Страницы

суббота, 11 декабря 2010 г.

MRTA И «SENDERO LUMINOSO»


Заключительный отчёт Комиссии по установлению истины и примирению

В начале восьмидесятых, руководители первичного ядра MRTA неоднократно заявляли о «фундаментальном тождестве» между «Революционным Движением Тупак Амару» и маоистской "Коммунистической Партией Перу – Светлый Путь" (PCP – Sendero Luminoso); организациями, которых «вооружённая борьба ведёт по пути подлинного национального освобождения и построения нового общества» (MRTA 1990:60). Однако, начиная с 1984 года, т.е. четыре года спустя после начала «народной войны» PCP-SL, главари «эмертистас» уже не стеснялись указывать на две главные ошибки «Светлого пути»: догматизм, замешанный на сектантстве и отказ от строительства массового народного рабочего фронта.


Чуть позднее, «эмертистас» критиковали PCP – SL за

«…игнорирование конкретной конъектуры момента и пренебрежение актуальными проблемами народных масс; нежелание содействовать массовому фронту в деле борьбы за права народа; необоснованные претензии на то, чтобы быть «партией», ведущей борьбу во имя народа; (…) развитие культа личности; использование так называемого «марксизма-ленинизма-маоизма», разбавленного воззрениями товарища Гонсало – экзотической и причудливой интерпретацией революционной идеологии пролетариата, которая вошла в противоречие  как с необходимостью коллективного руководства (демократического централизма), так и с подлинным толкованием марксизма, адаптированного под латиноамериканскую среду» (MRTA 1990:61)

Несмотря на всё вышеизложенное, в течение большей части восьмого десятилетия, MRTA продолжало считать PCP – SL «народной силой». Предполагалось, что хотя у обоих движений и имеются серьёзные политико-идеологическо-стратегические противоречия, они не мешают «эмертистас» идти рука об руку с «сендеристас» по пути борьбы против Государства. Как утверждал Мигель Ринкон Ринкон, «логика двух противоположных сил, имевших общего врага, заключалась в попытках наладить хоть какую-нибудь координацию, хоть на каком-нибудь уровне».

С развитием действий боевиков «Революционного Движения Тупак Амару» как в сельской местности, так и в городах, различия между движениями ещё более углубились. Таким образом, 16 августа 1985 года председатель ЦИК MRTA Виктор Полай Кампос на специальной пресс-конференции сообщил:

«…с товарищами из «Sendero Luminoso» мы имеем политические разногласия, касающиеся, прежде всего, методов борьбы, характеризации нашего общества, тактики, целей (…) Война, революционная борьба не может базироваться только на крестьянской борьбе, как об этом говорят товарищи из «Светлого Пути»; революционная война должна охватывать все сектора общества, и в особенности – рабочий класс и бедные городские слои. Мы так же считаем, что в этой борьбе необходимо использовать все формы действия: боевые акции, легальную и нелегальную работу, подпольную и секретную деятельность, (…) Мы должны занять всё политическое пространство» (MRTA 1990:97)

Один год спустя, на другой пресс-конференции, созванной по случаю одностороннего прекращения боевых действий MRTA против нового правительства APRA,  Полай Кампос выразил надежду на то, что «эмертистас» совместно с активистами радикального сектора «Объединённой Левой» и «Светлого Пути» смогут создать общий фронт для борьбы с империализмом и его марионетками внутри страны. Но «сендеристас» не дали никакого ответа на это предложение. Даже наоборот – эфемерное единство между движениями начало планомерно рушиться: в районе Токаче (департамент Сан Мартин) произошли первые столкновения между «эмертистас» и маоистами.

Несмотря на случившееся, руководители MRTA приняли решение не развязывать войну с PCP – SL и предпринимать агрессивные шаги лишь в случае нападения. Однако, вооружённые стычки, провоцируемые обычно бойцами «Светлого Пути», продолжались в течение последующих лет на всех фронтах MRTA – Северо-восточном, Центральном и Южном.

В сентябре 1987 года руководство PCP – SL официально объявило войну MRTA. В своих “Базовых Дискуссиях» маоисты квалифицировали MRTA и «Comandos Revolucionarios del Pueblo» - боевое крыло MIR – Voz rebelde, - следующим образом:

 «вооружённые группы (…), объединённые воедино, однако не имеющие чёткой марксисткой платформы, что делает их прислужниками империализма. Социал-империалисты MRTA – MIR VR планомерно идут по пути диалога с фашистами, первый этап которого обозначился после объявления об одностороннем прекращении огня».

