Страницы

понедельник, 20 декабря 2010 г.

ALFARO VIVE CARAJO


Рождение AVC

Военно-политическая организация, известная под именем AVC, действовавшая в Эквадоре в период с 1983 по 1988, возникла из различного рода группировок и индивидуумов, которые, независимо друг от друга, в начале 80-х, начали работать над развитием в стране вооружённой борьбы. Сначала, этими группами был создан «Революционный Фронт», центральной фигурой идеологии которого являлся Генерал Элой Альфаро – радикальный либеральный лидер различных восстаний против режима консерваторов во второй половине 19 века, и ставший позже, с 1895 по 1912 гг., Президентом Республики Эквадор.



Итак, члены вышеупомянутого Фронта изначально были сторонниками различных политических линий. В первую очередь, это были активисты «Левого Революционного Движения» (MIR), которое, начиная с 5 Национальной Конференции (1978), серьёзно изучало вопрос о переходе к вооружённой борьбе. Члены этой организации традиционно делились на две фракции: первая, взявшая название MIR-E включала в себя преимущественно персонажей, обладавших большим организационно-политическим опытом работы в различных студенческих организациях. Вторая фракция, именовавшаяся MIR-M, была составлена из людей, связанных с массовыми народными движениями провинции Манаби – исторической родины герильи 19 века, которую вёл Альфаро.

Примерно в 80 году, фракция MIR-E наладила контакт с подпольной организацией Эбера Гия, которая в 70-х получила широкую известность благодаря похищению министра промышленности Антонио Брица.

Поскольку стратегия борьбы «Los Gias» - тайная деятельность и аккумуляция сил в долгосрочной перспективе, - не была принята и понята фракцией MIR-E, по прошествии нескольких месяцев, группа Эбера Гия разорвала с ней все контакты. Однако, несмотря на столь быстрый разрыв, отношения с подпольной структурой позволили MIR-E не только наладить связи с колумбийским «Движением 19 апреля» (Movimiento 19 de Abril – M19), но и, что гораздо более важно, получить точные военные инструкции, необходимые для исполнения операций самофинансирования.

В 1982 году, с началом консолидации борьбы на национальном уровне, MIR-E организовали в провинции Эсмеральдас первую в Эквадоре военно-политическую школу, руководителем которой стал один из колумбийских революционеров из M19.

В течение Национальной Стачки в октябре этого же года, помимо распространения огромного количества листовок, в которых центральной политико-идеологической фигурой становится лидер повстанцев 19 века Элой Альфаро, MIR-E реализует так же своё первое нападение на отделение Центрального Банка Эквадора: Фаусто Басантес, в знак солидарности с бастующими банковскими работниками, расстреливает окна учреждения из автомата.

Ещё одной группой, вошедшей в объединённый Фронт, стал коллектив, чьи корни уходят в 1980 год, когда студенты Центрального Университета Эквадора создали малочисленное ядро для анализа национальной ситуации, и, на этой базе сформулировали собственный революционный проект. В эту безымянную группу входили Алехандро Андино, Мириам Лоайса, Кетти Эрасо, Артуро Харрин и Аммет Васконес – все, за исключением последнего, являлись членами христианской фракции «Левого Революционного Движения» MIR Cristiana (MIR-C).

В конце 1980 группа разработала документ, озаглавленный «В то время, когда нечего делать, мы действуем», - позднее под этим же самым названием будет выпущен манифест AVC, - в котором борьба Элоя Альфаро рассматривалась как «максимальное выражение революционного натиска, предполагающего борьбу против олигархии и империализма, давая, тем самым, начало новому демократическому обществу, а так же предполагающего необходимость работы во всех общественных секторах». Прокламация стала основой, на которой была выстроена политико-идеологическая позиция группы.

Для того чтобы приступить к реализации своего амбициозного проекта и профинансировать будущую политическую работу, члены студенческой группы приступили к продаже имевшейся в их распоряжении собственности. На деньги, вырученные от продаж, Кетти и Аммет были отправлены для прохождения революционной подготовки в Эль Сальвадор. На оставшиеся средства была куплена небольшая ферма в провинции Эсмеральдес. Закончилось всё более чем печально – Мириам Лоайса и Алехандро Андино, - идеологический лидер группы, - были убиты местными крестьянами спустя некоторое время после прибытия в провинцию. Таким образом, единственным членом этой группы в Эквадоре остался Харрин.

