Страницы

четверг, 2 декабря 2010 г.

«МОНТОНЕРОС» В МЕКСИКЕ



Хосе Санчес

Одна очень интересная статья была опубликована в последнем номере престижного журнала «Proceso de Mexico», где журналист Марсело Искьердо указывает, что с согласия правительства Хосе Лопеса Портильо, аргентинская партизанская организация «Монтонерос» получила убежище в Мексике. Но не просто «политическое убежище». Подпольная структура организации продолжала функционировать – из Мексики регулярно отправлялись «взводы» для борьбы с военной хунтой в Аргентине.

Как известно, все подобные вылазки «Монтонерос» окончились провалом: практически все члены диверсионных групп были либо убиты, либо арестованы, либо пропали без вести.


Как те 82 кубинских революционера, которые отплыли от берегов Мексики на яхте «Гранма» для борьбы с диктатурой Фульхенсио Батисты, группы аргентинских революционеров отправлялись из Мексики в Аргентину для борьбы с военной хунтой, возглавляемой Хорхе Рафаелем Виделой.

Яхты в этих «путешествиях» аргентинским революционерам заменяли самолёты. Так же, как и в случае с кубинцами, имена борцов за освобождение родины оставались в большинстве случаев неизвестными. Но, в отличие от пассажиров «Гранмы», все вторжения аргентинских революционеров окончились полным крахом.

На самом деле, это были последние удары вооружённой борьбы «Монтонерос» и вообще перонистской герильи, которая сражалась в Аргентине ещё с конца 60-х годов.

«Между 1979 и 1980 годами «монтонерос» нелегально въезжали в Аргентину. Из Мексики. Их была почти сотня». Так об операции, названной «тактическим контрнаступлением» говорит в интервью журналу «Proceso de Mexico» Марсело Ларракуй, журналист и историк, автор книги «Мы были солдатами», где описывается авантюра этих городских герильерос.

1978 не был лёгким для Аргентины. Хотя в этот год свершилось довольно знаменательное для нации событие – Аргентина в первый раз в своей истории завоевала Кубок Чемпионата Мира по футболу, тысячи граждан по-прежнему продолжали подвергаться пыткам и казням в тайных тюрьмах режима.

«Монтонерос», которые ещё в начале 70-х родились как перонистское движение сопротивления, включавшее в себя так же молодых католиков и националистов, в результате серии военных поражений к 78 году были вынуждены покинуть страну. Трое главных руководителей – Марио Фирменич, Роберто Пердиа и Фернандо Вака Нарваха, скрытно жили в подвале кубинского посольства в Мехико после того, как группа киллеров, подготовленная хунтой Виделы, попыталась совершить убийство этих главных противников режима.

Но троица главарей не были единственными аргентинцами, скрывавшимися в Мексике. Тысячи противников военной хунты укрывались здесь, официально получив через Министерство Внутренних дел статус «политических беженцев». И сотни из них являлись боевиками «Монтонерос», решительно настроенными на продолжение борьбы.

Первые изгнанники прибыли в Мексику ещё в 1974 году, преследуемые «Аргентинским Антикоммунистическим Альянсом» («Тройной А») – парамилитаристской организацией правых перонистов. Поначалу эти эмигранты были рассеяны, но затем начали образовываться первые «комитеты солидарности», посредством которых политические беженцы пока ещё только в устной форме занимались осуждением диктатуры аргентинских «горилл».

Боевики «Монтонерос», несколько дистанцировавшиеся от остальных, обычно собирались в центре Мехико, в доме, получившем прозвище «Алабама». Некоторые из этих боевиков были исключены из организации за «несогласие с позицией национального руководства» или же бежали из страны без разрешения своих руководителей. И теперь они должны были продемонстрировать свою лояльность организации, искупить кровью свои прежние ошибки. Если, конечно, они всё ещё желали примкнуть к движению для выполнения своего патриотического долга.

Книга Ларракуя, - имевшая грандиозный успех в Аргентине, наряду с двумя другими его бестселлерами – биографиями Галимберти (один из шефов «Монтонерос») и Лопеса Рега (Министр социального обеспечения в правительстве Исабель Перон, создатель «Тройного А»), - повествует о «секретной истории контрнаступления», посредством описания персонажей, живших в мексиканской ссылке.

Один из них, имевший оперативное прозвище «Ласарте», был исключён из «Монтонерос» за несогласие с методами организации, но теперь он вновь решил встать на путь борьбы с диктатурой и вернулся в Мексику для того, чтобы … убить Фирменича. Почему? Он был виновен в том, что, легкомысленно посылая десятки своих людей на верную смерть, сам довольно удобно устроился в изгнании. Кроме того, руководство организацией владело более 60 миллионами долларов, размещёнными в банках Кубы и Швейцарии – сумма, составленная в основном из выкупа, заплаченного за жизни братьев-коммерсантов Хорхе и Хуана Борнов. И, несмотря на плачевное состояние боевой структуры, эти деньги почему-то не использовались для помощи оперативным группам, которые остро нуждались в фальшивых документах, оружии и убежищах. «Управление денежными средствами организации давало руководству беспроигрышный козырь в борьбе с диссидентами внутри структуры» - утверждает Ларракуй.

