Страницы

суббота, 25 декабря 2010 г.

ПОХИЩЕНИЯ (Nuestra Historia)



Похищения с целью получения выкупа являлись базой финансовой состоятельности террористических подрывных организаций в Аргентине в 70-х годах.

Когда похищения реализуются в систематической форме, психическое и моральное воздействие оказывается не только на друзей и родственников жертвы, но и на общество в целом, которое чувствует себя беззащитным перед лицом банд, совершающих эти преступления.


Точно так же, как и в других частях света, в нашей стране подрывные террористические организации систематически исполняли похищения с целью получения выкупа. Данное мероприятие являлось средством достижения следующих целей:

1 Пополнение экономических ресурсов

2 Демонстрация населению своего военного потенциала и убеждение общества в своей всесильности

3 Осуществление «вооружённой пропаганды»

4 Получение информации или склонение к сотрудничеству

В первом случае, похищения исполнялись с целью немедленного получения денег организацией. Жертвами становились предпочтительно предприниматели, коммерческие руководители, банкиры или лица связанные с крупными капиталами, которых «вычисляла» Служба разведки террористических организаций. В данных случаях приоритет отдавался, прежде всего, получению добычи, однако, немаловажным фактором являлось и пропагандистское действие.

Многие похищения с целью приобретения экономических ресурсов не были реализованы напрямую от лица террористических организаций, более того – зачастую террористы даже не обращались к родственникам жертв с требованиями выкупа, угрозами и пытками вынуждая самих похищенных отдавать деньги. Таким образом, многочисленные факты похищений подчас не попадали в «официальную» статистику акций террористических аргентинских групп, несмотря на то, что финансовый вклад от этих действий в казну организаций был просто огромен.

Ричард Джиллспай в своей книге «Монтонерос. Солдаты Перона» приводит следующую, чисто статистическую информацию: «…в 1973 году боевики ERP конкретно с помощью похищений предпринимателей, пополнили кассу своей организации на сумму более чем 30 миллионов долларов».

Наиболее высокий уровень похищений, согласно неофициальной статистике, пришёлся на период между 1973 и 1975 годами, когда у власти стояло законно избранное демократическое правительство. Систематические захваты породили массовый исход из Аргентины иностранных и отечественных предпринимателей, а так же ликвидацию нескольких крупных коммерческих контор.

В трёх других случаях (2, 3, 4), целями похищений обычно являлись представители политической, экономической, военной и социальной среды. Эти похищения широко освещались самими террористами, - как правило, с помощью «военных рапортов» («partes de guerra»); требования носили чисто «революционный» характер. Довольно часто подрывные элементы убивали похищенных после истечения срока выполнения требований или в случае опасности полицейской облавы. Так произошло с коммерсантами Сальюстро, Красельбундом и Гаспаро, консулом Эгганом, заместителем командующего Армией Эчегойеном, подполковником Ибарсабалем и многими другими.

Не лишним будет отметить, что Приговор по «Делу 13» (суд над руководителями Вооружённых Сил) в доказательной базе имеет статистику преступлений, совершённых военно-политическими нелегальными организациями в период с 1969 по 1979, которая включает в себя 1748 похищений. Принимая во внимание, что в 1974-75 гг. произошло 30% от всех этих похищений, то мы можем получить цифру 542 похищения в двухгодичный период, т.е. в среднем, по 22 похищения в месяц.

Грубо говоря, к этой, всё-таки, довольно небольшой цифре, нужно добавить многочисленные случаи «вооружённых оккупаций», «вторжений», ограблений банков, убийств, штурмов полицейских гарнизонов, терактов, исчезновений: только тогда мы сможем получить цифры, объективно свидетельствующие о накале политической ситуации в Аргентине в тот период.

Похищение братьев Борн

19 сентября 1974 года, через две недели после своего «официального» ухода в подполье, «Монтонерос» осуществили похищение братьев Хуана и Хорхе Борнов, возглавлявших наиболее мощный коммерческий аргентинский холдинг – корпорацию «Brunge & Born».