Артуро Харрин
Что касается военно-политической траектории будущего команданте AVC, то можно указать, что с октября 1975 года он являлся активистом «Христианско-Демократической Партии», откуда ушёл летом следующего года из-за «несоответствия Христианской Демократии делу освобождения Эквадора. Не может быть третьей позиции: либо вы с народом, либо вы с олигархией…Я посчитал, что для освобождения родины и моего народа, марксизм-ленинизм является руководством к действию…Большое влияние на меня оказал один профессор, так же член Христианской Демократии, который говорил о необходимости положить конец власти олигархии, говорил о том, что именно мы избраны для выполнения этой исторической задачи. После я пришёл к выводу о необходимости осуществления в Эквадоре Революции, с целью построения комунитарного социализма. Я настаивал на том, что только эквадорцы могут решить проблемы Эквадора». (Артуро Харрин, «Кладбище живых», 1985)

Годами спустя, будучи уже президентом «Социологической Школы» Центрального Университета Эквадора, Харрин предпримет ряд путешествий, наиболее важным из которых будет поездка в Никарагуа, где буквально несколько лет назад с триумфом окончил свою борьбу Сандинистский Фронт Национального Освобождения. Кроме того, за время своих поездок Харрину удалось завязать дружбу с Хайме Беттеманом – историческим команданте M19, который доверил новому товарищу работу по подготовке к съезду движения на эквадорской территории. В январе 1983 года, совместно с колумбийскими боевиками, Артуро Харрин принимает участие в ограблении «Banco Nacional de Fomento» в Кито. Согласно своим свидетельствам, записанным уже в тюрьме, сам Харрин этого инцидента не помнит.

Ещё одним фактором, повлиявшим на формирование организации, позднее известной под именем AVC, стало присоединение к ней различных индивидуумов, уже получивших, - в конце 70-х, начале 80-х, - опыт вооружённой борьбы, и не принадлежавших ни к одной из имевшихся политических формаций.

В течение седьмого десятилетия 20 века эти персонажи в основном действовали в рядах нескольких подпольных группировок, сражавшихся в Эквадоре.

Первая, и самая крупная, известная как «La O» (аббревиатура от La Organizacion), была создана примерно в 1973 году бывшими боевиками «Революционных Рабочих Команд» (Comandos Obreros Revolucionarios – COR) – организации, действовавшей в провинции Гуайяс и имевшей тесные связи с уругвайскими «Тупамарос». Именно под воздействием концепции «городской герильи» уругвайских товарищей, «La O» характеризовалась упором на исполнение городских военных операций, гораздо более сложных и продуманных, нежели аналогичные акции, реализуемые другими формациями той эпохи. В одной из таких городских акций, в 1976 году, Эдгар Фриас был арестован по обвинению в организации вооружённого нападения на здание Провинциального Совета Гуайяса. Именно после этого провала, «La O» самоликвидировалась.

Часть бывших боевиков организации вошла в троцкистское «Революционное Движение Трудящихся» (MRT), другая же часть, известная под названием «Los Chiribogas», составленная из ветеранов сельской герильи, которую вёл Хорхе Чирибога в конце 60-х, к началу 80-х совершенно рассеялась, хотя большинство её членов принимали участие в неорганизованной политической работе среди крестьян провинции Эсмеральдас.

И, в конце концов, к AVC присоединились многочисленные лидеры массовых народных организаций: многие из них были «вождями» своих политических секторов.

Что же объединяло столь разрозненные группы левых активистов? Безусловно, присоединение к эмбриону AVC являлось индивидуальным решением каждого из них, однако существовали нити, связующие всех эти персонажей воедино. Нити конъектуры актуального момента: участие в студенческой политике, поддержка Сандинистской революции в Никарагуа, народной герильи в Сальвадоре, сотрудничество и поддержка колумбийских партизан из M19 и т.д. Именно эти факторы положили начало пока ещё мимолётным контактам между активистами всех групп, позднее слившихся в единый организм.

В начале 1982 года, после установления контактов со всеми будущими членами организации, Артуро Харрин предлагает устроить встречу, на которой и будет учреждена Революционная Организация общенационального характера. И действительно, в августе 1982 года такая встреча была реализована, что привело к созданию «центра координации», главными задачами которого являлись подготовка к национальной пленарной конференции и исполнение пропагандистской граффити-кампании, основной слоган которой звучал как «1983. Год народа. Альфаро жив, чёрт побери!».