«Двенадцать»

В 1978 году «Ласарте» должен был отправиться в Аргентину для организации пропагандистской кампании: на его плечи была возложена задача прерывания радио- и телерепортажей во время матчей Мундиаля для того, чтобы транслировать на всю страну «аудио сообщения Монтонерос». Исполнив данную операцию, «Ласарте» получил бы прощение и вновь вошёл бы в ряды организации.

Ещё в 1977 ему была  поручена вербовка боевого взвода, который год спустя должен был отправиться из Мехико в Аргентину. Четвёртый секретарь «Партии Монтонеро», а так же шеф «Армии Монтонеро», Орасио Мендисабаль, лично доверил ему эту миссию. Оба они, согласно книге, встретились в доме в пригороде Мехико. Мендисабаль приветствовал «Ласарте» военным салютом и в дальнейшем разговоре сравнил контрнаступление «Монтонерос» с битвой под Сталинградом – эпическим сражением, в котором советский народ переломил хребет нацистам и перешёл в контратаку. В последние годы жизни Мендисабаль находился под сильным впечатлением мемуаров генерала Георгия Жукова, командующего армейской группировкой, нанёсшей окончательное поражение нацистам и триумфально вошедшей в Берлин. Воспоминания русского генерала были настольной книгой Мендисабаля в то время: он постоянно сравнивал борьбу «Монтонерос» против хунты Виделы с борьбой советского народа против нацистских захватчиков. Ларракуй признаётся, что, много позже ознакомившись с данным произведением, он так и не смог понять, какие же тактические аналогии между этими двумя событиями мог проводить руководитель «Армии Монтонеро».

Боевой взвод «Монтонерос» включал в себя 12 человек. Они квартировались в течение 60 дней в доме, расположенном в безлюдной зоне, на середине пути между Кэрнавакой и Ломас де Кокойок. Это была двухэтажная усадьба, обнесённая высоким забором, с пятью спальнями, двумя ванными комнатами, широкой столовой и внутренним двориком.

Бойцы не имели особого боевого опыта: всех их, по свидетельству Ларракуя, можно было разделить на «дезертиров, покинувших страну вопреки приказам руководства организации, и на невезучих типов, оказавшихся в тюрьме после первой же акции и после принявших вариант изгнания, предложенный правительством Исабель Перон».

«Ласарте» должен был тренировать их в течение последующих двух месяцев. Он обязан был превратить их в дисциплинированных солдат, после чего повести за собой в Аргентину для исполнения военно-политической операции.

Однако, как указано в книге, Мендисабаль запретил использовать оружие в ходе военных тренировок. Столь непонятный шаг объяснялся просто: «Монтонерос» должны были соблюдать договорённости с мексиканским правительством, согласно которым они не будут использовать территорию страны для совершения своих вылазок или для подготовки к ним.

Верхушкой организации были даны обещания не проводить никакой военной работы в Мексике. Ограничиться исключительно политической. Можно сказать, что правительство Лопеса Портильо строго наблюдало за исполнением обещаний, и при любом нарушении оно готово было снять с движения свою защиту. Однако, «монтонерос» таки умудрялись проводить стрелковые тренировки на пустырях, конспиративными методами избегая внимания властей.

12 будущих герильерос точь-в-точь напоминали персонажей фильма «Грязная Дюжина» - историю двенадцатерых приговорённых к смертной казни и пожизненному заключению преступников, которым, в обмен на амнистию, американская военная разведка поручает исполнение суицидальной миссии в преддверии открытия Второго фронта в 1944 году.

Все будущие бойцы были известны только под псевдонимами: Ласарте, Виктор, Висенте, Поэт, Канарис, Якаре, Кокота, Лаура, Хулия, Чана, Чёрный Уго и Хуана Хуарес Хуарес. Эта последняя не скрывала своего настоящего имени и была единственной мексиканкой в группе.

Хуана вошла в группу только потому, что имела романтические отношения с «Чёрным Уго». Уже в Буэнос-Айресе она имела «зонтичную» работу в мексиканском посольстве, а когда наконец была разоблачена диктатурой – убежала в Никарагуа, где принимала активное участие в финальном наступлении Сандинистского Фронта. После она сражалась в Эль Сальвадоре, где была похищена и убита фашистскими эскадронами смерти.

Назад на родину

Перед выездом в Аргентину, боевики группы «Ласарте», одетые в голубые рубашки и береты, лихо заломленные влево, сфотографировались на фоне аргентинского флага и знамени «Монтонерос».

