Страницы

понедельник, 13 декабря 2010 г.

ВООРУЖЁННАЯ ПОДПОЛЬНАЯ БОРЬБА В ПУЭРТО-РИКО


Др. Майкл Гонсалес-Крус

Вооружённая борьба – одна из форм протеста колонизированного населения против угнетения сверху; насильственное действие – один из наиболее очевидных способов заявить о себе, однако, в этом случае, более важным видом деятельности становится рекрутинг, обучение и политическая мобилизация угнетаемого населения.

Вооружённые и подпольные организации осуществляют через насилие политическую борьбу, морально ослабляя колониальный режим, укрепляя сопротивление и моральный дух антиколониального национального движения (Аддисон Майкл, 2002, Дэвид Уилсон, 1963)

В первые годы шестого десятилетия 20 века группа молодых людей, - выходцев из «Националистической Партии», беспартийных рабочих и эмигрантов, - организовала партизанский очаг в горном регионе на северо-западе Пуэрто-Рико. Для своей маленькой организации они выбрали имя «Вооружённое движение народа» (Movimiento Armado del Pueblo – MAPA).


Избранная для действий зона фактически являлась собственностью сахарного завода «Колосо»: здесь были расположены крупнейшие плантации сахарного тростника. Однако имелись и мелкие сельскохозяйственные угодья, специализирующиеся на выпуске текстиля. В этом же регионе расположилась и база военно-воздушных сил США «Ramey» - наиболее крупная в Карибском регионе. Партизанский центр был организован на маленькой фруктовой ферме близ городка Мока, откуда новоявленные герильерос и начали свои действия.

MAPA посылало оружие в Нью-Йорк, где была организована структура вербовки симпатизантов из местной среды «Националистической Партии» и иммигрантов левых взглядов, поддерживавших «Движение 26 июля» во время Кубинской Революции. По воспоминаниям Карлоса Арройо Муньоса, в январе 1964 года полиция Пуэрто-Рико раскрыла повстанческую группу, атаковала базовый лагерь, но получила достойный отпор со стороны молодых герильерос.

В квартале Роча в память об этом событии сочувствующими был воздвигнут скромный памятник, возле которого на протяжении долгих лет сторонники независимости региона собирались для того, чтобы отметить очередную годовщину первого столкновения пуэрториканских партизан с властями.

Создание MAPA было первой попыткой новой вооружённой борьбы пуэрториканцев за независимость, копировавшей в деталях стратегию партизанской войны, сформулированной Эрнесто Че Геварой и с успехом опробованной кубинскими борцами за национальное освобождение. Однако MAPA не сумело достичь уровня кубинских товарищей, став лишь первым, но не последним, примером героической борьбы, продемонстрировавшим полную непригодность стратегии сельской герильи на острове, где ощущалось мощное присутствие США. Государства, которое не только наводнило страну солдатами, но и сформировало довольно эффективную современную полицейскую систему, не имевшую себе равных в других странах Карибского региона.

Четыре года спустя после поражения MAPA, в 1968 году, во время очередной торжественной манифестации, посвящённой Революции 1868 года, «Вооружённые Команды Освобождения» (Comandos Armados de Liberacion - CAL) были представлены пуэрториканскому народу и взяли на себя ответственность за большинство повстанческих акций, произошедших в 1967.

Alfonso Beal! Puerto Rico quiere CAL!

Посредством печатного сообщения, распространённого среди участников празднования столетия пуэрториканской революции 1868 года, «Вооружённые Команды Освобождения» заявили, что их вооружённая организация вот уже целый год проводит акции, направленные против североамериканских учреждений на острове. Заявлялось, что коммерческий империалистический монополизм убивает национальную промышленность и беспощадно эксплуатирует землю. Кроме того, выражалось сожаление в связи с увеличением эмиграции пуэрториканцев в США, где они не просто тянули жалкое существование, но и на каждом шагу подвергались расовой дискриминации.