Результатом всех этих усилий стало собрание 14 февраля 1983 года в Эсмеральдесе, где решением 60 человек был основан «Революционный Народный Фронт имени Элоя Альфаро» (Frenre Revolucionario del Pueblo Eloy Alfaro – FRPEA). На собрании, которое позже стало известным как 1 Национальная Конференция AVC (I-CN), было принято решение об учреждении структуры, базировавшейся на концепции действия военно-политических команд, сохранявших видимость полной автономности и децентрализованности, но подчинявшихся, тем не менее, единому командованию. Под «единым командованием» понималось учреждённое здесь же, и, в соответствии с принципами демократического централизма, требующее переизбрания каждые два года, Национальное Руководство, включавшее в себя 11 человек. Каждый из членов выборного руководства принял на себя ответственность за один из секторов развития: пресса-пропаганда, работа с индейским населением, массовый фронт, военно-политические группы, международное сотрудничество и т.д.

Внутри руководства был учреждён специальный постоянный исполнительный комитет, получивший название «Центральное командование», сформированный из одного члена «Los Chiribogas», одного представителя фракции MIR-E и Артуро Харина, который, будучи ответственным за экономические ресурсы организации, непосредственно контактировал с командованием каждой оперативной военно-политической группы.

Кроме того, общим собранием было постановлено сохранить в тайне имя и повстанческий характер созданной организации до тех пор, пока не будут окончательно созданы и консолидированы на национальном уровне все военно-политические команды.

Генеральной целью новой структуры была обозначена антиимпериалистическая и антиолигархическая борьба за демократическую революцию. Для достижения этой цели, революционеры приняли стратегию «Затяжной Народной Войны». Первичной же тактикой было «открытое» накопление сил, которое, в умах руководителей, обозначало «политико-военные действия в каждом отдельном районе страны, согласно сложившейся там политической конъектуре; участие в политической жизни посредством оружия; полная открытость для народа, который должен узнать о нашем политическом проекте».

Что касается политической направленности группы, то на первых этапах идеология FRPEA базировалась на эдакой смеси марксизма, национализма и христианства. Однако историческим проектом, выдвинутым AVC, стала «Вооружённая Демократия»: концепция, схожая с ливийской Джамахирией, она была сформулирована Артуро Харрином после поездки в Ливию, где он и ознакомился с практическими аспектами идеологии, теоретически выведенной Муаммаром Кадафи в своей «Зелёной книге».

В августе 1983 года вооружённая команда ворвалась в Муниципальный Музей Гуаякиля и похитила несколько шпаг, принадлежавших Элою Альфаро. За исключением похищения бюста того же Альфаро из центрального штаба Либеральной Партии, это была первая  акция боевого крыла FRPEA, положившая начало новому этапу вооружённой борьбы в Эквадоре. Именно после налёта на музей эквадорская пресса впервые разразилась догадками о существовании в стране подрывной группировки под названием «Alfaro Vive Carajo!» (Альфаро жив, чёрт побери!). Журналисты увидели в звучном лозунге, наносимом на стены активистами FRPEA, название вооружённой группировки.

Артуро Харрин
23 сентября Артуро Харрин, Мирейя Карденас (активистка MIR-E) и ветеран вооружённой борьбы Эдгар Фриас, на специальной пресс-конференции сообщили общественности о существовании военно-политической организации, носящей имя «Alfaro Vive Carajo!». Именно с этого момента начинается настоящая история подпольной структуры AVC.


Сентябрь 1983 – январь 1985

Через несколько дней после «официального» появления на свет AVC, Харрин вместе с двумя десятками «альфаристас» уехал из страны для прохождения военного обучения в Ливии. В осуществлении данной поездки эквадорским повстанцам оказало весьма большую помощь колумбийское движение M19, которое ещё с начала 1983 года прилагало все свои усилия для организации путешествия. На время отъезда центрального руководителя AVC, его обязанности временно исполняет Фаусто Басантес, которому ассистирует ветеран герильи Эдгар Фриас.

Фаусто Басантес
В октябре 1983, в Эсмеральдесе была организована школа военного обучения, которая, будучи обнаружена недовольными местными жителями, очень быстро была ликвидирована полицией, арестовавшей 23 революционеров, среди которых были и сам Басантес и его ближайшая помощница Роса Мирейя Карденас. Обвинённые в незаконном хранении оружия и создании военизированной организации, все они отправились в тюрьму, где и провели следующие несколько месяцев.

