Страницы

суббота, 20 октября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Борьба с "контрас"



1.11. Борьба с «контрас»

В начале 1983 года, когда «контрас» начали проводить регулярные массированные рейды против Сандинистского правительства, чилийские офицеры кубинской армии вновь отправились в Никарагуа. Теперь для того, чтобы защитить революцию от атак США и прикормленных американцами наёмников.

Лидер чилийского контингента Гальварино Апабласа с радостью принял предложение о новой экспедиции через Карибское море. Он чувствовал, что новая кампания сможет сбить напряжение, возросшее в среде офицеров, недовольных тем, что их до сих пор не направили в Чили для борьбы с Пиночетом.
 
На этот раз Куба выслала сандинистам в помощь шесть Батальонов Нерегулярной Войны, которые должны были быть направлены в различные зоны страны. Большинство бойцов являлись недавними выпускниками военной школы имени Хосе Антонио Масео в Гаване. Кроме того, в Никарагуа отправились 10 чилийских моряков, отличников военно-морской академии «Гранма».

Так же в Манагуа отправились пятеро «чилийских болгар». Их лидер Хосе Валенсуэла Леви был назначен командиром милицейских отрядов сандинистов, тогда как остальные четверо получили должности советников.

Удостоверение Народной Сандинистской Армии, выданное Хосе Валенсуэла Леви

К экспедиции присоединился и Хуан Вальдемар Энрикес, чилиец, только что окончивший кубинскую военную академию. Командование взвалило на него ответственность за обучение Сандинистской милиции на юге страны.

Хуан Вальдемар Энрикес (справа)

Отвечал за чилийский контингент человек, который даже сегодня является самым разыскиваемым преступником Чили – один из основателей FPMR Хуан Гутьеррес Фишман, сын Лисимако Гутьерреса, боливийца и соратника Че Гевары.

Внутренние конфликты в этот второй никарагуанской экспедиции начались практически сразу же. В то время как Фишман оставался в Манагуа, проживая в фешенебельных апартаментах, да ещё и в обществе жены (которая прилетала в столицу с Кубы на выходные), его люди сражались с «контрас» в сельской местности и горах.

Хуан Вальдемар Энрикес, «команданте Артуро», вскоре стал злейшим врагом руководителя чилийцев. «Он глубоко презирал «Челе» (Фишмана), поскольку вскоре обнаружилось, что столь высокое положение он занимал благодаря женитьбе на дочери Рауля Кастро», - утверждает один из бывших чилийских офицеров.

После завершения военной миссии, многие чилийцы вернулись в Гавану, дабы подготовиться к тайному возвращению на родину. Те же, кто остался в Никарагуа, отправились непосредственно в Чили несколькими годами спустя.