Страницы

среда, 17 октября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. "Болгары"



1.8. «Болгары»

Во второй половине 1981 года чилийский отряд в Гаване пополнился «третьим поколением» коммунистов, которые в дальнейшем станут основой специальных сил FPMR: так называемыми «болгарами», получившими основательное образование в военных училищах Социалистической Республики Болгария. Когда первые 13 «болгар» прибыли на Остров Свободы, даже видавших виды ветеранов никарагуанской войны поразила их отличная военная подготовка. На самом деле, практически все поначалу думали, что вместо детей чилийских эмигрантов на остров прислали опытных русских инструкторов.

Главным образом, «болгары» являлись потомками сотни чилийских крестьян, приехавших в 1973 году в СССР для обучения работе на механизированном сельскохозяйственном транспорте. В момент, когда в Сантьяго произошёл военный переворот, эти чилийцы находились на практике в Запорожье. Весьма скоро о них просто забыли.


Большинство из них было вынуждено уехать в Болгарию, где можно было наладить кое-какой быт.

Остальные чилийцы прибыли в Болгарию из других стран Варшавского Блока, в основном – из ГДР, где был сформирован контингент из полусотни молодых коммунистов.

Сесар Кирос был одним из тех, кто прибыл в Софию. Изначально его родители бежали в Финляндию, откуда в 1976 их сын перебрался на социалистический Восток. В лоно военной школы его привела непоседливость: «Я искал какое-нибудь интересное занятие в жизни. Вскоре я узнал о возможности военной подготовки для чилийцев, да не в обычной солдатской учебке, а в болгарской военной академии. Это была помощь, которую нам оказали органы международной солидарности». Кирос, проучившийся пять лет, с отличием окончил академию, получив звание лейтенанта Болгарской Армии.

Другой рекрут, Хосе Хоакин Валенсуэла Леви, позже ставший известным под псевдонимом «Команданте Эрнесто», приехал в Болгарию из политической школы имени Вильгельма Пика в ГДР. Несмотря на свою молодость, он вскоре стал бесспорным лидером «чилийских болгар».

Хосе Валенсуэла Леви

В общей сложности, болгарскую военную академию окончили около 30 чилийцев, но только 13 из них, приняв предложение Коммунистической Партии Чили, изъявили желание отправиться на Кубу. Несмотря на то, что внутри контингента росло неприятие идей вооружённой борьбы с Пиночетом, бывший коммунистический сенатор Мильяс отправился специальным рейсом в болгарскую столицу для того, чтобы выполнить задание по привлечению опытных военных, поставленное партией в начале 1981 года.

«Для тех, кто примет предложение, Мильяс обещал упрощение миграционных процедур. Это учитывая на то, что после окончания академии все были строго предупреждены о запрете на выезд из Болгарии», - говорит один из бывших офицеров КПЧ.

Продуктом просоветского воспитания стали постоянные стычки с «кубинскими чилийцами» после того, как «болгары» во главе с Хосе Хоакином Валенсуэла Леви прибыли на Остров Свободы. «Кубинцы» под руководством Гальварино Апабласа опасались усиления влияния прибывших. Некоторые вообще рассматривали «болгар» не как соотечественников, а как самых настоящих иностранцев. «Однажды, когда затевалась какая-то прогулка за город, были приглашены все женщины, кроме наших, «болгарских» жён», - вспоминает один из комбатантов.

Годами спустя, после разрыва FPMR с КПЧ в 1987 году, большинство «болгар» сохранили лояльность своей «родной» Коммунистической Партии. Это стало большой потерей для «автономного» FPMR. Один из бывших сотрудников никарагуанских спецслужб подтверждает, что выход «болгар» из организации носил решающий характер, серьёзно подорвавший потенциал повстанческого движения.

Тем не менее, прогрессирующее разложение независимого «Фронта» затронуло и этих бывших бойцов. В 1989 году агенты «Национального Центра Информации» (CNI – внутренней секретной полиции Пиночета), получили список из более чем ста реальных фамилий бывших «френтистас», содержащий, в том числе, подозрительно детальное описание «болгар». Это дало основание экс-комбатантам думать, что утечка стала следствием инфильтрации в руководстве организации.