В декабре того же года состоялись и первые пропагандистские акции – несколькими членами фракции MIR-E, сотрудничавшей с AVC, были совершены нападения на закусочные «Kentucky Fried Chicken», где реквизировалась еда, которую позже планировалось раздать трудящимся – участникам очередной стачки.

В январе 1984, когда Центральное командование было представлено исключительно одним Эдгаром Фриасом, им было принято решение о проведении собрания активистов зоны Кито, где было предложено приступить к формированию антиолигархических комитетов, которые должны были противостоять на будущих президентских выборах кандидатуре Леона Фебреса Кордеро. Таким образом, будет построено твёрдое ядро «Антиолигархического Фронта», к созданию которого AVC призывали ещё в сентябре 83. Тем же Фриасом было принято одностороннее решение о продолжении развития линии вооружённой пропаганды и кооптации в аппарат Центрального Командования активиста MIR-E Фабиана Рамиреса.

В феврале месяце, когда Фаусто Басантес покинул тюремные стены, а Артуро Харрин вернулся в страну, организация находилась в плачевном состоянии: кроме того, что боевая структура так и не была развита до нужных пределов, так ещё и многие боевики находились под слежкой и контролем охранных служб государства.

В марте Риккардо Мерино выпустил письменное обращение к Центральному Командованию, в котором подвергал резкой критике линию вооружённой пропаганды, утверждая, что для успешного развития структуры в долгосрочной перспективе, нужны не опасные и, в общем-то, бессмысленные акции, а «молчаливая» работа, не привлекающая внимания служб безопасности. Кроме того, Мерино настаивал на более широком развитии работы с массами, которая позволит постепенно изменить баланс социальных сил в стране.

Уже в следующем месяце члены Центрального Руководства собрались для того, чтобы обсудить и дать комментарий открытому обращению Мерино. Ознакомившись с критикой, Артуро Харин предложил вернуться к концепции работы в сельских зонах, для того, чтобы создать социальную базу для будущего открытия сельского партизанского фронта. Ничего более. Развитие вооружённой пропаганды было продолжено, и более никто не осмеливался критиковать позицию руководства по этому вопросу.

Так же, в ходе утверждения нового Центрального Командования, из его рядов был исключён Фабиан Рамирес, кооптированный, по мнению собравшихся, исключительно благодаря дружбе с Фриасом.

В таком ключе, 1 мая 1984 года в ходе демонстрации рабочих на площади Сан Франсиско в Кито, активистами AVC было растянуто огромное полотнище с изображением портрета Элоя Альфаро и слоганом «Смерть олигархии!». 4 мая команда «альфаристас» врывается в офис «Новостного Агентства Эквадора» для выражения своей горячей поддержки кандидату на президентский пост от социал-демократов доктору Родриго Борха. 24 мая боевики «обращают внимание общества на террористическую политику правительства США» посредством закидывания посольства Соединённых Штатов самодельными гранатами.

В середине июня, в результате полицейской спецоперации, последовавшей за ограблением «Banco del Pacifico», были арестованы Артуро Харрин, Рубен Рамирес, Джимми Солорсано, Мануэль Серон, Сантьяго Риверо и Гвидо Льямука, которые открыто признали свои связи с AVC. В первый раз организация «официально» берёт на себя ограбление банка. В эти же дни Хуан Карлос Акоста и Хуан Куви, - эквадорцы, долгое время сражавшиеся в отрядах колумбийского «Движения 19 апреля», присоединяются к Национальному руководству AVC.

10 августа, в день вступления в должность нового президента Республики Леона Фебреса Кордеро, «альфаристас» на национальном уровне проводят одновременные захваты различных радиостанций, с частот которых вещают о неприятии нового режима и предупреждают о решении воевать с олигархией до победного конца.


2 ноября команда AVC захватывает офис газеты «Сегодня» для размещения на передовице ежедневника, который должен был выйти в свет на следующее утро, революционной прокламации, призывающей к формированию «Антиолигархического Фронта».

В преддверии Рождества, члены фракции MIR-E, близкие к AVC, совершают вооружённое нападение на фабрику игрушек в Кито. В последующие дни экспроприированные игрушки раздаются детям из бедных семей в рабочих кварталах столицы.

В конце декабря месяца, по личной просьбе заключённого Артуро Харина, Аммет Васконес возвращается в страну из Эль Сальвадора для инкорпорации в Центральное Командование AVC.

