Страницы

четверг, 18 октября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Новая Освободительная Армия




1.9. Новая Освободительная Армия

С самого начала реализации военного проекта Коммунистической Партии на Кубе, чилийцы, оставшиеся за бортом военных соединений, абсолютно ничего не знали о своих товарищах-соотечественниках, зачисленных в военные школы Кубы. Представителям КПЧ было строго запрещено распространяться о своих комбатантах, так же, как и о новобранцах, прибывающих на Остров Свободы.

«Было предположение, что они тренируются в горах для будущих кампаний в Африке или Центральной Америке, но в целом, на протяжении многих лет, мы ничего не знали о чилийских бойцах», - свидетельствует один из коммунистических деятелей.


Только жёны и ближайшие родственники знали о местонахождении комбатантов, но информация доносилась до них в крайне цензурированном виде. Кроме того, в течение многих лет чилийским эмигрантам было запрещено покидать Кубу, поэтому за пределы острова не просочилась ни одна крупица секретной информации.

В дождливый день в марте 1982 года, во время базовой встречи боевиков КПЧ, Орел Висиани объявил, что вскоре будет проведена торжественная церемония, на которой в ряды Вооружённых Сил Кубы будут зачислен ряд чилийских товарищей. Новость вызвала радость в сердцах рекрутов; наконец к своему финалу подойдёт амбициозный проект, предложенный Фиделем Кастро руководству чилийской Компартии. «Но нужно сохранять всё в строжайшей тайне. Вы знаете, враг везде расставляет своих соглядатаев», - повелел Висиани.

Через неделю гражданские члены Коммунистической Партии, в основном, женщины и мужчины за сорок, собрались в театре Центра Трудящихся Кубы. Преисполненные гордости, руководители КПЧ заняли первые ряды кресел. Общий гомон и шум внезапно прервался появлением в зале головы колонны из более чем ста чилийских солдат, одетых в зелёно-оливковую форму, торжественно несущих флаги Кубы, Чили и Коммунистической Партии.

Зал взорвался аплодисментами. Некоторые из свидетелей мероприятия пустили слезу, другие скандировали патриотические лозунги. Перед глазами собравшихся шествовала настоящая политическая армия, хорошо натренированная и уже имевшая опыт боевых действий.

После того, как был исполнен гимн, и в зале улеглись возбуждённые возгласы, присутствующие услышали голос руководителя КПЧ на Кубе Родриго Рохаса:

«Товарищи из Вооружённых Сил! Мы глубоко удовлетворены тем, что наконец нам удалось сформировать ядро революционной армии, которая уже завтра встанет против тирана для того, чтобы спасти родину от диктатуры и повести её к социализму. С безнаказанностью властей будет покончено, потому что мы более не беззащитные люди, покорно идущие на растерзание фашистам. Дни Пиночета сочтены».

Один из молодых коммунистов, присутствующих на церемонии, так впоследствии описывал свои ощущения: «Если бы в тот момент кто-нибудь спросил нас, готовы ли мы сейчас же высадиться в Чили и вступить в бой с диктатурой, мы бы не задумываясь дали утвердительный ответ».

Окончание речи Рохаса потонуло в громе аплодисментов, после чего один из солдат новой революционной армии обратился к толпе. Объявив о том, что он и его товарищи готовы отдать жизни во имя освобождения Чили, этот молодой боец удивил соотечественников ярко выраженным кубинским говором. Дело в том, что за время многомесячных тренировок, чилийцы впитали в себя не только военные знания, накопленные кубинцами, но и их стиль революционных речей, основоположником которого являлся Фидель Кастро.

Орел Висиани подвёл черту под торжественной церемонией, сообщив: «Это только часть тех людей, которых мы обучаем. Множество товарищей из Европы, Африки, Латинской Америки и самой Чили, как и эти ребята, сегодня тренируются в других странах. Партия сегодня облачилась в оливково-зелёную форму, вскоре за ней эту форму примерят другие».