Страницы

вторник, 7 декабря 2010 г.

«МОНТОНЕРОС» УХОДЯТ В ПОДПОЛЬЕ (Nuestra Historia)



К концу 1972 года руководители «Монтонерос» уже предполагали, что престарелый генерал Перон долго не протянет. Все они были убеждены, что огромная политическая власть и идеи старого лидера по праву принадлежат им, т.е. организация является логическим продолжением концепций Перона. Поэтому, осознавая приближавшийся жизненный финал генерала, руководство «Монтонерос» считало необходимым готовиться для взятия власти, продвигать свои структуры на всех уровнях, дабы возглавить перонистское движение и народные массы.

Однако, в отличие от разоружившихся товарищей из «Fuerzas Armadas Peronistas», «Монтонерос» не спешили расставаться с оружием: оно должно было помочь организации в будущем, ибо руководство прекрасно знало о наличии внутренней и внешней оппозиции в стране, которая не постесняется применить любые методы для того, чтобы отобрать законную власть у «Монтонерос».


«Это движение (перонистское) полностью принадлежит нам, - гласит одна из статей альманаха «El Descamisado», принадлежащего организации, - и внутри него мы будем действовать. Нас выталкивают изнутри, нас тянут снаружи, но мы останемся на своём месте, и будем драться».

Отношения с Пероном, которые были идиллическими и душевными с момента зарождения вооружённой группы, дали трещину после возвращения генерала в страну.

После смерти духовного лидера движения, постепенно начали ухудшаться отношения и с самим перонистским лагерем: начались столкновения между «левыми» (к которым принадлежали «Монтонерос») и «правыми» перонистами в борьбе за политическое наследство Перона и, собственно, за политическую власть. Давайте взглянем на этапы «регресса» отношений «Монтонерос» с Пероном и перонизмом:


1) В конце декабря 1972 года Марио Фирменич и Роберто Кьето приезжают в Мадрид и предоставляют Перону список из 300 фамилий членов движения, которые должны быть включены в списки на грядущих выборах 11 марта. Этот дерзкий шаг, движение снизу вверх, весьма обеспокоил лидера хустисиализма. В течение этого же визита состоялись и первые идеологические столкновения с генералом. Вернувшись в Аргентину, на встрече с руководителями «Перонистской Молодёжи», Марио Фирменич резюмировал:

«…наш Перон, за которого мы сражались,  совершенно не соответствует реальному Перону. Мы поняли, что Перон – не тот, кто нам нужен…Его идеология не согласуется с нашей идеологией, потому что мы социалисты…».


2) В апреле 1973 Хуан Перон освободил Рудольфо Галимберти от должности руководителя «Перонистской Молодёжи» только за то, что тот публично позволил себе озвучить идею о формировании «народной милиции» для поддержки действий нового правительства.


3) Вопреки ожиданиям большинства, приход к власти 24 марта 1973 года Эктора Кампоры, ознаменовавший собой полную победу «демократии» над «диктатурой», не остановил развитие процесса насилия в стране. Похищения, убийства, нападения, акции вооружённой пропаганды, самозахваты: революционные организации, пополнившие свои ряды за счёт вышедших из тюрем благодаря всеобщей амнистии политических заключённых, в соответствии с ленинским принципом «превращения буржуазной революции в революцию социалистическую», продолжили свои подрывные действия.

«Монтонерос», на словах провозгласившие начало «переходного периода от вооружённой к политической борьбе», на самом деле играли в этом процессе эскалации насилия отнюдь не последнюю роль. Хаос, царивший в Аргентине, заставил Перона пересмотреть все свои первоначальные планы, касающиеся дальнейшего развития политических и социальных процессов в стране, а так же роли в этом процессе организации «Монтонерос».


4) 20 июня 1973 года огромная толпа, не имевшая себе аналогов по численности за всю историю Аргентины, собралась близ столичного аэропорта «Эсейса» для того, чтобы встретить окончательно вернувшегося из ссылки генерала Хуана Доминго Перона.