В январе 1985 в оперативном доме, содержавшемся активистами MIR-E, два комбатанта погибают, поражённые случайным взрывом самодельной бомбы.

В это же время происходит «1 оперативное совещание AVC», на котором приняты целый ряд решений, среди которых:

дальнейшее развитие городских военно-политических команд и сельской военной силы;

поощрение тенденции к логистической независимости каждой отдельной структуры AVC;

исполнение крупных военных операций;

экспроприация оружия в большом масштабе;

продолжение политической работы, направленной на освобождение политических заключённых – «альфаристас»;

планирование похищения Наима Исайя с целью увеличения экономических ресурсов организации.

Уже стандартным стало решение о развитии линии вооружённой пропаганды, направленной на разоблачение нового олигархического режима.

Февраль – декабрь 1985

В 1985 году, - период, когда были исполнены наиболее смелые и дерзкие военно-политические акции AVC, - все организационные усилия «альфаристас» были направлены, с одной стороны, на жёсткий ответ новому правительству Кордеро, который начал кампанию по ограничению прав легальной оппозиции, а с другой – на создание эмбриона регулярных революционных вооружённых сил – «Военного сельского фронта» (Frente Militar Rural FMR).

Для целей последнего, была исполнена первая из запланированных на январской встрече грандиозных акций: 11 марта совместно с силами колумбийского M19, команда AVC экспроприировала из арсенала Национальной Полиции огромное количество огнестрельного оружия. Несколькими днями спустя, некоторая часть оружия, закопанного «альфаристас» в поле, была найдена и возвращена в руки полиции. Чистая случайность – корова местного жителя, пасущаяся в чистом поле, совершенно неожиданно провалилась в тайный схрон.

Аммет Васконес
В начале апреля 1985 Аммет Васконес был арестован и обвинён в организации ограбления полицейского арсенала. Однако долго в заключении он не пробыл: в этом же месяце, Васконес, Харрин и другие «альфаристас» прорыли туннель, через который и покинули тюремное учреждение.

2 августа состоялось «второе оперативное совещание AVC». На нём давалась оценка политической ситуации, качеству военно-политической и внутренней структуры организации.

7 числа того же месяца смешанная команда, состоявшая из эквадорских и колумбийских боевиков, успешно похищает Наима Исайя Баркета. Однако, через несколько минут после окончания оперативной акции, в ходе отступления, были арестованы «альфарист» Хуан Куви и колумбийцы Фернандо Кармона и Хосе Гевара.

После этого события, в качестве продолжения линии вооружённой пропаганды, «альфаристас» исполнили целую серию операций: размещение бомб в различных районах Кито в качестве «призыва к населению бороться за хлеб, крышу над головой и работу, начинать борьбу, ибо ни одно из предвыборных обещаний властей не было выполнено»; вооружённый захват офиса радиостанции в Гуаякиле для зачитывания очередной декларации войны против олигархии, а так же для опровержения правительственной лжи о связях между AVC и международным наркотрафиком; ограбление грузовика с мясом, с целью последующей раздачи продуктов среди бедного населения Кито.

23 августа боевики организации врываются в офис радиостанции «Cristal de Quito», после чего зачитывают в прямом эфире угрожающее сообщение, с требованием прекратить пытки, которым подвергается арестованный Хуан Куви.

29 числа того же месяца под пытками умирает Хуан Карлос Акоста, который был арестован несколькими днями ранее. Однако, полиции таки удаётся получить некоторые сведения о местонахождении дома, где содержится похищенный «альфаристас» предприниматель Исайя. 2 сентября, по прямому приказу Леона Кордеро, отряды специального назначения полиции штурмуют здание. В начавшемся бою были убиты все находившиеся внутри, включая и самого заложника.

В октябре месяце в провинции Эсмеральдас боевиками AVC была учреждена первая группа сельских партизан «Алехандро Андино» - маленький, но весьма мобильный боевой отряд, не имевший, однако, ясных целей.

3 октября оперативная команда «альфаристас» прерывает собрание федерации индустриальных рабочих в «Художественном Индустриальном Центре Пичинчи». Боевики раздают революционные прокламации, скандируют призывы к созданию единого «Антиолигархического Фронта», а так же приглашают трудящихся принять участие в борьбе против правительства Кордеро.

