Страницы

воскресенье, 21 октября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Вираж Коммунистической партии



1.12. Вираж Коммунистической Партии

Подготовка к началу войны на территории Пиночета была ускорена после того, как Коммунистическая Партия Чили в 1980 году официально объявила о переходе к вооружённой борьбе.

В этом году чилийские коммунисты провозгласили принятие новой стратегии в борьбе с диктатурой, которая отвечала всем требованиям чилийских офицеров Вооружённых Сил Кубы. С этого момента «жёсткое» крыло чилийских коммунистов, - в основном, ориентированное на Москву, Гавану и Восточный Берлин, - официально начинает поддерживать идеи, который ранее полутайно циркулировали лишь в казармах кубинской столицы.


В своей речи, транслированной по «Радио Москвы», Генеральный Секретарь Коммунистической Партии Луис Корвалан, объявил о начале «политики массового народного восстания», которая включает в себя «все формы борьбы против военного режима». Другими словами, руководство партии наконец даёт зелёный свет вооружённому пути.

Выступление Корвалана привело в смятение не только чилийскую, но и западные спецслужбы. В докладе Разведывательного Бюро Госдепартамента Соединённых Штатов от 23 июня 1981 года, отмечено: «Тот факт, что советские средства массовой информации распространяют сведения о новой линии партии, сигнализирует, что Москва всецело поддерживает эту смену курса». Секретная депеша была озаглавлена крайне тенденциозно: «Коммунистическая Партия Чили выбирает вооружённую революцию с благословения Москвы».

Множество военных экспертов из СССР, ГДР и Кубы высказались в пользу принятия плана вооружённой борьбы против Пиночета, особенно упирая на успех сандинистов в Никарагуа. Эта точка зрения официальных лиц укрепила позиции чилийских офицеров, принимавших участие в сандинисткой революции, и считавших, что единственным методом положить конец правлению Пиночета является вооружённая борьба.

Тем не менее, коммунистические руководители долго не решались применить на практике эту новую позицию, идущую вразрез с прошлой программой действий КПЧ, которая так раздражала молодых офицеров, горевших желанием показать, чему же они научились на Кубе и в джунглях Никарагуа.

В 1982, спустя два года после официального провозглашения стратегии вооружённой борьбы, верхушка партии всё ещё тянет с отправкой первого контингента комбатантов в Чили. Наблюдая такую нерешительность, в том же году Гальварино Апабласа предлагает руководству реформировать партию в организацию, адаптированную к боевой деятельности. Однако эта идея была отвергнута в угоду концепции создания военной структуры под руководством «военного комитета» партии. Т.е. вместо сражающейся партии возобладала идея создания вооружённого крыла с задачей разработки военных действий против диктатуры.