Двухстраничное сообщение заканчивалось объявлением о начале военно-политической кампании CAL, направленной против колониального режима.
                                                                                                                     
В этом же коммюнике CAL взяли на себя ответственность за серии атак, чётко делившихся на три категории. В первую очередь, это нападения на североамериканские коммерческие компании, такие как «Bargain Town», «Blek Lind», «Say», «K- Mart», «Pueblo Supermarkets», «Sears», «Hotel Americana», «Bellas Hess», «Franklins», UMETCO, «Drug Fair», «Blacktown» и «Chez Bambo». В результате этих атак, большинство местных страховых компаний понесли большие убытки, и начали либо завышать страховые взносы, либо вообще отказывать в страховании коммерческих предприятий гринго. Точно таким же образом, CAL осуществили саботажные действия против телефонной компании «Telefonica ITT» и нефтехимической корпорации CORCO, которая была широко известна своим наплевательским отношением к утилизации отходов и обеспечении безопасности своих работников.

По воспоминаниям Луиса Лопеса Рохаса, пуэрториканско-североамериканская мафия использовала туристическую индустрию, легализацию азартных игр и широкое распространение проституции для того, чтобы надёжно укрепить свои позиции в теневой экономике Карибского региона. Лопес Рохас в своей работе «Мафия в Пуэрто-Рико» пишет:

«Многие указывают, что развитие криминальных организаций в Пуэрто-Рико было инициировано США после того, как американцы после триумфа революции утеряли Кубу, до этого являвшуюся основным партнёром Вашингтона в сфере теневого бизнеса. Ибо именно в годы правления правительства «Народно-Христианской Партии» пуэрториканская мафия, - проводник интересов североамериканцев, - необычайно усилилась. Перед этим неопровержимым фактом, «Вооружённые Команды Освобождения» заявили о желании очистить туристическую зону Кондадо, являвшуюся приютом и центром пуэрториканско-кубинско-североамериканских мафиозных синдикатов».

Помимо ударов по местной мафии, в течение 1967 года CAL осуществили так же подрыв нефтепровода, служившего источником топлива для североамериканской военной базы «Ramey», расположенной на северо-западе острова. Так же были атакованы военные радиостанции на военно-морской базе США «Рузвельт Роудс» и офицерский клуб в Сан Хуане.

Мы можем сделать выводы из этого бюллетеня, что CAL приступили к подготовке военно-политического аппарата ещё с 1963 года: после крушения MAPA возник кружок по-новому мыслящих людей, которые впоследствии, будучи воодушевлены новыми методами борьбы («городской герильей») и сформировали подпольную вооружённую городскую организацию.

Мы можем так же заключить, что боевики CAL ждали целый год, прежде чем победоносно раструбить о своём существовании на манифестации, посвящённой столетию пуэрториканской революции. В своей декларации боевики CAL утверждают, что связь организации с народом посредством бюллетеней и сообщений продолжится, призывают сочувствующих присоединиться к борьбе, готовится и продолжать дело освобождения острова от власти США. Понятно, что CAL не желала быть изолированной от масс организацией, в своих действиях они искали поддержки и участия народа. Нитью, связывающей организацию с массами, была национальность – аспект, связывающий воедино «Вооружённые Команды Освобождения», различные легальные политические движения национального освобождения и народ Пуэрто-Рико. CAL утверждали, что народ не должен опасаться их атак, ибо они воюют только против колониального режима.

В соответствии с Регламентом CAL, преамбула организации заключается в «создании военно-политического авангарда нашего народа в борьбе за достижение независимости и установлении демократического правления, которое создаст материальную базу для устранения эксплуатации и порабощения человеком человека».

Регламент так же указывает, что подпольные структуры CAL управляются на основе концепции демократического централизма, все члены организации считаются комбатантами, организация военной работы возложена на Центральное Командование, политической – на Национальное Руководство, в котором представлены ответственные лица всех колонн группировки. В этом документе так же указано, что любой, кто желает присоединиться к организации, признаёт её принципы и дисциплину, может сделать это после того, как Центральное Командование одобрит его кандидатуру. От кандидатов и непосредственно комбатантов CAL требуют безупречного морального и политического поведения, ибо каждый кандидат и комбатант является примером, по которому общество будет судить обо всей организации.