16 числа боевики AVC захватывают мексиканское посольство в Кито, откуда рассылают открытые письма странам-участницам «Контадорской группы», в которых заявляют, что разрыв дипломатических отношений с Никарагуа, осуществлённый президентом Кордеро, всячески осуждается большей частью эквадорского общества. В этот же день другие военно-политические команды совершают налёты на представительства столичных радиостанций «Sideral», «Pichincha», «Cordillera», «Centro» и «Bolivar» для зачитывания очередной декларации об объявлении народной войны режиму.


В ноябре 1985 года проведена «Вторая Национальная Конференция» AVC, утвердившая наличие в стране «климата напряжённости и внутренних конфликтов».

Результатом конференции так же стал раскол внутри организации: несогласная с проводимой политико-идеологической стратегией, стан «альфаристас» покидает фракция MIR-E. Кроме того, было избрано новое Национальное Руководство и Центральное Командование, а так же принято решение о расширении деятельности сельского фронта. В связи с этим, бойцы группы «Алехандро Андино» вскоре покидают страну и направляются в Колумбию, с целью подготовки к ведению боевых действий в сельской местности в рядах движения M19.

19 декабря команда боевиков совершает неудачную попытку похищения крупного коммерсанта Эдуардо Гранда Гарсеса. Будучи ранен в завязавшейся перестрелке с полицией и не имея возможности нелегально получить квалифицированную медицинскую помощь, «альфарист» Леонардо Вера на следующий день вынужден был обратиться в госпиталь, где он и был арестован властями. Неудача и последующие аресты побудили ветерана вооружённой борьбы и члена Центрального Командования Эдгара Фриаса покинуть ряды AVC. По словам Педро Монкада, «благодаря серии провалов, он утерял веру в наш политический проект».

Тем не менее, рост организации, в связи с исполнением ряда громких акций, усиливался. В 1985 году к структуре присоединилось множество народу: бывшие боевики «La O», персонажи, связанные с Прогрессивной Либеральной Партией и Коммунистической Партией Марксистов-Ленинистов, эквадорские бойцы колумбийского M19

1986. Начало конца

К началу 1986 года внутри AVC царили оптимистические настроения. Многие размышляли над тем, что именно в этом году организация развеет «миф о невозможности осуществления повстанческой борьбы в стране», и тем самым нанесёт историческое поражение эквадорской олигархии. Согласно последующим свидетельствам «альфаристас», все они были намерены в тот момент реализовать на практике лозунги о начале освободительной революции.



Создав эмбрион сельского фронта, организация тут же столкнулась с препятствием: 4 января 1986 ответственный за дела фронта Фаусто Басантес погиб, попав в засаду правоохранительных органов. Причиной смерти сельского команданте являлся ранее арестованный по обвинению в попытке похищения предпринимателя Гарсеса Фернандо Флорес, который в обмен на свободу и возможность уехать в Соединённые Штаты, выдал информацию о ранее запланированной встрече с Басантесом.

В течение трёх последующих месяцев, помимо вооружённой пропаганды, все свои усилия организация направила на получения ресурсов, необходимых для организации и развития сельской герильи. Именно тогда руководством AVC был сформирован специальный контингент, направленный в Колумбию для участия в герилье на стороне «Движения 19 апреля». Здесь, в долине Каука, эквадорцы стали частью интернационального «Батальона Америка», укомплектованного так же перуанцами и собственно колумбийцами. Любопытно, что начало истории данного боевого формирования, принято отсчитывать с 19 февраля 1986 года, когда военно-политическая команда, сформированная из бойцов AVC, M19 и перуанского MRTA, ворвалась на радиостанцию в Кито.

7 марта одновременно с началом военного мятежа генерала Франка Варгаса Пассос, полицией были арестованы ключевые члены столичных военно-политических команд. Произошедшее привело к временному параличу городских структур «альфаристас». Всё стало ещё хуже, когда 23 марта полиция окружила конспиративный дом, где скрывался Марко Троя. Помимо оружия, здесь были обнаружены и некоторые документы, проливающие свет на ближайшие оперативные планы организации.

Начиная со второго квартала 86, большая часть организации концентрируется на исполнении акций вооружённой пропаганды, так или иначе связанных с организацией сельского фронта. Так, многочисленные операции самофинансирования благоприятствовали консолидации коллективных отношений, что, в свою очередь, повлияло на улучшение ситуации с сельской и городской логистическими структурами. Кроме того, вновь начал подниматься вопрос массовой борьбы, которая в AVC ограничивалась лишь вербовкой новых комбатантов. Пытаясь решить вопрос с формированием социальной базы поддержки AVC, которая была необходима для осуществления последующих планов в сельской местности, лидеры «альфаристас» начали серию переговоров с руководителями легальных политических и народных структур в надежде на укрепление координации политических и социальных сил.

