана семидесятых годов. «Чиччо» привык к удобной и комфортной жизни, поэтому пытался любыми возможными методами сделать свою жизнь в тюрьме хотя бы достойной. Он симулировал панкреатит, поэтому соблюдал «специальную» диету. Он ел мидий и раков: изысканное блюдо, которое в тюрьме не все могут себе позволить. Конечно, это не омары и шампанское, о которых кричали в газетах. «Чиччо» потребовал, чтобы я называл его «товарищем», поскольку де он, сторонник истинных фашистских концепций: он был большим любителем дисциплины и порядка. Я же напротив, прямо говорил ему, что он анархист, нарушающий закон из принципа, и стремившийся стать буржуа. Хорошим, «респектабельным», уважаемым человеком.
Франчис Турателло
Климат в «Бад э Каррос» царил напряжённый. Вскоре сюда прибыл Бонаццо, который имел реальный шанс стать целью охоты коммунистов. Мы действительно опасались нападений красных или обычных преступников, которые атаковали «неавторитетных» людей (т.е. за которыми не было никакой силы), зарабатывая тем самым престиж в преступном мире. Поэтому мы предпринимали определённые меры предосторожности. Например, когда мы перемещались по тюрьме, Бонацци был всегда в середине – каждый из нас готов был защищать его. Ели мы тоже всегда вместе. Иногда Турателло заставлял меня готовить на пятнадцать двадцать человек – для него, большого любителя поесть, такие порции были нормальным делом, я же всегда после подобных обедов полдня просиживал в уборной. Мы часто играли в карты, ведя практически «нормальное» существование.

Однажды, собираясь на прогулку, «Чиччо» предложил одеться в чёрные рубашки. Во внутреннем дворике прогуливались красные и мы хотели подразнить их. Мы действительно вышли во двор и прошли сквозь большую группу бригадисти: с их стороны последовало несколько ироничных смешков, и не более того. Здесь же находился и Марио Моретти2, военный руководитель операции по похищению Альдо Моро: он был моим давнишним «коллегой» - конкурентом. Мы разговорились. С бригадисти у нас больше не было никаких проблем. Наоборот. Как-то, несколькими неделями спустя, во время подготовки ими побега, мне были переданы пара детонаторов, которые я засунул в рот, разместив их там, где когда-то были зубы. Если бы тот план бегства удался, я, «неофашистский команданте», вырвался бы на свободу в компании с самыми опасными «красными террористами».

В «Бад э Каррос» сидел так же Лучано Лиджио3, один из наиболее мощных и сильных мафиозных боссов страны, главарь клана, который стал единственным «властителем» Сицилии после ужасной мафиозной войны. С ним я встречался нечасто, поскольку, из-за своего слабого здоровья, он практически всё время проводил в медицинском пункте. Но наши коротенькие разговоры всегда были сердечными: он называл меня «доктором», я его «дядей Лучано». По его просьбе я составил несколько рецензий на труды Юлиуса Эволы, много говорил с ним о культуре и искусстве. Это был умный и очень приветливый человек. В подарок он преподнёс мне курительную трубку фирмы «Castelli», стоимостью более миллиона лир. Непомерная цифра для меня – подобной вещицы я не мог позволить себе никогда.

В период, когда произошло бракосочетание принца Чарльза и Дианы, мы с «Чиччо» Турателло два дня не выходили во внутренний дворик на прогулки. Мы просто прилипли к телевизору, по которому транслировали репортажи из Лондона. Когда эта королевская пара наконец сочлась в браке, мы покинули камеру и вышли во внутренний двор. И «Чиччо» умер3.

Я не забуду картину того дня никогда. Турателло носил синюю футболку фирмы «Kappa» - довольно дешёвую, но в то время дико модную.  Выйдя во внутренний дворик, я заметил какую-то неразбериху. Я увидел человека, с красным платком в руке: я был уверен, что заключённые играют в традиционную игру итальянских детей «rubabandiera» («укради знамя»). «Вот дурни» - подумал я. Но, приглядевшись, я понял, что платок стал красный от крови. Тот человек ранил «Чиччо». «Коза Ностра» обычно для своих засад использовала нескольких убийц: так было и безопасней, и надёжней. Этот человек с окровавленным платком, «Мальтиец»4, был тем, кто должен был нанести первый удар: он должен был показать свои умение и храбрость, чтобы быть принятым в «семью». После первого удара, толпа во внутреннем дворике пришла в движение – удары ножом сыпались градом. В этой группе были и люди, которым в своё время Турателло помогал: оплачивал адвокатов и оказывал помощь семьям.