В 1968 году журнал «Tricontinental», издающийся кубинской «Организацией солидарности с народами Азии, Африки и Латинской Америки» публикует интервью с Альфонсо Беалем, главарём CAL, который утверждает, что генеральной целью CAL является подрыв стабильности колониального режима посредством вооружённой борьбы.

Согласно представителю организации, североамериканским империалистам уже нанесён ущерб на сумму, превышающую 14 миллионов долларов, в результате чего страховые конторы острова более не желают предоставлять компаниям гринго своих услуг. В результате всего этого, немедленно после осуществления военно-политической кампании, колониальный режим был вынужден субсидировать страхование североамериканских корпораций из собственного бюджета, что вызвало громадное недовольство пуэрториканцев.

Альфонсо Беаль утверждает, что опыт Алжира оказал огромное влияние на вооружённую борьбу пуэрториканцев, которая характеризуется большой мобильностью, конкретизацией целей и действиями в городской среде. Руководитель CAL добавил, что ни у одной пуэрториканской организации, выступающей за национальное освобождение, нет своего военного крыла, и что, в данном контексте, «Вооружённые группы освобождения» представляют собой необходимую альтернативу, объединяющую все антиколониальные силы, независимо от их политических пристрастий.

Альфонсо Беаль заявил, что CAL приняло решение поддерживать местных мелких предпринимателей, рабочих телефонных станций в их предстоящей генеральной стачке, а так же поддерживать тех, кто предоставляет информацию о работе североамериканской разведки и местной колониальной полиции.

Начиная со своего основания в 1963 году, CAL стремилась в ходе своих операций не допускать жертв или пролития крови. Однако, в ходе проведения работы среди студенчества, произошёл первый кровавый инцидент.

4 марта 1970 года FUPI (Студенческая федерация за независимость Пуэрто-Рико) организовала марш протеста в Университете Пуэрто-Рико против  войны во Вьетнаме, милитаризма и североамериканских военных кафедр ROTC. Вскоре демонстранты вышли из кампуса и направились на улицу Рио Пьедрас, где к ним присоединялось всё больше и больше народу. Полицейские, стремясь затормозить демонстрацию, перекрыли улицу кордонами: при приближении манифестантов, агенты начали без меры применять физическую силу против безоружных студентов, местных жителей и рабочих. В конечном итоге, полиция открыла огонь, убив студента Антониа Мартинеса Лагареса, который всего лишь наблюдал за зверствами полиции с балкона своего дома. В ответ на случившееся, боевики CAL казнили двух североамериканских военных матросов, требуя, чтобы полиция прекратила применять оружие против студентов и населения в целом.

Согласно Мануэлю Мальдонадо Денису, борьба CAL и её революционный национализм, базировавшийся на идеях Педро Альбису, ставил во главу угла противостояние североамериканским экономическим и военным силам на острове. Однако, новая борьба CAL, в отличие от борьбы Альбису начала 20 века, была подпольной и проходила, главным образом, в городской среде. Так же можно добавить, что «Вооружённые Команды Освобождения» не стремились превратиться в ведущую политическую силу Пуэрто-Рико, и не имели никаких парламентарских замашек, но выступали только как силовое крыло других легальных организаций, борющихся за независимость.

Movimiento Independentista Revolucionario Armado

В 1966 году, Филиберто Охеда Риос являлся делегатом от «Движения за независимость Пуэрто-Рико» (MPI) на конференции «Организации Солидарности с народами Азии, Африки и Латинской Америки» (OSPAAAL), штаб-квартира которой располагалась в Гаване. Вернувшись в Нью-Йорк, Охеда с энтузиазмом приступил к созданию «Вооружённого Революционного Движения за Независимость» (MIRA).

Филиберто Охеда Риос
В своих беседах с Ньевесом Фальконом (2002) Охеда Риос утверждал, что MIRA исполнила серию акций вооружённой пропаганды, но, не имея соответствующих механизмов связи с массами, все эти акции не достигли своего успеха. Так же, причинами гибели организации Охеда Риос назвал излишний милитаризм, оттеснивший на задний план саму концепцию пропаганды, и многочисленные внутренние споры, донельзя ослабившие структуру.

