Страницы

суббота, 18 декабря 2010 г.

JUNTA DE COORDINACION REVOLUCIONARIA (Nuestra Historia)


В своём выступлении в Гаване на Триконтинетальной Конференции в 1966 году, Че Гевара настаивал на «необходимости координации между всеми вооружёнными революционными организациями Латинской Америки для противостояния империализму». Эта рекомендация была принята во внимание в частности террористическими подрывными организациями, которые, начиная с этого момента, планомерно налаживали и укрепляли отношения друг с другом с целью последующего создания единого латиноамериканского революционного блока, в полном соответствии с директивами Гевары.



Именно из этой романтическо-безумной идеи Че и родилась «Хунта Революционной Координации» (JCR), которая играла очень важную роль в развитии революционной войны не только на южноамериканском континенте, но и в Европе. История данной интернациональной формации восходит к 1968 году, когда, в ходе двусторонних встреч и переговоров, было налажено тесное сотрудничество между аргентинской «Революционной Партией Трудящихся – Народной Революционной Армией» (PRT – ERP), чилийским «Левым Революционным Движением» (MIR), уругвайским «Движением Национального Освобождения – Тупамарос» (MLN – T) и боливийской «Армией Национального Освобождения» (ELN). Эти контакты и многочисленные личные встречи между руководящими кадрами, позволили не только обмениваться опытом, но и вычленить идею о создании международной организации, которая, посредством скоординированных вооружённых акций и взаимопомощи, будет способствовать приходу к власти коммунистических правительств в этих четырёх странах.

В июле 1971 года, делегация PRT, возглавляемая Роберто Сантучо, посетила Кубу, где участвовала в юбилейных торжествах, посвящённых очередной годовщине штурма казарм в Ла Монкада. Именно здесь «Революционная Партия Трудящихся» получила своё место в «Интернациональном Коммунистическом Движении», возглавляемым СССР, и упрочила контакты с уругвайскими «Тупамарос». Там же, по инициативе кубинского руководства, была выдвинута стратегическая концепция по расширению революционной войны на южную часть континента с помощью подрывных террористических движений.

Мигель Энрикес
В ноябре 1972 в Сантьяго де Чили было проведено учредительное совещание JCR, на котором присутствовали Политический комитет MIR, члены Национального Руководства MLN – T и трое представителей Политического Бюро PRT. Мигель Энрикес, генеральный секретарь MIR, главной целью конференции выдвинул вопрос о конкретизации формы международной организации, чьей основной целью будет являться вооружённая борьба за установление социализма, по примеру Кубинской революции.

Участниками этого «маленького Циммервальда», как совещание окрестил Энрикес, был единогласно принят ряд резолюций, среди которых:

А) Подготовка проекта совместной декларации

Б) Подготовка проекта единого политического журнала

В) Организация политической школы для подготовки кадров

Г) Проект единого финансирования

И т.д.

Хотя члены боливийской «Армии Национального Освобождения» и не присутствовали на конференции, в последующем боливийские революционеры выразили полное согласие с целями и задачами интернационального движения, а так же изъявили готовность немедленно присоединиться к нему.

На протяжении 1973 года продолжалась консолидация отношений и контактов между всеми участниками JCR, была организована Международная Школа Кадров (сначала располагавшаяся в Чили, а затем переехавшая в Аргентину), а так же окончательно утвердилась оперативная платформа формации, созданная посредством еженедельных встреч и координации работы различных групп для достижения определённых целей (фабрикация оружия, обмен комбатантами, реализация совместных конгрессов и т.д.).

После военного переворота в Чили (11 сентября 1973), штаб-квартира JCR переместилась из Сантьяго в Буэнос-Айрес, где Марио Сантучо развернул бурную деятельность, в том числе – организовал международный центр обмена комбатантами для расширения работы Панамериканской организации.

1974 год начался с выпуска декларации, подписанной всеми четырьмя террористическими бандами, которая стала общеизвестной не только в Латинской Америке, но и по всему миру. Переведённая на несколько языков, она очень быстро была распространена средствами массовой информации и левой прессой так же в Италии, Швеции, Франции и ФРГ.

В совместном заявлении террористы особо подчеркнули, что всех их объединяет понимание того, что в Латинской Америке нет более других жизнеспособных стратегий, кроме стратегии «Революционной Затяжной Войны», которая, собственно, определяет деятельность и цели интернациональной организации.

Начиная с этого момента, международная подрывная группировка, координировавшая террористические действия своих членов на южной оконечности Латинской Америки, приступает к налаживанию контактов с другими марксистскими и геваристскими бандами нашего континента. Идея JCR заключалась в создании континентального революционного блока под общим руководством «Хунты», объединявшего экстремистские группы в Перу, Венесуэле, Бразилии, Парагвае, Колумбии, Мексике, Никаргуа, Доминикане, Гватемале, Эль Сальвадоре и Соединённых Штатах.

