Страницы

понедельник, 8 октября 2012 г.

Вооружённая борьба "Тупамарос". 1972



4. 1972

Результаты выборов 1971 года оказались неожиданными как для населения Уругвая, так и для мировой общественности. Многочисленные политические аналитики, предсказывавшие победу «Широкому Фронту», ошиблись в своих расчётах. Вотум доверия, вынесенный правящей партии «Колорадо», стал сюрпризом для всех. Триумф заданной политической линии стал пощёчиной для «Тупамарос», сделавших всё возможное для дискредитации и деморализации существующего режима.

Ожидая возобновления вооружённой деятельности, Пачеко Ареко 9 сентября 1971 года наделил вооружённые силы функциями правоохранительных органов, выдав армии карт-бланш для борьбы с подрывной деятельностью. После осознания неспособности полиции и городской гвардии навести порядок в стране, правительство смотрело на военных с отчаянной надеждой в глазах.


В свою очередь, «Тупамарос», наблюдая за поползновениями правительства, оперативно выдвигают новую тактическую схему, названную «План Тату», суть которого заключалась в учреждении партизанских групп в сельской местности для того, чтобы отвлечь армейские силы от столицы страны. В дополнение к этому, в различных сельских точках начали обустраиваться «татусерас» - подземные убежища, откуда сельские герильерос должны были наносить удары по правительственным силам. Однако, реализовать этот тенденциозный план не удалось – партизаны не сумели завоевать симпатии периферийного населения, действовавшие в провинции комбатанты привлекали большое внимание, сводя на нет всю конспиративную работу.

Тем временем, армия готовилась к решительному удару по герилье. Офицеры создавали хорошо подготовленные специальные антиповстанческие отряды, навязывавшие прямые столкновения при любой встрече с повстанцами. Таким образом, несмотря на временное прекращение огня, «Тупамарос» продолжали нести потери убитыми и арестованными. После нескольких месяцев стало очевидно, что прямого столкновения с армией организация не выдержит. «Тупамарос» вновь вынуждены вернуться к селективным актам терроризма.

В апреле 1972 года, на основе данных полученных от похищенного полицейского, «Тупамарос» приговорили к смерти нескольких полицейских и армейских чинов за прямую поддержку незаконных антиповстанческих «эскадронов смерти» и неофашистских банд. Спустя пару часов после публикации специального коммюнике, четверо из приговорённых к смерти были убиты. В первый раз «Тупамарос» посмели нанести удар по вооружённым силам – трое из убитых являлись армейскими офицерами. Бордаберри, вступивший в президентскую должность незадолго до произошедшего, без промедления объявил Уругвай в состоянии «внутренней войны». Повсеместно отменялись конституционные гарантии, и вводились законы военного времени. Армия получала право судить схваченных комбатантов военными трибуналами и содержать арестованных в гарнизонных тюрьмах. Усиливалась цензура.

Наконец политизированная армия приступила к полномасштабным действиям. За первые четыре дня «внутренней войны» по Монтевидео прокатилась серия перестрелок, в результате которых погибли 19 человек. Большинство из них являлись «тупамарос», что доказывало военное превосходство армии над герильей.

Серьезный удар по «Тупамарос» нанесло предательство Эктора Амодио Переса, добровольно сдавшегося властям и согласившегося предоставить любую интересующую военных информацию. Всё было бы поправимо, если бы Амодио Перес являлся рядовым бойцом или хотя бы руководителем ячейки. Но проблема состояла в том, что он был представителем высшего командования организации. По слухам, Амодио Перес дезертировал из вооружённого движения вследствие недовольства своим внутренним статусом, а так же из-за убеждения в том, что военные, взявшие бразды правления в свои руки, наконец смогут избавить страну от безудержной коррупции.