Пытаясь решить проблему отсутствия средств коммуникации для связи с массами, 11 сентября 1969 года группа боевиков MIRA захватывает офис радиостанции WUNO в Сан Хуане с целью распространения грозного антиимпериалистического коммюнике. На этой же неделе MIRA атаковала 6 коммерческих объектов, принадлежащих североамериканскому империализму, в том числе, и сахарный завод «Gulf» в Байамоне.

Согласно Лестеру Собелю, которого в своей книге цитирует Арройо Муньос (2003), между 1970 и 1972 годами, боевики организации провели нападения более чем на сотню контор, производств и военных объектов в Нью-Йорке, связанных с колониальным режимом в Пуэрто-Рико.

По воспоминаниям Охеда Риоса, MIRA имела серьёзные трудности в деле развития и продолжения вооружённой подпольной борьбы. С 1972 и по 1976 годы группа комбатантов концентрировала свои действия на укреплении связей со всеми прогрессивными политическими организациями в США и Пуэрто-Рико. Результатом всей этой деятельности, стало начало выпуска «El Martillo» - бюллетеня вооружённой и классовой борьбы рабочих и обездоленных.

Если рассматривать ситуацию объективно, то можно отметить, что организация прекратила своё существование очень незаметно: большинство кадров MIRA далее входят в другие структуры, такие как FARP, OVRP и CAL. Именно боевики MIRA, ставшие эдаким связующим звеном между всеми националистическими революционными организациями Пуэрто-Рико, положили начало процесса формирования первичных баз для организации «Революционной Партии Пуэрториканских Рабочих – Народной Армии Борикуа» (Macheteros) в 1976 году.

Macheteros


1 октября 1978 года, посредством специального сообщения в прессе, «Мачетерос» взяли на себя ответственность за экспроприацию взрывчатых веществ в одной из коммерческих контор, занимавшихся добычей гранита. 25 июля того же года ФБР и полиция колониального режима захватили двух молодых людей по обвинениям в «подрывной деятельности»  – Арнальдо Дарио Росадо и Карлоса Сото Арриви, которые были казнены спустя некоторое время в Серро Маравилья. В своей письменной декларации, «Мачетерос» за убийство двух молодых людей приговорили к смерти губернатора острова Ромеро Барсело, а так же уверили общественность, что похищенная взрывчатка не будет использоваться против мирного населения. Эта акция положила начало борьбе новой вооружённой формации в Пуэрто-Рико.

Со своей стороны, колониальный режим при поддержке американских спецслужб, в ответ на заявление «Мачетерос» развернул новую кампанию террора против всех организаций и лиц, выступавших за независимость Пуэрто-Рико. В 1978 году разведывательный отдел колониальной полиции внёс в чёрный список ненадёжных граждан более 150 тысяч фамилий: религиозные, рабочие, коммунистические, студенческие деятели – все попали под подозрение в «подрывной деятельности».

«Мачетерос» имели звучное название, связанное с традиционным прошлым большинства пуэрториканских рабочих, которые долгие годы вынуждены были кормить свои семьи, работая мачете на сахарных плантациях. Мачете был и оружием пролетариата, и его рабочим инструментом. Этот инструмент поистине можно назвать серпом и молотом Карибского региона. Охеда Риос утверждал, что во время войны 1898 года один из отрядов повстанцев имел название «Los Macheteros». «Революционная Партия Пурториканских Рабочих – Народная Армия Борикуа» (PRTP – EPB) претендовала стать новыми «Мачетерос», вновь поднявшими оружие в борьбе за национальное освобождение.

Рональд Фернандес (1993) задокументировал 18 наиболее резонансных акций «Мачетерос», реализованных в период с 1978 по 1986 годы. Ознакомившись с этими документами, мы можем разделить все действия на три типа: в первую очередь, это акции самозащиты, совершённые в ответ на насилие властей; затем – символические пропагандистские операции, направленные на подтверждение существования колониального конфликта и укрепление самоидентификации пуэрториканцев, как независимой нации; и последнее – акции снабжения, направленные на добычу финансовых и материальных ресурсов для дальнейшей деятельности организации. Рассматривая эти наиболее значимые операции «Мачетерос», можно заметить, что многие из них координировались с деятельностью других националистических революционных организаций.