19 августа, по прямому указанию Хосе Луиса Флореса, военно-политическая команда «альфаристас» совершила налёт на госпиталь «Эухенио Эспехо» с целью освободить Леонардо Вера – боевика организации, лечившегося от ножевых ранений, полученных во время драки в тюрьме «Гарсия Морено» в марте месяце. В ходе исполнения акции погибли двое полицейских, охранявших больного. Произошедшая трагедия была умело использована правительством в деле дискредитации AVC как политической силы и представлении организации в глазах общества как банды безумных террористов.

11 сентября, десять минут спустя после осуществления нападения на очередной банк, несколько боевиков были заблокированы полицией в одном из оперативных домов в Кито. После трёх часов боя с силами правопорядка, погибли все находившиеся внутри «альфаристас» - спасти удалось лишь Роберто Регаладо, который прорвал оцепление и, отстреливаясь, скрылся в одном из частных домов. Особый трагизм заключался в том, что одним из погибших был Аммет Васконес – член Центрального командования и координатор эквадорской структуры «Батальона Америка». Гибель Васконеса, так же, как и Басантеса, была результатом предательства – ещё за несколько дней до случившегося, один из арестованных боевиков выдал месторасположение оперативного дома AVC, который был взят под наблюдение. После получения сигнала о нападении на банк, полицейские не смогли придумать ничего лучше, как нанести визит к единственному известному им убежищу боевиков AVC, где совершенно случайно оные и были обнаружены.

В этом же месяце, во время перехода эквадорско-колумбийской границы в Ипиалесе, были арестованы бежавший из госпиталя Леонардо Вера, Альберто Торрес, Роман Чавес и Фабиан Морено, являвшийся правой рукой Артуро Харрина. 30 сентября, получив необходимые сведения от арестованных в Ипиалесе, полиция блокировала в одном из домов в Кито Хосе Луиса Флореса и Роберто Риголадо. Оба в ходе начавшегося боя были убиты.

24 октября в столице Панамы с поддельными документами был арестован и главный лидер AVC Артуро Харрин, что стало так же итогом арестов на эквадорско-колумбийской границе. Ибо, согласно Педро Монкадо, задержанным «альфаристас» были известны данные, под которыми Харрин скрывался в Панаме.

Перевезённый затем в Кито, и подвергнутый бесчеловечным пыткам, через некоторое время главарь AVC был найден мёртвым в своей тюремной камере. По версии властей, он был убит в результате нападения на одного из охранников.

Гибель исторического лидера организации, и последнего члена Центрального Командования, вызвала переполох в стане «альфаристас». Начался период полного политического и военного молчания организации, ошарашенной большой потерей боевиков, раскрытием стратегических и тактических планов и крахом подпольных структур…

Путь к разоружению.

16 января 1987 года произошло беспрецедентное событие в эквадорской истории: на военной базе в Таура, президент республики Леон Фебрес Кордеро был похищен бойцами Вооружённых Сил, которые потребовали, в обмен на освобождение заложника, предоставление амнистии генералу Франку Варгасу Пассос. Неожиданно возникшая ситуация безвластия, вызванная действиями маленькой группировки отчаянных храбрецов, окончательно убедила «альфаристас» в необходимости организации сельского фронта. И теперь те, кто сумел выжить в 1986, и те, кто вернулся из Колумбии, сконцентрировали все свои усилия на реализации этой громадной задачи.

Хотя, практически все понимали трудность поставленной задачи, поскольку «в начале 1987 года организация не имела ни одного сентаво. Денег не было даже у руководителей. Не было никакого оружия, ни короткоствольного, ни длинноствольного: те стволы, которые мы сумели сохранить в 86, были проданы. Мы не имели ни одной конспиративной квартиры. Ни одного автомобиля. Не было мест, где можно было проводить встречи или работать. Не было ни одной зоны, где можно было бы организовать школу. В стране не было ни одного человека, который согласился бы сотрудничать с нами» (Отчёт о III Национальной Конференции AVC 1988, S7).

Однако, большая часть «альфаристас» считали, что это лишь временные трудности, вызванные военными неудачами, ибо проект, предложенный AVC народу, проект Вооружённой Демократии, не был разгромлен правительством и по-прежнему являлся актуальным.

