Страницы

воскресенье, 12 декабря 2010 г.

«МОНТОНЕРОС» И ООП (Nuestra Historia)


Первые контакты были налажены Рудольфо Галимберти с «Федерацией Палестинских Студентов Испании» ещё в 1972 году в течение очередного визита тогдашнего главаря «Аргентинской Молодёжи за Национальную Эмансипацию» (коим и являлся Галимберти) в Мадрид для встречи с генералом Хуаном Доминго Пероном. Хорхе Антонио, араб по национальности, организовал тогда встречу палестинских представителей с Галимберти (который формально не входил ещё в «Монтонерос») по личной просьбе генерала.

Далее эти контакты развивались через Мустафу Лучерафа, сотрудника алжирского посольства в Буэнос-Айресе: именно тогда была достигнута договорённость о поставке алжирцами оружия группировке «Fuerzas Armadas de Liberacion» (Вооружённые Силы Освобождения) и подпольному крылу «Juventud Peronista» (Перонистская Молодёжь). Однако, в конечном счёте, договорённости так и остались договорённостями. Обещанное оружие не было предоставлено.


В 1975 году «Монтонерос» приняли решение оживить и усилить контакты с ближневосточными бойцами за национальное освобождение, дабы получить от них «ценные технические советы по созданию оружейных цехов» и договориться о «прибытии аргентинских партизан в палестинские лагеря обучения для прохождения военного инструктажа». Таким образом, в середине 75 года в Мадриде произошла встреча между Фернандо Вака Нарваха (ответственным за международные отношения организации) и Абу Эль Эстом, представителем ООП в Испании.

В течение 76 года Вака Нарваха встречается с другой палестинской делегацией, возглавляемой Фаруком Кадумми, политическим секретарём ООП: на этой встрече было принято решение о создании на территории Аргентины фабрики по производству взрывчатки и оружия, финансируемой Палестиной, но управляемой «Монтонерос» (в частности, «директором» фабрики был назначен химик Хуан Карлос Марин). Так же, представители ООП изъявили желание расширить международные контакты военно-политической организации, и взяли на себя обязанность свести руководство «Монтонерос» с правительствами стран т.н. «Третьего Мира» и многочисленными «движениями за национальное освобождение» в Азии и Африке.


В августе 1977 года Марио Фирменич и Вака Нарваха лично встречаются с Ясиром Арафатом. Фотография этой встречи, где палестинский лидер запечатлён в компании аргентинских террористов, облетела страницы многих газет мира. Естественно, что появилась она и в «официальном» вестнике организации «Evita Montonera», сопровождённая декларацией, подписанной руководителями ООП и «Монтонерос», в которой провозглашалась совместная борьба обеих организаций «против сионизма, расизма и империализма».

В январе 1978 года представители «Монтонерос» Мигель Бонассо (являвшийся в ту эпоху, несмотря на свою одиозную сущность, депутатом национального парламента) и Даниель Гонсалес совершили визит в Танзанию с целью открытия здесь постоянного представительства организации, которое временно разместилось в здании, принадлежавшем посольству ООП. Основной задачей аргентинской делегации стало укрепление связей с африканскими движениями национального освобождения, дабы собрать как можно больше голосов, которые можно было бы поставить на международных резолюциях «Монтонерос». Место было избрано неслучайно: помимо того, что здесь были сильны позиции палестинских друзей аргентинской организации, Танзания так же являлась своеобразным центром движений освобождения южной части Африки. Однако попытка укрепиться на Чёрном Континенте потерпела фиаско благодаря усилиям Министерства Иностранных Дел Аргентины и чуткого отношения правительства Танзании, которое решило не вмешиваться в «неафриканские» дела и изгнало «Монтонерос» из страны.

Так же, в течение 1978 года, были достигнуты различные соглашения между ООП и «Монтонерос». Орасио Мендисабаль, шеф «Армии Монтонеро», и два члена «высшего командования»  совершили поездку в Ливан, где состоялась встреча с Ясиром Арафатом и Абу Джихадом (членом ЦК ФАТХ), на которой легко было ратифицировано соглашение об обучении значительного количества боевиков аргентинской организации и предоставлении палестинцами различного оружия, вроде гранатомётов RPG7, которые активно использовались и в «Тактической Атаке» перед Чемпионатом Мира 78, и в ходе «Стратегического Контрнаступления» следующего года.