25 августа 1978 года «Мачетерос» устроили засаду на полицейский патруль, материальной целью которой стала добыча униформы, полицейских значков и оружия, а идеологической – ответ на инцидент в Серро Маравилья. В начавшейся перестрелке погиб один из агентов правопорядка.

3 декабря следующего года, совместно с другими подпольными группами, «Мачетерос» напали на патруль Военно-Морского Флота США, убив двоих матросов и ранив 12. Эта атака была осуществлена в ответ на казнь Анхеля Родригеса Кристобаля, обвинённого в участии в нападении на североамериканских матросов на острове Вьекес.

16 мая 1982 «Мачетерос» расстреляли в центре Сан Хуана ещё двух американских моряков: таким образом, организация ответила на агрессивные манёвры ВМФ США близ Вьекеса. Спустя 3 дня группа «Мачетерос» атаковала полицейский участок, убив одного из сотрудников, в ответ на инцидент в Вилья син Мьедо, где в ходе разгона демонстрации активистов за национальную независимость, полицейские убили студентку Адольфину Вильянуэва.

Как и было указано выше, кроме непосредственно исполнения карательных операций, «Мачетерос» реализовывали и акции вооружённой пропаганды, направленные на укрепление национального самосознания пуэрториканцев. В память о восстании националистов 1950 года, 30 октября 1983 «Мачетерос» обстреляли из гранатомётов офис ФБР в Сан Хуане. 23 января 1985 ракетному обстрелу подверглось отделение Федерального Суда США в Пуэрто-Рико. В 1986 году были осуществлены различные атаки на североамериканские военные объекты, расположенные на территории острова.

Но наиболее громкой акцией вооружённой пропаганды «Мачетерос» являлась атака на базу Национальной Воздушной Гвардии в Муньисе 12 января 1981 года. В ходе этой операции, боевики уничтожили практически весь местный военный авиапарк, не понеся никаких потерь.

Акции самообеспечения зачастую так же носили символический пропагандистский характер, как например экспроприация 7 миллионов долларов из банка «Wells Fargo» в Хартфорде, Коннектикут, 12 сентября 1983.

6 января 1985 года, в День Трёх Королей, разодетые согласно празднику Богоявления, «Мачетерос» раздавали подарки и денежные средства в бедняцких кварталах Пуэрто-Рико не некоторых городах США.   

Это наиболее известные акции организации, исполненные в Пуэрто-Рико и США. Однако, этим деятельность PRTP – EPB не ограничивалась . В журнале «Pensamiento Critico» (№26 за 1981 год) организация указывала, что население не должно воспринимать PRTP – EPB только как вооружённую организацию, поскольку она так же занимается и юридической защитой пуэрториканских рабочих и деятельностью в легальных синдикатах.

Таким образом, организация, стоявшая на типично ленинских принципах, претендовала быть революционной партией рабочего класса, которая распространит антиимпериалистическую вооружённую борьбу в лагере пуэрториканских трудящихся как на самом острове, так и в США.

Начиная с самого своего создания в 1976 году, «Мачетерос» усиленно работали над объединением всего революционного спектра под единым знаменем борьбы за независимость. Имея контакты с FARP и OVRP, активисты PRTP – EPB делали ставку на формирование единой революционно-националистической организации. И такая организация была сформирована: 25 июля 1979 года в Чикаго к действовавшей в США группе «Fuerzas Armadas de Liberacion Nacional» (FALN), официально присоединились «Мачетерос», FARP и OVRP.

Fuerzas Armadas de Liberacion Nacional


Накануне 27 октября 1974 года, «Дня солидарности с независимостью Пуэрто-Рико», провозглашённого Пуэрториканской Социалистической Партией, боевики FALN атаковали 5 объектов в Нью-Йорке: «Центр Рокфеллера», отделения «Banco de Ponce» и «Chemical Bank», офисы нефтегазовой компании «Exxon Mobile» и химической корпорации «Union Carbide». Все эти компании являлись выразителями интересов североамериканского империализма в Пуэрто-Рико и считались основной экономической опорой колониального режима на острове. В своём специальном сообщении, FALN, назвавшиеся «городским фронтом движения за национальное освобождение», брали на себя ответственность за осуществление данных акций, и слали пламенный привет участникам манифестации, устроенной ПСП на Мэдисон Скуэр Гарден.