Для продолжения антиолигархической войны, немедленно была инициирована реструктуризация AVC посредством консолидации рассеянных по стране боевиков и подготовки нового оперативного совещания, на котором должны были быть выработаны новые политико-идеологические концепции и избрано новое руководство.

Встреча состоялась в марте того же года. Было принято решение о создании коллегиального оперативного руководства, главными задачами которого стало «нанесение ударов по олигархии, освобождение политических заключённых и организация, не более чем через 6 месяцев, структурированного Сельского Военного Фронта».

Спустя несколько дней после совещания, в ходе работы по организации официальной пресс-конференции, были арестованы несколько боевиков AVC, среди которых и бывшие бойцы «Батальона Америка». Практически одновременно с этим, в Перу был задержан Эдгар Фриас. Не сумев решить даже своих внутренних проблем, организация была не в состоянии приступить к реализации намеченных задач. Открылся новый этап виртуального существования и политического молчания AVC, иногда прерывавшийся незначительными акциями и словесными заявлениями.

Видимо, эта организационная слабость и привела, в конце концов, к сближению двух старых политических соперников – AVC и «Montoneras Patria Libre». В октябре месяце, на подпольной конференции, куда конспиративным образом были доставлены журналисты, представители обеих организаций подтвердили своё решение продолжать вооружённую борьбу, а так же заявили о возможности в будущем создания блока между двумя подрывными группами, имевшими довольно значительные идеологические расхождения и старую историю соперничества.

За исключением одновременного захвата офисов десяти радиостанций, осуществлённого в первой половине января 1988 года, созданный союз между AVC и MPL более ничем себя не проявил. Впрочем, как не проявляли себя и сами «альфаристас», чьё присутствие на национальной политической сцене становилось всё более и более виртуальным. Лишь перед президентскими выборами главари AVC публично заявили о поддержке единого кандидата от всех прогрессивных сил, коим и стал доктор Родриго Борха.

Хотя изначально, организация выступала резко против нового режима социал-демократов. Но не прошло и 15 дней с момента, когда новый президент Республики доктор Родриго Борха заявил о возможности диалога между правительством и герильей, как руководитель AVC, команданте Элой Гарсия публично согласился на ведение переговоров.

Мгновенно после этого заявления, от основного ядра организации откалывается малочисленная группа непримиримых диссидентов, обвинивших руководство в предательстве и провозгласивших продолжение вооружённой борьбы до победного конца.

24 ноября 1988 года прошёл первый раунд переговоров с режимом. Организация взяла ориентир на вхождение в легальный политический лагерь и пересмотр собственного ранее выдвинутого исторического проекта. Кроме того, «альфаристас» соглашались сложить оружие лишь в том случае, если правительство инициирует начало «национального диалога» между власть имущими и народными организациями.

26 января 1989 года команданте Хоакин заявил, что боевики AVC решили сложить оружие в обмен на договорённость с правительством о начале социальных, экономических и политических реформ.

24 февраля средства массовой информации сообщили об аресте главаря группы диссидентов – «альфаристас», который был схвачен после нападения на «Banc de los Andes» в Кито несколькими днями ранее. Спустя некоторое время, президент Борха заявил, что он не может продолжать переговоры с группой, внутри которой нет единства в вопросах о прекращении вооружённой борьбы.

1 марта команданте Хоакин заявляет, что внутри организации нет никакого раскола – те, кто нападал на банк, уже не являлись членами AVC.

7 марта был подписан общественный договор, согласно которому AVC отказывается от осуществления любых видов вооружённых акций.

10 марта бывшие лидеры организации, находившиеся в заключении – Эдгар Фриас, Хуан Куви и Патрисио Бакерисо составляют коммюнике, в котором полностью признают условия, поставленные правительством, и соглашаются с разоружением организации. Кроме того, они признают, что «политическая амнистия», которую требовали некоторые боевики, не является условием для договора о капитуляции.

С июля 89 года «примирение» становится центральным термином риторики и идеологической позиции «альфаристас». Но, несмотря на подписанные с режимом соглашения, до 1990 года AVC юридически всё ещё являлась «подрывной организацией». И лишь в этом году началась работа по инкорпорации организации в легальную политическую жизнь в виде партии.

26 февраля 1991 года AVC окончательно и бесповоротно публично заявляет о полном сложении оружия, заканчивая, таким образом, историю партизанского действия в Эквадоре.