Страницы

вторник, 21 декабря 2010 г.

«МОНТОНЕРОС»: САМОУБИЙСТВА С ПОМОЩЬЮ ЦИАНИДА (Nuestra Historia)



Введение

Революционные террористические организации обычно представляют собой подпольные структуры, полностью зависящие от способности к маскировке и мимикрии собственных её членов, которые обеспечивают выживание организации и её развитие, выражающееся в увеличении численности рядов и материально-технических ресурсов.

Эта жизнь в подполье вынуждает принять стратегию «ячеек», позволяющую иметь прямые контакты между собой  лишь небольшому количеству комбатантов (обычно – от двух до четырёх), которые, будучи связаны по цепочке, могут создавать различные оперативные структуры, в соответствии с необходимостью исполнения той или иной миссии. Эта органическая структура являлась основной составной частью революционной войны «Монтонерос», их главным источником силы.


Выживаемость структуры напрямую зависела от мер безопасности, принятых дабы избежать обнаружения, идентификации и локализации её членов. Поэтому, эти меры должны быть тщательно соблюдены, поскольку именно от их исполнения зависит, будут ли арестованы или убиты активисты военной структуры. Но самое страшное, что может быть для революционной организации, это выдача арестованным информации, которая позволит нейтрализовать запланированные действия или часть структуры организации.

Поэтому главной нормой находившихся в подполье или же вовлечённых в военную деятельность членов организации, являлась тотальная ложь и профессиональная амнезия. Знать как можно меньше о внутренней деятельности организации, забывать как можно больше о прошлых «подвигах», всегда и везде использовать псевдонимы и поддельные документы, отрицать реальные факты личной жизни, иметь заученную лживую историю о себе самом и своей семье: всё это являлось формой безопасности, как лично для комбатанта, так и для всей организации.

Однако, эта практика, эта система «ячеек», имела «ахиллесову пяту»: необходимость контактов со своим непосредственным начальником, со своими коллегами и со своими подчинёнными. Обычно для этого использовались «свидания», назначавшиеся за несколько дней или недель, а иногда и за несколько месяцев. В некоторых случаях встречавшиеся вообще фактически не знали друг друга. Поэтому в большом ходу были коды (телефонные, визуальные и т.д.), а так же специальные сценарии, в соответствии с которыми встречи проводились в многолюдных общественных местах или же в автомобилях, припаркованных в каком-то определённом месте.

Опасность встреч заключалась в том, что «другой» мог быть уже арестован. Не так уж редко арестованные предоставляли властям все необходимые сведения для идентификации и задержания всего своего окружения, в том числе – коды и даты запланированных «свиданий». Поэтому, в качестве меры, предупреждающей о чём-то «ненормальном», были разработаны графики, чётко регламентировавшие время, необходимое для того или иного действия. В случае если человек «не приходил» или «не возвращался» в назначенное время, это автоматически обозначало либо арест, либо смерть этого человека. Таким образом, всё окружение этого человека (начальники, коллеги и подчинённые) срочно осуществляли меры «чрезвычайного положения» (перемещение оружия, документов, денег, ликвидация конспиративных убежищ и материально-технических баз, переезды в другие части страны или другие города и т.д.).

Таким образом, главным фактором, как для одних (террористов), так и для других (военных и полиции) являлось время.

Первые должны были предупредить всех своих товарищей и скрыться, вторые же должны были, быстро получив всю нужную информацию, успеть схватить террористов, прежде чем они исчезнут.

Скорость получения информации была ключом к этой войне между террористами и государством.

Арест Роберто Кьето и концепция самоубийства

Роберто Кьето
В конце 1975 года, из-за халатного отношения к мерам безопасности, был арестован второй человек в иерархии «Монтонерос», имевший звание «высшего офицера», адвокат Роберто Кьето, один из создателей «Вооружённых Революционных Сил» (FAR), влившихся в структуру «Монтонерос» 17 октября 1973 года.

Кьето являлся твёрдым последователем марксизма-ленинизма, как и все члены его организации, и имел огромный авторитет среди молодёжи, рассматривающей его как образец для подражания. Никто и не мог подумать, что арест этого человека может вызвать серьёзные проблемы.

Однако тотчас же после задержания увеличилось количество арестов членов высшей национальной иерархии «Монтонерос», были раскрыты и уничтожены многочисленные материально-технические базы, типографии и оружейные цеха. Во всём этом была «заслуга» Кьето, который, возможно под воздействием специальных препаратов, начал давать подробнейшие показания касательно внутренней структуры организации. Перед этим фактом, Национальное Руководство предприняло все возможные меры, дабы сохранить хотя бы часть вооружённой структуры; тем не менее, движению был нанесён огромный моральный и материальный ущерб. Революционным судом Роберто Кьето за измену был приговорён к смертной казни, однако приговор так и не был приведён в исполнение, поскольку «предатель» бесследно пропал. Кто-то предполагал, что он был тайно казнён, как тысячи других таких же «без вести пропавших». Другие считали, что в обмен на полученные сведения, государство снабдило Кьето поддельными документами и деньгами и выслало из страны. В любом случае, судьба Роберто Кьето по-прежнему покрыта мраком неизвестности.