FALN возникают в Чикаго, в среде пуэрториканцев первого поколения, чьи родители эмигрировали в США в течение 40-50-х годов. Чикаго являлся типично индустриальным городом, став колыбелью радикальных североамериканских синдикатов, появившихся ещё в конце 19 века. В начале 20 века, со страниц своих журналов «Alarm» и «Chicagoer» местные рабочие активисты, под сильным воздействием анархиста Иоганна Моста, страстно призывали к развитию «пропаганды действием» и вооружённой борьбы в США.

Первые пуэрториканские пионеры стали появляться здесь в межвоенный период, но бОльшая часть иммигрантов прибыла сюда после окончания Второй Мировой, когда металлургической промышленности США потребовались новые рабочие руки. Местное пуэрториканское сообщество с начала 50-х и до самого 1966 года вело постоянную борьбу против расизма и полицейского произвола.


В 1966 году, возмущённые государственным террором и постоянными атаками расистов и полиции на свои сообщества, пуэрториканцы, совместно с другими карибскими иммигрантами, подняли натуральный бунт против сложившейся системы. В том же году Хосе «Ча Ча» Хименес вместе с другими молодыми людьми создаёт группировку «Young Lords», которые борются за улучшение качества жизни иммигрантского сообщества, отстаивают право на самооборону и выступают за независимость Пуэрто-Рико.

Первые действия бойцов FALN, - структуры, созданной под воздействием примеров борьбы MIRA и CAL, - были направлены на обустройство заброшенных зданий, превращённых в «образовательные клубы», борьбу против полицейского произвола и наркоторговли, консолидацию пуэрториканских студентов, выступления за освобождение заключённых националистов в Пуэрто-Рико и право обучения на родном испанском языке.

После своего первого коммюнике, FALN сосредоточились на нападениях на крупные корпорации, поощряющие эмиграцию из Пуэрто-Рико дешёвой рабочей силы, и тем самым, подрывающих национальный пуэрториканский рынок труда и национальное производство. Кроме того, целями FALN была и военная сила североамериканских оккупантов. Таким образом, были произведены атаки на офис Госдепа в Вашингтоне и на многочисленные представительства армии США. В подконтрольной зоне (Чикаго, Нью-Йорк, Филадельфия, Кэмден), FALN занимались, подобно действовавшим в тот же момент «Чёрным Пантерам», уничтожением расовой дискриминации и пресечением полицейского насилия.

В течение многих лет колониальный режим пытался изобразить FALN просто как группу террористов, и, нужно отдать ему должное, достиг в этом некоторых успехов – простые американцы стали рассматривать борцов за независимость Пуэрто-Рико как обычных головорезов. Однако, реальная картина выглядела несколько иначе: согласно воспоминаниям Фернандеса (1994) из 120 вооружённых акций, проведённых FALN, ни одна не была направлена против мирного населения США или Пуэрто-Рико. Только две операции действительно закончились кровавым финалом.

11 января 1975 года американскими расистами близ места проведения митинга сторонников независимости Пуэрто-Рико, была заложена бомба, взрыв которой унёс жизни двух молодых людей. В ответ на это, 25 числа того же месяца, бойцы FALN совершили налёт на таверну Фронса, расположенную на Уолл Стрит, где были убиты четыре человека. Другой кровожадной акцией стала атака 4 июня 1977 года, когда группа бойцов FAL напала на полицейский участок в Чикаго в ответ на акт линчевания расистами двух пуэрториканцев в Хамбольдт Парке непосредственно перед проведением Пуэрториканского Парада.

95 % исполненных FAL акций представляли собой уничтожение чужой собственности, акты саботажа и символические акции солидарности с пуэрториканским движением за национальную независимость.

Gonzalez-Cruz M. (2006)
Nacionalismo Revolucionario Puertorriqueño: La lucha armada, intelectuales y los prisioneros políticos y de guerra