Страницы

суббота, 13 октября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Встреча в Кунцево



1.4. Встреча в Кунцево

В августе 1977 года в Советском Союзе состоялось первое пленарное заседание ЦК Коммунистической Партии Чили в изгнании. Местом проведения была избрана бывшая дача Сталина, расположенная в глухом кунцевском лесу, к юго-западу от Москвы. Интересна эта встреча тем, что именно здесь впервые перед собравшимися руководителями КПЧ выступил лидер чилийского военного контингента на Кубе Гальварино Апабласа. В своих мемуарах генеральный секретарь партии Луис Корвалан вспоминает:

«Только когда я оказался за границей, мне удалось узнать о той деятельности, которую  развивали товарищи в деле подготовки военных кадров, а так же о том, что партия значительно продвинулась в этом вопросе. На августовском пленуме выступил один из таких военных, «Сальвадор». Он поднялся с задних рядов зала и прошёл на трибуну председателя собрания, отдал по-военному честь, и, тоже в военном духе, спросил у меня, как у руководителя: «Товарищ генеральный секретарь, разрешите обратиться к пленуму».


Другие свидетели подтверждают, что появление Апабласы вызвало большое удивление собравшихся. Одетый в оливково-зелёную форму Кубинских Вооружённых Сил, «команданте Сальвадор» топал сапогами и говорил с заметным карибским акцентом. Обращаясь к пленуму, Апабласа в краткой и лаконичной речи изложил позицию молодых офицеров, прошедших военное обучение на Кубе. В то время очень немногие из руководителей КПЧ знали, что более двухсот молодых чилийских коммунистов тренировались на Острове Свободы, чтобы затем, по предложению Фиделя, сформировать «новую армию для Чили».

Бывший коммунистический сенатор Орландо Мильяс, - в то время третий человек в иерархии партии, - признаёт в своих мемуарах, что он узнал о военном проекте лишь несколько месяцев спустя после его запуска, на встрече в Москве с Володей Тейтельбоймом, Мануэлем Кантеро и Гладис Марин:

«Именно тогда я узнал о договорённости, достигнутой с Гаваной нашими лидерами, заключающейся в обучении в военных училищах Кубы наших молодых товарищей, которые сохраняли при этом членство в партии, которая могла распоряжаться ими по своему усмотрению, ставя те или иные задачи. Руководство в Чили, узнав о проекте много позже, ничуть не смущаясь, поддержала его полностью. Дело было действительно важное, и оно никогда в должной мере не подвергалось обсуждению. Один из наших руководителей заявил, что участие в проекте является революционным долгом для изгнанных семей коммунистов, для самых достойных молодых людей. Позже я встречался с этими кадетами, лучшими людьми нашего народа, обладающими превосходными личностными качествами. Для исполнения поставленной задачи были привлечены лучшие из лучших представителей нового поколения изгнанников. Я был действительно впечатлён, когда встречался с ними на Кубе. Это были храбрые и благородные люди».