Эктор Амодио Перес

Сведения, которыми он снабдил правительство, позволили военным наносить удары по организации с ужасающей и разрушительной точностью. В кратчайшие сроки было ликвидировано более 30 объектов подпольной структуры. Во время атаки на один из таких объектов, в ходе отчаянного боя с властями, погибли сразу шестеро «тупамарос», а трое других, принадлежащих в высшему командному составу организации, были взяты в плен.

Другие рейды, наводчиком которых служил предатель, привели к потерям центрального подпольного госпиталя, многочисленных тайников с оружием и печально известной «народной тюрьмы», из которой были освобождены похищенные Карлос Фрик Дэвис, бывший министр сельского хозяйства, подавший в отставку после скандала с финансовой конторой «Монти», и один раз уже бывавший в «гостях» у «Тупамарос» телефонно-электрический магнат Улисес Перейра Ревербель. Оба пробыли в заключении больше года.

Внутреннее убранство одной из "народных тюрем"

Контратаки военных после апрельских убийств действительно застали партизан врасплох. «Тупамарос» до конца не верили что уругвайская армия, никогда ранее не встревавшая в политическую жизнь страны, возьмёт на себя обязанности по истреблению герильи во имя победы олигархического режима. Однако, огромное количество столкновений, в которых партизаны, в основном, терпели катастрофические поражения, не только развеяло бриллиантовый туман, но и серьёзно пошатнуло имидж ранее непобедимой организации. Захваченные документы того периода засвидетельствовали деморализующее влияние поражений в открытом бою.

Организация стремительно разваливалась. Структура не просто трещала по швам – теперь каждая боевая группа сражалась по отдельности, связи между ячейками были нарушены, ни о каких колоннах не могло идти и речи.

К июлю месяцу более 30 комбатантов погибли в различных столкновениях, в военные тюрьмы было брошено свыше полутора тысяч человек. Достаточно было малейшего подозрения в связях с «Тупамарос», и гражданин оказывался в военной тюрьме. Организация практически перестала функционировать, однако военные утверждали, что «Тупамарос» всё ещё представляют собой опасность и расслабляться рано. Режим чрезвычайного положения и «внутренней войны» так и не был снят.

Смертельный удар по организации был нанесён 1 сентября 1972 года. Полиция ворвалась в убежище партизан в пригородном квартале Банкарио. Находившиеся внутри «тупамарос» оказали яростное сопротивление – завязалась перестрелка. Когда выстрелы стихли, и сыщикам удалось проникнуть внутрь дома, они с большим для себя удивлением обнаружили присутствие здесь практически всех оставшихся до этого момента на свободе высших руководителей организации. Абсолютно случайно полиции удалось накрыть совещание верхушки «Тупамарос». В числе прочих был схвачен и Рауль Сендик, раненый во время перестрелки – пуля пробила ему обе щеки, разорвав язык.

Организация была в состоянии полноценно функционировать без Сендика и многих руководителей, томившихся в тюрьмах в 1970-71 годах, но теперь огромные потери и упадок духа комбатантов подорвали силы «Тупамарос». Военные отрапортовали, что арест всех высших лидеров являлся победной точкой в борьбе армии против партизан.

Применение пыток и допросов с пристрастием так же давало свои результаты. Партизаны наконец начали говорить. Причём, рассказывали не только о структуре и функционировании уже фактически не существующей организации, но и о коррупции в высших эшелонах уругвайского правительства. Проверка сведений, изложенных заключёнными партизанами, привела к болезненному осознанию катастрофических недостатков уругвайского общества и политической системы. Вскоре армия полностью взяла бразды правления в свои руки, установив в феврале 1973 года диктатуру Национального Совета Безопасности.

«Тупамарос» же были полностью разбиты. Более двух с половиной тысяч человек оказались за решёткой, около тысячи комбатантов и симпатизантов скрылись из страны. В Уругвае, по подсчётам журнала «New York Times», осталось не более двухсот бывших партизан, разобщённых и деморализованных, мало на что способных.