В сентябре этого же года, «Монтонерос» учредили офис своей пресс-службы в Бейруте и начали публиковать свой еженедельник на арабском языке. Месяц спустя в Югославии состоялась грандиозная встреча «международных террористов»: сюда прибыли представители от ООП, «Монтонерос», «Красных Бригад», «Хунты Революционной Координации», ИРА, ЭТА и РАФ для обсуждения вопросов координации своих будущих нелегальных акций.

В середине 1978 года, ООП передала «Монтонерос» 5 гранатомётов RPG5, 15 ракетных снарядов и множество патронов к автомату Калашникова русского производства. Всё это было предназначено для оснащения «Отрядов специального назначения»: новых оперативных единиц реструктурированной террористической организации. В сентябре 1978 года в Бейрут пожаловал руководитель «Армии Монтонеро» Орасио Медисабаль, который, встретившись с военным руководством ФАТХ, лично поблагодарил палестинцев за оказанную помощь. Тогда же аргентинцами на территории Южного Ливана, контролируемого ООП, была организована фабрика по производству взрывчатых веществ.

Благодаря своей личной дружбе с Абу Джихадом, - в то время военным руководителем ФАТХ, - Галимберти, - уже внёсший раскол в «Монтонерос» и разбазаривший собственную структуру «Перонистской Милиции», - в середине 1979 года был официально поставлен у руля международного отряда добровольцев, контролировавших ряд контрольно-пропускных пунктов на «зелёной линии», разделявшей Бейрут на христианскую и мусульманскую части. В ходе этой миссии, Галимберти участвовал в нескольких военных операциях, в том числе – в небольшом столкновении отряда ФАТХ (под его собственным командованием), с вооружённой группировкой про-иранских мусульманских активистов, захвативших в заложники нескольких французских граждан.

Рудольфо Галимберти
В тот момент ООП, как сугубо светская и многоконфессиональная организация освобождения палестинской нации, была весьма недовольна усилением позиций мусульманских фанатиков, что попахивало откровенным антизападным терроризмом. Любые проявления экстремизма со стороны подобных персонажей, такие как похищения и убийства иностранных граждан, не являвшихся непосредственными участниками войны,  руководство ООП старалось пресекать на корню. Так вышло и в этот раз. В результате короткого боя между отрядом ФАТХ и группировкой шиитских фанатиков, был отбит один из заложников, которого Галимберти на следующий же день передал в руки французского консула.

Буквально через несколько дней, Галимберти был тяжело ранен шальной пулей, пробившей окно казармы как раз в тот момент, когда аргентинец наслаждался близ него прохладным ночным воздухом. Раненый был срочно транспортирован в госпиталь Дамаска (Сирия), откуда, после некоторого улучшения самочувствия, был переправлен в Марсель, а оттуда, благодаря хлопотам того самого спасённого в Бейруте заложника, -  Ксавьера Капдевьеля, сотрудника разведки ВВС Франции, -  в Военный Госпиталь Парижа.

В июле 1988 года, доктор Ахмад Собех, руководитель мисси ООП в Мексике, направил ветерану «Монтонерос», Рудольфо Галимберти, открытое письмо:

«Прошло 20 лет с тех пор, как некоторые товарищи из «Монтонерос» (Галимберти, Осатинский, Гонсалес Хансен и др.) познакомили нас с перонизмом и установили братские отношения между нашими движениями национального освобождения. Наш брат Рудольфо Уолш способствовал развитию этих отношений. Сегодня мы получили журнал «Juventud Peronista» и увидели, с великим воодушевлением, что молодые перонисты по-прежнему несут лучшие знамёна перонизма и поддерживают солидарность с народами и движениями национального освобождения Третьего Мира. Шлём поздравления вашему журналу и благодарим за интернациональную солидарность».

«Nuestra Historia» №70