В этот день, около половины восьмого утра, грузовик с логотипами государственного телефонного агентства (Entel) припарковался на углу проспекта Либертадор и улицы Акасуссо в столичном квартале Ла Лусила. «Работники» коммуникационной конторы, одетые в серые комбинезоны и жёлтые шлемы, выскочили из кузова и установили переносной светофор в одном квартале от места остановки, перенаправляя движение машин в сторону улицы Ада Эффляйн, шедшую параллельно железнодорожному полотну. Так же вокруг будущего места действия были установлены предупредительные щиты. В этот же момент на свой пост заступил террорист, переодетый в полицейскую форму, для того, чтобы контролировать соблюдение водителями новых дорожных знаков. Ещё один фальшивый работник забрался на телефонный столб, чтобы наблюдать за происходящим вокруг.

Через несколько минут вдалеке показались два автомобиля: в первом находились коммерсанты, во втором – их охрана. За ними следовала третья машина, где сидели вооружённые боевики. В строгом соответствии с установленными знаками, автомобили свернули на улицу Ада Эффляйн. Когда вереница машин достигла перекрестка с улицей Акасуссо, грузовик «Entel» как бы случайно, выехав на полосу движения, столкнулся с головным автомобилем.

Ударная группа боевиков была разделена на две команды, которые должны были одновременно атаковать оба транспортных средства. За несколько секунд охранники братьев-предпринимателей были обезоружены и закованы в наручники. Члены второй команды, подбежав к машине коммерсантов открыли огонь, на месте убив водителя Хуана Карлоса Переса. Пули «Монтонерос» так же тяжело ранили третьего пассажира Альберто Боша, который умер несколькими минутами спустя. Братьев Борн быстро вытащили из машины, закрыли лица чёрными масками и затолкали в оперативный автомобиль, который, в сопровождении двух других, помчался в сторону проспекта Маипу.

Хорхе и Хуан Борн

В этот вечер «Монтонерос» опубликовали коммюнике, взяв на себя ответственность за похищение, а так же информировав, что: «Базовые боевые группы «Jose Sabino Navarro», «Carlos Olmedo», «Eduardo Beckerman» и «Pablo Van Lipke» совместно осуществили операцию по похищению руководителей одной наиболее крупных монополистических компаний в нашей стране. Сеньоры Борн за все свои действия будут преданы суду».

Хотя в 1974 году будет зафиксировано рекордное число похищений, эта «Операция Близнецы» (так окрестили сие действие «Монтонерос») повергла аргентинское общество в настоящий трепет, не только из-за поистине идеально отточенных действий боевиков, но и за проявленную жестокость: совершенно ненужное двойное убийство, которое осуществили профессиональные революционеры.

Руководителем этой операции был Роберто Кьето («Чёрный»), один из исторических лидеров FAR, который возглавлял ударную группу численностью в 18 человек, разделённых на 5 оперативных команд.

Позднейшие комментарии, данные участниками операции, позволили сделать вывод, что главным идейным вдохновителем похищения являлся бывший министр экономики в третьем перонистском правительстве, «коммунистический инфильтрат», Хосе Бер Хельбард, который ещё ранее высказывал мнение о крайней выгодности теоретического похищения братьев Борн. Это не кажется слишком удивительным, учитывая знакомства Бер Хельбарда со многими «высшими офицерами» «Монтонерос», заведённые ещё во времена активной деятельности в Коммунистической Партии Аргентины.

В любом случае, операция закончилась полным успехом – Хорхе Борн самолично предложил своим похитителям в качестве выкупа около 60 миллионов долларов – максимальная сумма, которую он мог позволить извлечь из бюджета своего холдинга.

Предложенная сумма за спасение жизни – печальный мировой рекорд, не побитый до сих пор, - намного превысила самые смелые ожидания «Монтонерос»; именно она позволила организации расширить подпольную инфраструктуру, отодвинув на несколько лет неминуемое военное поражение.