Информационные атаки на «эмертистас» увеличились после проведения военно-политической кампании «Освободитель Тупак Амару» в ноябре 1987. Всё чаще и чаще маоисты именовали MRTA «вооружённым крылом ревизионистов Объединённой Левой». Согласно Мигелю Ринкону, эти нападения имели не только вербально-письменную, но и вооружённую форму:

«…исполняя эти атаки, «сендеристас» приводили в движение свой долгосрочный проект: они видели в MRTA противоположную им силу из собственного же левого лагеря, которая не просто соперничала с ними, но и была опасна для их партии. (…) Эта ситуация заставила нас бросить силы на самозащиту и оборону наших массовых организаций»

Маоисты не ограничивались исключительно членами структуры MRTA: они так же совершали нападения на подконтрольные, союзные или дружественные движению народные сектора, организации, синдикаты и сообщества. Всё это привело к ожесточённой критике «Светлого Пути» со стороны руководства «эмертистас»:

«Ультралевые «сендеристас» (…) дискредитируют вооружённую борьбу, поскольку сегодня во имя своей «революции» они атакуют другие революционные организации, уничтожают народные организации, убивают народных руководителей, потворствуя врагу в деле формирования контрреволюционных «комитетов самозащиты» («рондас») и развития в обществе ложного взгляда о целях, задачах и методах социалистических движений» (MRTA 1990:177).

В этой связи, руководители MRTA призвали как маоистов, так и правительство Алана Гарсии «гуманизировать» военные действия в соответствии с принципами Женевской Конвенции. Просьба была проигнорирована, подтвердив высокий уровень конфронтации с «Sendero Luminoso», а так же полную неспособность MRTA влиять на ход событий в стране.

В начале девяностых, когда так называемая «народная война» маоистов окончательно превратилась в банальную бойню, где главными целями атак было объявлено гражданское население Перу и организованные народные сектора, «эмертистас» поставили главной своей целью «победу над милитаристским догматизмом PCP – SL».

«На данный момент нашей первейшей задачей является разъяснение сущности «Светлого Пути» и полное размежевание с этим движением. Необходимо предпринять все возможные шаги для недопущения эскалации военного насилия, что поможет нам защитить свои базы и кадры от «сендеристских» атак». (MRTA 1990:183)

Эта стратегия не принесла особых успехов. Наступление «Sendero Luminoso» в стране, и в частности в Лиме, казалось невозможно остановить, а акции «сендеристас» повергали в ступор столичное население.  На этом фоне, различные операции MRTA, такие как убийство лидера индейской вооружённой ассоциации «Ашанинка» Алехандро Кальдерона, или похищение и последующий расстрел предпринимателя Бальона Вера, как утверждает Альберто Гальвес Олаечеа, «размывали границы между нашими организациями в глазах большинства людей». В частности, убийство бывшего Министра Обороны Энрике Лопеса Альбухара 9 января 1990 года, стало для перуанского общества настоящим шоком, совершенно стеревшим грани между двумя повстанческими группами.

В 1992 году «эмертистас» уже официально объявляют войну «Сендеро Луминосо», определив движение в стан своих главных противников. PCP – SL названо «врагом революции» и «контрреволюционной бандой»; «за всю ту политику, за весь тот ущерб, который они уже нанесли и ещё нанесут делу перуанской революции (…) Всё, чего смог добиться «Светлый Путь» за свою историю – это полнейшая дискриминация идеи Перуанской Революции» (Эстебан). Таким образом, отношения между движениями, некогда рассматривающими друг друга как «соратников на революционном пути», окончательно перешли в разряд противостояния. Виртуального противостояния.

Ибо, в сентябре 1992 года внутренний вооружённый конфликт принял неожиданный оборот, когда был арестован лидер «Светлого Пути» Абимаэль Гусман, тотчас же принявшийся сотрудничать с режимом Альберто Фухимори в деле «примирения» Перу и попросивший своих бывших подчинённых отказаться от вооружённого насилия.

Лишённый своего главного лидера, «Светлый Путь» медленно, но верно, покатился к закату. Подобная же участь ожидала и «Революционное Движение Тупак Амару», оставленное в 1993 году не только без основных руководителей, но и без всяких надежд на осуществление Перуанской Революции, к которой организация шла последние 10 лет.