Группа разделилась, и боевики разными путями направились в Аргентину. «Они были подобны призракам, которые приходили в страну с дерьмовым оружием и несли великие жертвы только ради того, чтобы исполнить дикие приказы Фирменича».

Кроме того, национальное руководство не совсем понимало начавшихся на родине процессов. Политика государственного террора, постоянные похищения и убийства, привели к тому, что аргентинцы совершенно охладели к какой бы то ни было политике. Сейчас их больше интересовало успешное выступление национальной сборной на молодёжном чемпионате мира в Японии, где одну из главных ролей сыграл юный Диего Марадона.

Успехи 12 герильерос были эфемерны, большинство из них было арестовано или убито.

Те же, кто сумел вернуться в Мексику, частью примкнули к другим структурам «Монтонерос» и продолжили свою бессмысленную войну, частью навсегда покинули ряды организации. «Ласарте» не смог реализовать свою задачу – убить Фирменича. После возвращения с родины, он уже не мог скрывать своих разногласий с руководством, и был исключён из рядов «Монтонерос» навсегда, без права апелляции.

Некоторое время спустя, «Монтонерос» разработали генеральный план своего «контрнаступления». Началась компания вербовки в Мексике, Испании, Швеции и Италии. В Мексике боевиками была сформирована структура «Специальные отряды агитации» (Tropas Especiales de Agitacion – TEA). В Испании, после месячного курса физических тренировок, рекрутируемые боевики отправились в Бейрут. Здесь, в условиях уличных боёв, сражаясь на стороне палестинцев, все они превратились в настоящих «комбатантов», и сформировали «Отряды специального назначения» (Tropas Especiales de Infanteria – TEI). Обе структуры не поддерживали никаких контактов между собой.

Члены групп TEI были разделены на три взвода. Каждому было поручено исполнение своей специальной акции в Буэнос-Айресе. Их цели: функционеры аргентинской военной хунты и предприниматели, связанные с режимом.

Вальтера Кляйна, секретаря Экономического Координационного Центра, взорвали в собственном доме вместе с семьёй, однако все они выжили. Секретаря государственного казначейства Хуана Алемана расстреляли прямо на улице в один из дождливых дней, но и он сумел выйти живым из этой мясорубки. Машину предпринимателя Франсиско Сольдати зажали двумя грузовиками на проспекте 9 июля – одна из главных улиц города. В итоге начавшегося уличного боя, были убиты не только шофёр коммерсанта и сам он, но и двое из нападавших. Ещё один боевик «Монтонерос» погиб, пытаясь метнуть самодельную ручную гранату в полицейский автомобиль.

Судьба партизан, прибывших из Мексики для проведения акций вооружённой пропаганды, не слишком отличалась от судеб бойцов TEI.

Многие из них погибли. Был убит и сам руководитель TEA, шеф «Армии Монтонеро» Орасио Мендисабаль. Но подавляющее большинство нашедших свою смерть в течение «Тактического контрнаступления» сегодня являются частью списка из 30 тысяч убитых диктатурой, но так и не идентифицированных. Их выстрелы и удары не смогли вызвать народной мобилизации против военной хунты, как это предполагалось ранее.

«Контрнаступление» окончилось полным провалом.

Многие боевики были раскрыты военной разведкой ещё до того, как они приступили к активным действиям. Некоторые из них, под жестокими пытками и применением психотропных средств, выдали правоохранительным органам своих товарищей.

В 1980 году национальное руководство «Монтонерос», окончательно бежавшее на Кубу, сформулировало новый план «контрнаступления», но новый взвод бойцов организации бесследно исчез практически сразу же по прибытию в Аргентину. Все они были похищены. Был даже похищен и убит оперативный координатор нового наступления, руководивший бойцами из Бразилии.

Более 20 лет спустя, в 2003 году, аргентинский судья Клаудио Бонадио отправил в тюрьму двух бывших членов национального руководства «Монтонерос» - Роберто Пердиа и Фернандо Вака Нарваха. В заключении они провели несколько недель. Главный обвиняемый, Марио Фирменич, скрылся от правосудия.

Эти трое оставшихся в живых членов руководства организации, были обвинены в содействии в убийстве 20 герильерос, которые прибыли в Аргентину в ходе последней операции «контрнаступления». Согласно прокурору, уничтожение боевиков «было более чем ожидаемо». В итоге, правосудие пришло к выводу, что лидеры, не сумев обеспечить необходимые меры предосторожности, и прекрасно зная, чем закончится их очередная операция, тем не менее, послали своих людей на верную смерть.

Но дело развалилось. Обвинения с главарей были сняты, и теперь судебное разбирательство идёт только в отношении солдат эскадрона смерти, причастных к убийству 20 членов «Монтонерос».

Фирменич сегодня живёт в Испании, изредка посещая скандинавские страны. Он попытался вернуться в Аргентину, но подвергся яростным нападкам общества.