Перонистские колонны, составленные из людей, прибывших со всех уголков страны, двигались по шоссе 12 в сторону аэропорта. Но смертельная ловушка потопила в крови народный энтузиазм, отторгнув массы от лидера перонизма. Боевиками ультраправых организаций близкими к профсоюзной бюрократии, был организован самый настоящий расстрел безоружных людей.

С самого утра и до четырёх часов вечера в аэропорту и на прилегающих территориях развернулось форменное сражение между до зубов вооружёнными «перонистами» (правыми перонистами) и практически безоружными «марксистами» (левыми перонистами), в результате которого несколько десятков человек были убиты (по официальной информации – 13), сотни получили ранения (по официальной информации – 365). В результате, борт генерала Перона по соображениям безопасности вынужден был приземлиться на военном аэродроме в Морон, минуя встречающих.

Самая крупная политическая манифестация в истории Аргентины закончилась кровавой бойней, виновниками которой лидеры «Монтонерос» объявили «правых» перонистов и лично Хуана Перона, который «захотел уничтожить народный сектор перонизма».

На следующий день, в телевизионном обращении, Перон опрокинул ушат холодной воды на головы «левых», подтвердив свою верность «ортодоксальному» хустисиализму, а так же сообщив, что «те, кто наивно думают, что смогут захватить наше Движение и отобрать у народа завоеванную им  власть…ошибаются». В заключении, Перон окончательно определил себя как приверженца «перонистской родины», к большому огорчению строителей «социалистической родины».


5) 13 июля 1973, через 49 дней после своего избрания, Кампора под давлением перонистских ортодоксов подаёт в отставку, открывая путь для новых выборов, на которых побеждает престарелый генерал. Таким образом, подошла к концу «весна монтонерос» - короткий период демократического правления, вызвавший всеобщее ликование аргентинских революционеров всех мастей, предвосхищавших социалистическую революцию, которая придёт вслед за буржуазной революцией, сместившей семилетние правление военной хунты. Хотя в этот период «Монтонерос» и заполучили в свои руки высокие должности (восемь губернаторов важнейших провинций, а так же сам президент Эктор Кампора являлись членами организации), они не сумели предотвратить резкий поворот режима вправо. Начался этап обострения конфронтации с третьим правительством Хуана Перона, увидевшим в военно-политической организации большую опасность для себя.


6) 25 сентября 1973 «Монтонерос» убивают Хосе Игнасио Руччи, Генерального Секретаря Всеобщей Конфедерации Труда, человека, максимально приближенного к Перону. Несмотря на то, что ответственность за преступление на себя так никто и не взял, было понятно, что движение таким образом бросает вызов новому режиму.


7) 1 октября лидер хустисиализма нанёс жёсткий ответный удар. На пленарном заседании, где присутствуют все губернаторы провинций и высокопоставленные лица «Хустисиалистской Партии», был принят ряд директив, осуждавших «марксистское проникновение в перонистское движение», и установивших руководящие принципы для устранения данной «инфильтрации». Среди этих принципов – формирование централизованной организации для борьбы с «коммунистическим влиянием». Были брошены первые семена, из которых чуть позже вырастет «Аргентинский Антикоммунистический Альянс» («Тройное А»).


8) 22 января 1974 года восемь депутатов фракции «Революционной Тенденции», отказавшиеся голосовать за ратификацию нового антитеррористического закона, выдвинутого после нападения боевиков «Народной Революционной Армии» (ERP) на военный гарнизон Асуля, получили строгий общественный выговор от президента Перона. В течение ближайших дней все восемь парламентариев под давлением правительства были вынуждены уйти в отставку.


9) 22 января и 7 марта 1974 произошло отстранение двух наиболее важных губернаторов провинций, входивших во фракцию «Революционной Тенденции», а так же являвшихся членами «Монтонерос»: Бидегайна (провинция Буэнос-Айрес) и Обрегона Кана (провинция Кордоба). Последний был отстранён вместе с вице-губернатором Атильо Лопесом, так же входившим в «Тенденцию».