Моей первой реакцией было ринуться в центр этой безумной толпы, чтобы попытаться спасти «Чиччо», который отчаянно звал меня на помощь: «Пьеро! Пьеро!». Но мне не удалось ничего сделать. Один здоровенный генуэзец накинулся на меня и схватил за руки: «Ты никуда не пойдёшь! Не двигайся! Мы убиваем подлеца!» Я кипел от ярости: «Он умирает ни за что! Вы убиваете его из-за пустяка, а не из-за важных вещей!»
Винченцо Андраус
В группу, которая убивала «Чиччо» входил так же Андраус5, который подошёл ко мне, поприветствовав вскинутой в римском салюте правой рукой: «Брат, товарищ, не волнуйся. Ничего не произошло. Думай о себе. Этот человек был подлецом». Вверху, на балконах внутреннего дворика, стояли охранники, наблюдавшие за всей этой сценой. Они были очень близко. И они видели, что происходит, и могли защитить Турателло. Между тем, убийцы продолжали наносить удары по бедному «Чиччо». Здесь был и Паскаль Бара6.

Меня толкнули к бетонной скамье. Я сел, и увидел окровавленное тело своего друга. Он лежал смертельно раненый. Вспоротый живот, разорванная синяя футболка, пропитанная кровью. В то время как кто-то пытался успокоить меня тошнотворными фразами, Франчис поднялся на руках: он словно пытался ловить ртом воздух. Он был ещё жив. Он дышал. Но один из убийц быстро подошёл и перерезал ему горло от уха до уха. С равнодушием. Очень спокойно. Как будто это была самая обычная вещь в мире. Не является правдой, что труп Турателло был обезображен. Никто не отрезал ему голову, никто не вырывал сердце. Это легенды, чтобы пугать детей.

Охранники прибыли «постфактум». Агент, который наблюдал за сценой убийства, перечислил имена палачей. Через несколько часов меня самого вызвал прибывший судья: «Мы знаем, что вы хотели помочь Турателло». Судья спросил меня, кто несёт ответственность за убийство. Я ответил, что они и так это знают, а перечислять имена я не буду. Причина была проста: я по-прежнему находился в «Бад э Каррос», и я должен был здесь жить. Мне было предъявлено обвинение за соучастие в убийстве, и, таким образом, я должен был предстать перед судом вместе с убийцами моего друга. Но если бы я назвал хотя бы одно имя, я был бы убит как собака. Хотя потом и вскрылось, что я пытался защитить «Чиччо», это сыграло плохую службу: газеты начали пестреть статьями о «доказанности» связей неофашистского подполья с организованной преступностью. Но я всего лишь хотел защитить друга.

После смерти «Чиччо» ко мне в камеру посадили Сабино Фалько. Отличный парень, член «Новой Каморры». Через некоторое время, он был отправлен в Ломбардию на судебный процесс. Я не знаю почему, но мафия вынесла ему смертный приговор. Он был убит Фаро7 и одним югославом, сидевшим в одной камере с ними. В камере Сабино оставил письма, которые теперь нужно было отослать его семье. Я лично отдал их приехавшей сестре.




1 Франчис Турателло, имевший так же прозвище «Король казино», был миланским бандитом. Арестован за различные правонарушения, наряду с Ренато Валланцаской считался одним из лидеров преступного мира Милана. Его банда специализировалась на «крышевании» казино и проституции. 

2 Марио Моретти стал одним из лидеров «Красных Бригад» после ареста Курчио и Франческини. Был арестован в январе 1981 года и приговорён к нескольким пожизненным заключениям.

3 Лучано Лиджио – мафиози из клана Корлеоне, союзник Тото Риина и Бернардо Провенцано. Возглавлял иерархию «Коза Ностры» во второй половине семидесятых и начале восьмидесятых. Арестован и приговорён к пожизненному заключению за ряд убийств. Умер в тюрьме «Бад э Каррос» 15 ноября 1993 года.

3 Турателло был убит 17 августа 1981

4 Речь идёт о Сальваторе Мальтезе

5 Винченцо Андраус  - имел прозвище «Тюремный палач», так как этот человек был ответственен за многочисленные убийства в итальянских тюрьмах в течение восьмидесятых.

6 Паскаль Барра – серийный убийца по прозвищу «Зверь». 

7 Антонио Фаро – сицилиец, которого «Коза Ностра» в восьмидесятых использовала в качестве киллера для организации убийств в тюрьмах. Он так же участвовал в убийстве Турателло.