Страницы

вторник, 23 октября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Парни Фиделя



1.15. Парни Фиделя

Бывший боевик FPMR Хорхе Масетти являлся одним из сотен активистов, имевших возможность пройти курс военной подготовки на Кубе. После окончания обучения, вместе с другими чилийцами, он присоединился к замкнутому кругу кастристов в Гаване. Сегодня, из своего убежища в Майами, разочарованный в доктрине Фиделя, он иронично вспоминает о том поколении бойцов, выученных в кубинских военных школах:

«Кастризм, триумфально шествовавший по Латинской Америке, в умах левых интеллектуалов континента превращался в эпическое и романтическое предприятие. Борьбу слабых и обездоленных против могущественных власть имущих. Необходимую войну.

Тысячи латиноамериканских юношей и девушек, мужчин и женщин, в качестве интернациональной помощи получили кубинское военное образование на легендарных базах «Punto Cero» и «Los Petis». Все мы были последователями «Че» и Фиделя. В своей «революционной щедрости» Куба предлагала нам тренировочные лагеря и инструкторов.


Мы старательно осваивали изготовление взрывчатки, стрелковое дело, техники защиты и нападения. На улицах Гаваны практиковались приёмы маскировки, контроля, ухода из-под контроля, быстрого исчезновения, передачи почты и устных сообщений. Короче говоря, изучалось всё то, что должно было помочь нам стать хорошими подпольщиками, настоящими командирами Латиноамериканской Революции. От имени «народа», не спрашивая его мнения, мы начинали войну за освобождение. С книжками «Что делать?» Ленина и «История меня оправдает» Фиделя под мышкой, и пистолетом за поясом, мы начинали «революционную войну».

В этих войнах гибли тысячи. Реакция врага была незамедлительной: карта континента почернела от наступающих диктатур. С непростительной дикостью, от имени доктрины национальной безопасности, военные убивают, похищают, пытают и бросают в тюрьмы любого, кто был замечен в каких-либо «революционных» настроениях – начиная от народных священников и заканчивая рабочими активистами. Репрессии были разрушительными.

Между тем, на Кубу пребывали новые бойцы, требующие обучения для противостояния диктатурам. Некоторые, в первую очередь чилийцы, после военных курсов были зачислены даже в Вооружённые Силы Кубы. Несмотря на поражение в 1973 году, здесь на острове сформировалась своя карманная армия из парней Фиделя.

В Никарагуа в 1979 году все мы столкнулись с врагом. Чилийцы, аргентинцы, сальвадорцы, уругвайцы, бойцы баскской ЭТА и итальянские «бригадисти» - все мы приняли участие в революции, объявленной Фиделем. Здесь мы были с нашими братьями-сандинистами, бок о бок сражаясь с ними в последние дни диктатуры Сомосы. Вместе с ними праздновали победу. Вместе уничтожали остатки сомосистских гвардейцев. Во имя пролетарского интернационализма, мы вступали в новые органы безопасности Сандинистского Государства.

Мы не только боролись против «контрас» и бывших гвардейцев, но в большей степени ради буржуазии, которая тоже боролась с кланом Сомосы, и которая после триумфа революции, пользуясь нашей верой в демократию, потребовала проведения свободных выборов, пытаясь с помощью электорального процесса выбить власть из рук революционеров, которые сами получили её сражаясь с оружием в руках.

В 80-х диктатуры на Южном Конусе стали падать одна за другой. Но ни мы, ни Фидель, не хотели, чтобы умолк гром пушек. В любом случае, ещё шли войны в Сальвадоре и Гватемале. Неспокойно было в Колумбии. В Чили оставался Пиночет. Но там никого не было. «Левое Революционное Движение» практически прекратило своё существование. Но ребята из «Фронта», коммунистическая молодёжь, получившая боевой опыт в Никарагуа и Африке, приобретшая «кубинский» взгляд на революцию, была готова взять в руки оружие и начать войну против диктатуры. Фидель их в этом поддерживал.

Но нет, в Чили так же пришёл час демократии: был объявлен плебисцит. Несмотря на это, при поддержке Кубы, «френтисты» отделяются от Коммунистической Партии, и продолжают свою бессмысленную «революционную войну», теперь уже против буржуазии.

FPMR потерпел поражение. В Сальвадоре и Гватемале, после десятилетия кровавой резни, был заключён мир. Парней Фиделя оставалось всё меньше и меньше. Кто-то из них умер в тюрьме, кто-то продолжает сидеть за решёткой, кто-то покинул тюремные стены и вышел на свободу с изломанной судьбой и психикой. Кое-кто спрятался на Кубе, ожидая новых приказов Команданте. Вечного Команданте, заикающегося старика, находящегося более сорока лет у власти, который даже не думал, куда и зачем он посылает тысячи и тысячи латиноамериканцев, отдавших свои жизни ради революции. Мне очень жаль, но, наверное, и к счастью, парни Фиделя уже никогда не победят».