10) 1 мая 1974 года, на столичной площади Пласа де Майо, в открытой форме столкнулись приверженцы «перонистской родины» и «социалистической родины». Со стороны «социалистов» раздавались словесные оскорбления сначала в сторону окружения Перона, а затем и в отношении его самого. После того, как в ответ на выпады, генерал Перон назвал своих оппонентов «…тупыми щенками», колонны «Монтонерос» и «Перонистской Молодёжи» в массовом порядке покинули площадь, выразив тем самым своё презрение к третьему перонистскому правительству.


До этого последнего конфликта, несмотря на все проблемы и столкновения с генералом, «Монтонерос» тем не менее держались позиций перонистского лагеря и пытались любыми методами избежать разрыва с Движением, хотя верхушка организации, как уже было указано, ещё с 1972 года поняла, что позиции генерала не совпадают с позициями «Монтонерос» в принципе.

Через два месяца после смерти Перона, 3 сентября 1974 года, Марио Фирменич и Норма Арростито в журнале «La causa peronista» публикуют воспоминания о своём участии в похищении и убийстве генерала Арамбуру. Холодный и абсолютно безжалостный стиль повествования, подчеркнувший мужество и стойкость похищенного генерала, поверг массы в шок, резко настроив народ против исполнителей данной акции. Издание было тут же закрыто правительством второй жены Перона Исабель Эстела Мартинес, в то время как большая часть аргентинцев заинтересовалась вопросом – с какой целью вообще Фирменичем и Арростито была поднята тема преступления четырёхлетней давности? Ответ был вскоре получен: «Монтонерос» хотели подчеркнуть, что не существует никаких ограничений в достижении организации своих целей.

В этом контексте, ночью 6 сентября 1974 года произошло наиболее важное событие, связанное с дальнейшей эскалацией насилия в стране: на специально собранной пресс-конференции, лидер «Монтонерос» Марио Фирменич сообщил, что организация приняла решение вернуться в подполье. В заключении главарь резюмировал: «С этого момента организация приступает к вооружённым акциям».

Но не только «Монтонерос» ушли в подполье. Шесть других формаций, чьи лидеры подписали акт о начале нового периода борьбы (Juventud Peronista, Juventud Trabajadora Peronista, Agrupación Evita, Movimiento Villero Peronista, Juventud Universitaria Peronista и Unión de Estudiantes Secundarios), получили приказ о реорганизации в соответствии с форматом подпольной военной деятельности, общий сценарий которой уже был сформулирован руководством «Монтонерос» в «Квартальном Плане Действий», разработанном в начале 1974 года и обнаруженном властями в ходе обысков спустя год.

Можно отметить, что уход в подполье был личным решением руководства, которое было недовольно утратой гегемонии движения в политической сфере и отстранением организации как от политической власти, так и от народных масс.

Для большинства же рядовых членов принятое решение о начале нового этапа военной деятельности казалось просто диким. Остро не хватало материальных ресурсов для приведения в исполнение плана массовой вооружённой борьбы. Ситуация усугубилась и тем, что многие члены движения на протяжении последнего года принимали активное участие в легальной политической работе, что облегчало властям их идентификацию. Таким образом, только члены высших уровней «Монтонерос» могли рассчитывать на более-менее «успешную» жизнь в подполье, в то время как подавляющее большинство рядовых участников существовало с постоянным страхом стать жертвами репрессивных действий «Тройного А».

Именно с сентября 1974 года движение постепенно утрачивает свою прежнюю суть, превращаясь из некогда действительно массового народного движения, в вооружённую группировку заговорщиков, стремившуюся посредством вооружённой борьбы установить социалистическую систему по образу и подобию революционной Кубы Фиделя Кастро.

Nuestra Historia № 24