В первые месяцы 1976 года, анализируя обстоятельства и последствия предательства, по инициативе Нельсона Латорре («Пеладо Диего»), Национальное Руководство приняло решение снабдить всех офицеров высшего ранга таблетками с цианидом, дабы они, перед опасностью попадания в руки врага, совершили «благородное самоубийство», и спасли таким образом не только жизни десятков, если не сотен комбатантов, но и саму организацию.

Нужно отметить, что судьба сыграла злую шутку с Латорре, поскольку некоторое время спустя его близкая подруга, Инесс Гольдемберг, совершила с помощью цианида самоубийство, будучи раскрыта на посту таможенного контроля. Смерть девушки ввергла Латорре в чёрную депрессию.

Психологическая кампания «Умри, но не будь арестован»

Однако одного только решения снабдить цианидом высших офицеров было явно недостаточно, поскольку аресты комбатантов среднего и даже низшего уровней приносили организации не намного меньше вреда. Поэтому, было решено расширить программу самоубийств на все уровни организации – в том числе, и на «Милицию Монтонеро». Абсолютно всем боевикам в приказном порядке было предписано использовать таблетки с цианидом (их распространением в каждой отдельной «Колонне» занималась Национальная Служба Здравоохранения) для того, чтобы избежать сотрудничества или предательства, которое, в той или иной мере происходит, когда комбатанты сдаются живыми, и особенно, когда они в центрах содержания встречаются с другими членами организации – включая руководителей различного уровня, - которые считаются «мёртвыми» или «пропавшими без вести», а на самом деле находятся на службе «врага».

В середине 1976 года было установлено, что практически никто не использовал смертельные таблетки: инстинкт самосохранения оказался сильнее директив высшего руководства. Продолжавшийся коллаборационизм захваченных живыми боевиков вывел из себя Национальное Руководство, поэтому было принято решение о проведении секретной психологической кампании с целью кардинального изменения ситуации: посредством специальных совещаний и выпусков внутренних бюллетеней, предполагалось убедить комбатантов, что смерть гораздо лучше «ужасных пыток» и неминуемого, - вольного или невольного, - сотрудничества с режимом. В этом сотрудничестве нет никакого смысла, так как после этого предатели, так или иначе, будут убиты – если не самими военными, так служителями «революционного трибунала» «Монтонерос».

Таким образом, руководство посеяло панику среди тех, кто рассматривал вероятность быть арестованным: началась чреда массовых самоубийств, причём не все они были совершены посредством приёма смертельных таблеток: люди стреляли в себя, кидались из окон, вешались – лишь бы не испытывать «ужасных и невообразимых пыток во время допросов», которыми их пугало руководство.

Реальность же была такова, что те, кто не последовал совету главарей террористической организации (или, те, кто был спасён) вполне добровольно, без применения пыток или других спецсредств, сотрудничали с властями, предавая своих бывших товарищей по оружию.

С 1983 года, когда началось расследование нарушений прав человека во времена правления военной хунты, многие из этих «предателей» выступая на судах или в СМИ,  повергали общественность в настоящий шок, выдавая явно ложные или во много раз преувеличенные факты применения пыток – всё это, безусловно, должно было оправдать сам факт их предательства и служить для очистки совести.

Таблетка или капсула с цианидом и её применение

«Таблетки с цианидом» изначально представляли собой порошок, запечатанный в пластиковую капсулу или же самую настоящую таблетку. Однако, эффект действия яда не был мгновенным, да и количества этих пилюль было недостаточным для того, чтобы обеспечить «смертельной дозой» всех членов организации, поэтому на низших уровнях раздавались таблетки с уменьшенной дозой цианида. После первых же суицидов, сотрудники сил государственной безопасности приобрели ценный опыт, позволивший им в дальнейшем нейтрализовать действие яда и спасти немало самоубийц.

Тогда «Монтонерос» перешли на применение жидкого цианида, запаянного в стеклянную ампулу, которую, безо всяких проблем, в случае малейшей опасности, комбатант перемещал в рот. При раскусывании, мелкие стёкла ампулы наносили множественные порезы, что повышало эффективность всасывания жидкого яда. Следовательно – более быстрый эффект с меньшей вероятностью нейтрализации вещества и спасения жизни.

Хуан Хулио Роке
В конце этого этапа войны, между 1976 и 1977 годами, количество боевиков, покончивших жизнь самоубийством с помощью «таблетки смерти», исчислялось сотнями. Таким образом погиб даже один из членов Национального Руководства – «высший офицер» Хулио Роке («Лино»), который в марте 1977 года был серьёзно ранен в перестрелке с полицией, и, дабы не попадать живым в лапы властей, вынужден был проглотить ампулу с ядом. Несмотря на это, организации не удалось достичь поставленной ранее цели: государство планомерно окружало военно-политическое движение. Опасаясь возможного захвата, Национальное Руководство вынуждено было покинуть страну.

Стоит отметить, что подобного рода методика – самоубийство с помощью цианида с целью избежать допроса и «сотрудничества с режимом», на всём латиноамериканском континенте систематически практиковалась только «Монтонерос».

Nuestra Historia № 56