В апреле 1975 года состоялась первая публичная конференция JCR в Португалии на которой было объявлено об открытии штаб-квартиры организации в Лиссабоне и Париже. К тому моменту организация уже наладила контакты с европейскими «товарищами по борьбе».

Деятельность JCR в Европе

Главные идеологи и руководители «Хунты» - при непосредственной помощи Кубы и поддержке Советского Союза, - выдвинули так же проект по развитию герильи латиноамериканского типа на европейском континенте с использованием примерно полутора тысяч южноамериканских партизан (говорилось об организации отдельной Бригады). Более половины из этих полутора тысяч к 1975 году уже были перемещены через океан, других же планировалось перекинуть с Кубы после прохождения усиленных курсов подготовки.

Латиноамериканская Бригада должна была действовать совместно с европейскими «дружественными» левыми организациями в целях создания атмосферы революционной паники, в ходе которой будут освобождаться «политические заключённые», происходить нападения на банки и объекты, принадлежащие воинским соединениям НАТО.

Как уже было указано, главная штаб-квартира будущей европейской герильи располагалась в Париже. Обеспечение подпольной армии взяла на себя легальная организация «Aide et Amitie» Энри Куриеля, которая долгое время занимался поддержкой различных левых террористических банд в Европе. Центром же герильи, откуда и должно было пойти наступление, рассматривалась Португалия, где в тот момент, после Революции Гвоздик, свергнувшей многолетнюю фашистскую хунту, сложились довольно благоприятные архилиберальные условия для приведения в жизнь подобного проекта.

Именно в Лиссабоне в апреле 1975 года и состоялась первая публичная пресс-конференция JCR. В ноябре того же года, после крушения революционного плана португальских коммунистов, десятки вооружённых до зубов чилийских и уругвайских террористов были арестованы на берегу реки Тежо – именно здесь было обозначено начало конца амбициозного проекта европейской герильи.

В книге «Хроники 20 века» издательства «Plaza & Janes» на странице 471 имеется статья под заголовком «Европейские правительства на грани падения: Террористические группы поддерживают в ряде стран континента климат паники». Такое название и идущее затем содержание может натолкнуть нас на мысль, что план JCR изначально не был сумасшедшим. Наоборот – данная стратегия имела громадный потенциал для дестабилизации правительств ряда европейских стран (в первую очередь – ФРГ, где 1976 год был объявлен «годом оружия», и Италии, где следующий, 1977 год, фактически стал апофеозом вялотекущей гражданской войны между правительством и левыми боевиками).

В апреле 1976 года была запланирована «Операция Лео», чьей целью было похищение (и последующее убийство, в случае невыполнения выдвинутых требований) министра Анна Грета Лейон, входившей в состав шведского правительства Улофа Пальме. Хотя номинальным руководителем операции был объявлен западногерманский террорист, член «Движения 2 Июня», Норберт Крошер, планирование и обеспечение операции, в соответствии с генеральным планом развёртывания европейской герильи, взяла на себя «Хунта».

Запланированная операция, прерванная из-за внутреннего предательства, имела главной задачей освобождение четырёх террористов «Движения 2 июня», арестованных за убийства, совершённые в ходе захвата консульства Германии в Стокгольме в апреле 1975 года. В итоге, благодаря информаторам из местной левой среды,  шведская полиция установила имена всех пятидесяти партизан, которые должны были принимать участие в похищении.

Шведская разведка так же подтвердила факт связи задержанных с Кубой и непосредственно с латиноамериканскими террористами JCR, многие из которых, в виде «политических беженцев» уже скрывались в Европе от преследования родного правосудия.

Интересно будет отметить, что в тот момент на территории Швеции действительно проживало громадное количество южноамериканских «политических изгнанников», в той или иной мере связанных с терроризмом: 4410 аргентинцев, 492 бразильца, 397 боливийцев, 2411 чилийцев, 344 колумбийца и 400 дезертиров из армии США.

Не лишним будет узнать и о международных связях руководителей и боевиков JCR – правительства Ирака, ГДР, Чехословакии, Ливии, Алжира, руководства испанской ЭТА, итальянских «Красных Бриагд» и «Рабочей Автономии», ирландской ИРА, немецких «Фракции Красной Армии» и «Движения 2 июня», палестинского ФАТХа, японской «Красной Армии»…Ну и конечно же, контакты с Ильичём Санчесом Рамиресом "Шакалом".

Кроме того, существовали довольно тесные связи со вторым брюссельским «Трибуналом по военным преступлениям» Бертрана Рассела, который занимался преследованием тех, кто хотел избежать Международного Суда в Гааге, а так же расследованиями нарушений прав человека в Третьем Мире.

Nuestra Historia № 14