Деньги

После передачи денег в руки военно-политической организации, на сцене появляется Давид Гравье («Дуди»), связавшийся с руководством «Монтонерос» через Энрике Хуана Вальтера («Харито»), который, в свою очередь, был секретарём редакции журнала «Revista Gente» и любовником Лидии Папалео (в последствии ставшей женой Гравье). Именно ему Роберто Кьето передал на хранение 14 (по другим данным – 16) миллионов долларов, которые немедленно были переведены в банк в Женеве (Швейцария).

Гравье становится официальным «банкиром» организации: он вкладывает деньги в ценные бумаги, увеличивая рост капитала «Монтонерос» на 9.5%. Весь этот процесс финансового манипулирования находится под неусыпным контролем Карлоса Торреса (финансового шефа организации) и Антонио Саласара (координатора европейской структуры «Монтонерос»).

Некоторое время спустя, Гравье получил ещё около 3 миллионов долларов (часть из суммы в 4 миллиона, заработанной террористами посредством похищения в декабре 1975 года главного инженера завода «Mercedes Benz» Франца Айнриха Меца), которые, в последующем, будут давать ежемесячный доход в 16.852.000 долларов США.

Столь мощный экономический подъём «Монтонерос» позволил наладить контакты с немецкими торговцами оружием, у которых было закуплено более тысячи пистолетов-пулемётов («Steyr» и «Uzi»), 500 винтовок «Hecbler & Kersch» и двести пистолетов с глушителями («Browing» и «Walter»). Для того, чтобы доставить в Аргентину груз с оружием, «Монтонерос» приобрели в Майами самолёт «Super Constellation».

Одновременно с этим, удалось переправить в чилийский порт Арика 60 миномётов с неопределённым количеством боеприпасов – впоследствии они будут конфискованы вооружёнными силами Пиночета.

Однако, в связи с принятыми аргентинским правительством чрезвычайными мерами по борьбе с подрывными группами, перемещение крупных финансовых средств становилось всё более и более сложным. В конечном итоге, возникла угроза потери части экономических ресурсов организации, после того, как власти Аргентины обратились к международным банковским организациям с просьбой о блокировании счетов персонажей, связанных с террористическими структурами.

Именно в это момент руководители «Монтонерос» встречаются в Буэнос-Айресе с кубинским послом Эмилио Арагонес  Наварро, который утверждает, что необходимо вывести большую часть денег из страны и западных банков на Кубу, где они могут быть «отмыты». Уполномоченный лично Фиделем Кастро и заместителем министра внутренних дел Хосе Абрантесом, Наварро получил задание перевести деньги дипломатической почтой из Лимы в Гавану. Со стороны «Монтонерос» ответственным за операцию был назначен Орасио Вербицкий («Перро»).

Сумма в 42 миллиона долларов была переведена в столицу Кубы и взята под охрану спецподразделением под командованием бригадного генерала Паскаля Мартинеса Гиля.

Далее деньги переводились в Швейцарию небольшими партиями, но так как это занимало слишком много времени и требовало значительных мер безопасности, процесс был приостановлен, и, с согласия советских спецслужб, финансовые средства были переведены напрямую Национальным Банком Кубы в Центральный Банк Чехословакии.

Следующим шагом кубинцев стало создание в столице Панамы Международного Финансового Банка, президентом которого являлся тот самый бывший посол Кубы в Аргентине Эмилио Арагонес Наварро. Именно сюда переводились средства из Чехословакии, поступавшие затем «Монтонерос».

Все эти сведения сегодня стали известны благодаря показаниям Филиберто Кастиньейраса Гиабанеса, бывшего высшего офицера кубинской разведки, контактировавшего с руководством «Монтонерос», который в конце 80-х бежал в США и сегодня проживает во Флориде.

Согласно ему, большая часть денег, а так же набежавшие проценты, переводились на счета Рауля Ягера, Марио Фирменича и Роберто Пердиа, которые планомерно тратили их на развитие организации. К 1982 году, когда Гиабанес был отстранён от работы, на счету «Монтонерос» оставалось немногим более шести миллионов долларов.

Nuestra Historia № 26