Страницы

вторник, 30 октября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Селективные похищения



2.6. Селективные похищения

Для того, чтобы усилить своё присутствие в информационном поле, а так же увеличить финансовые ресурсы, FPMR была внедрена практика селективных похищений.

Вооружённое крыло Коммунистической Партии сильнейшим образом повлияло на изменение умонастроений общества благодаря дерзости своих действий и неспособности полиции задержать похитителей и освободить заложников. «Фронт» по-настоящему издевался над властями и службами безопасности режима, проводя одно похищение за другим. Особенно стоит выделить четыре операции подобного типа, прогремевшие на всю страну.


Первая была осуществлена 11 апреля 1984 года, когда был схвачен Гонсало Крусат, 11-летний сын крупного бизнесмена Мануэля Крусата. Ребёнок был похищен на остановке школьного автобуса: трое комбатантов (Клаудио Молина Доносо, Фернандо Ларенас Сегель и Франсиско Пенья Риверос) силой затащили ребёнка в движущийся автомобиль. Гонсало был освобождён целым и невредимым через четыре дня, после уплаты выкупа в размере 20 миллионов песо.

Произошедшее хранилось под большим секретом вплоть до того, что СМИ сообщили об инциденте только спустя пять дней после освобождения школьника. Сам Аугусто Пиночет был взволновал этим событием, взяв расследование под личный контроль.

В последующем, ребёнок сыграл важную роль в следственных действиях. Несмотря на свой малый возраст и страх, который на него нагнали партизаны, он оказался способен дать полиции информацию, способствующую идентификации похитителей.

Вечером 18 декабря 1984 года группа FPMR похищает помощника редактора государственной газеты «La Nacion» Себастьяна Бартоломе в тот момент, когда он выходил из дома в сопровождении жены Химены Барралес и 5-летней дочери. В итоге, герильерос вынуждены были схватить всех троих. Жена и дочь редактора были отпущены спустя несколько минут в квартале Макуль.

В спешке, «френтистас» совершили ужасную ошибку, оставив на месте преступления сумку, в которой был обнаружен автомат чехословацкого производства, 155 патронов к нему, записи с распорядком дня заложника, а так же фотографии его дома и дома соседей. Помимо этого здесь лежала и подробнейшая карта района, на которой были обозначены даже светофоры и интервал их работы. По этой причине многие начали говорить о имитации похищения самой диктатурой. Но на следующий день жена Бартоломе заявила, что получила сообщение от «Фронта» с выставленными условиями освобождения её мужа.

Журналист провёл большую часть времени плена завязанными глазами, и даже не знал, куда его привезли. Поначалу он опасался за свою жизнь, но затем, столкнувшись с «уважительным и сердечным отношением» (по его же словам), успокоился. Условием освобождения было объявлено распространение различными печатными изданиями столицы прокламаций FPMR.

Себастьян Бартоломе в руках "френтистас"

Освобожденный ночью 25 декабря в одном из бедняцких кварталов, Бартоломе немедля направился в местную церковь, откуда в сопровождении двух священников он был доставлен в дом тогдашнего архиепископа Сантьяго монсеньора Хуана Франсиско Фресно. Только отсюда семье журналиста было сообщено о его освобождении.

С 1986 года FPMR начинает похищать сотрудников государственной безопасности.

Утром 8 апреля капитан карабинеров Херман Обандо Родригес вышел из своего дома и направился на службу. Свой пистолет днём ранее он банально забыл в офицерской школе. Этот факт невольно спас ему жизнь.

Около 7 утра на углу улиц Санта-Сита и Пичиданги, в нескольких кварталах от его дома, близ капитана резко остановился грузовичок, откуда вывалились трое вооружённых «френтиста». Капитан оказался не промах – встав в боевую стойку, он затеял драку с людьми, пытавшимися затащить его в салон. Борьба длилась до тех пор, пока вышедший из грузовичка водитель не ударил карабинера монтировкой по голове.

Внутри автомобиля на полицейского надели наручники и спросили, где его пистолет. Обандо ответил, что забыл его. «Этим ты спас себя», - сообщил ему один из партизан: на некоторой дистанции от места происшествия находился комбатант, вооружённый автоматом, который получил приказ стрелять на поражение, в случае, если капитан попытается достать своё оружие.

Офицер не понимал, куда его везут. С завязанными глазами его вывели из грузовика и повели по лестнице куда-то вниз. Тут он догадался, что находится в подвале. Здесь он находился в течение трёх дней, лёжа на коврике со связанными руками и ногами, при выключенном свете.

Херман Обандо

«Ты не выйдешь отсюда живым», - раз за разом повторяли похитители во время допросов. Идея «френтистас» заключалась в том, чтобы узнать методы работы карабинеров и полиции в деле борьбы с подрывным движением, однако капитан мало что мог прояснить по этому вопросу – лишь обрывочные сведения из внутренних инструкций, которые он, согласно своему званию, получал от вышестоящего начальства. После трёх дней допросов, партизаны поняли, что большего им из офицера не вытянуть и решили отпустить его. Но за это он должен был прочитать одну из прокламаций FPMR в эфире «Radio Chilena». Капитана погрузили в автомобиль и, после нескольких часов катания, высадили близ Школы Аэронавтики, предупредив, чтобы он в течение получаса даже не смел снимать повязку с глаз или пытаться развязывать руки. Обандо прождал около 45 минут, опасаясь, что за ним продолжают следить. После этого, одетый только в брюки и рубашку, босиком, он на такси отправился в офис радиостанции. Но по дороге передумал, и вместо того, чтобы с посланием идти в студию, он направился прямиком в Школу Карабинеров.

18 августа 1986 года FPMR был похищен начальник протокола столичного гарнизона, полковник Марио Аберле Риваденейра в тот момент, когда он собирался на машине доставить своего ребёнка в школу. К автомобилю полковника подошли шестеро в масках и, не медля не секунды, молниеносно вытащили его из салона, связали руки и заткнули рот кляпом, после чего засунули в багажник собственного автомобиля. Мальчик, вышедший было на улицу, увидев всё это действо, вскрикнул, и забежал обратно в дом.

Закрытый в маленькой комнатке, Риваденейра подвергался жестокому обращению со стороны своих похитителей, которые даже несколько раз выстрелили в него холостыми патронами, имитируя ложный расстрел. В течение 72 часов он испытывал издевательства и даже просил убить его. Сбитая с толку семья получала крайне противоречивую информацию из-за отсутствия координации между полицейскими службами. Сыщики даже не смогли определить авторов похищения. Лишь после того, как в мусорный контейнер была подкинута фотография, на которой боевики FPMR были запечатлены вместе с полковником, стало ясно, что за этой акцией стоит «Фронт». Члены семьи и по сей день не знают, кто конкретно занимался переговорами с повстанцами, и занимался ли вообще. Тем не менее, спустя 3 дня полковник был освобождён целым и невредимым, но связанным и завёрнутым во флаг FPMR, безо всяких денежных компенсаций. Целью этой операции, по-видимому, являлось лишь привлечение общественного внимания к организации.