Страницы

суббота, 27 августа 2011 г.

ИСТОРИЯ ALN. ГЛАВА 27


Глава 27. Предсмертный хрип ALN

Долгое молчание ALN в Сан-Паулу было нарушено 16 января 1973 года в Сан-Паулу, когда команда боевиков «Национально-Освободительного Действия», движимых банальным желанием раздобыть денег для выживания, атаковала офис транспортного агентства «Util». На данном этапе от некогда мощной организации осталась лишь малочисленная «Вооружённая Тактическая Группа». Временный Национальный Координационный Центр умер, передав свои уже небольшие полномочия Региональному Координационному Центру Сан-Паулу.


Боевыми действиями, которые проводят остатки организации, командуют Антониу Карлус Бикалью Лана и Арнальду Кардозо Роша, которые инкорпорируют в GTA несколько малоопытных персонажей из сочувствовавшего ALN студенческого сектора.

С присоединением студенческих кадров, приходит осознание того, что без влияния в народном движении, которое было практически сведено к нулю после отхода от организации MOLIPO и «Массового Фронта», дальнейшая военная деятельность не имеет никакого смысла. Александр Ванукки Леме, в связи с этим, получает задание организовать несколько студенческих групп для обсуждения политических событий – первый шаг к вербовке новых боевиков.

Несмотря на многочисленные удары со стороны властей, ALN удаётся сохранить практически в неприкосновенности свой Сектор Печати и Информации. В связи с этим, продолжается выпуск альманаха «O Guerrilheiro», а в Рио-де-Жанейро восстановлено издание журнала «Ação», девятый номер которого, подготовленный уже погибшей Авророй Марией де Насименту Фуртаду, повествует о вооружённой деятельности различных бразильских партизан в конце 1972 года.

В этот же период «Революционное Движение 8 октября» (MR-8) приходит к самокритичному выводу о том, что продолжение неограниченных ничем вооружённых акций приведёт к разрушению революционных организаций и перерождению политического действия в банальный бандитизм, как это случилось, например, с «Революционным Движением Тирадентис». Данную позицию поддерживает и 12 номер газеты «Ação», изданный остатками структуры ALN в Гуанабаре. Но, в отличие от MR-8, комбатанты «Национально-Освободительного Действия» уводят критику в сторону, заявляя, что к разрушению организации ведут только акции, лишённые непосредственного политического содержания, а так же наличие внутри структуры «тактических отклонений», уповающих на начало в стране «мирных реформ» - это намёк, прежде всего, в сторону «Ленинской Тенденции», которая постепенно завоёвывала всё больше сторонников среди зарубежных кадров.

Но, даже несмотря на самокритику, в своей предсмертной агонии организация продолжала руководствоваться концепцией бессмысленного и неограниченного насилия, осуществляемого его членами

21 февраля 1973 года «Команда имени Авроры Марии де Насименту Фуртаду» осуществляет акт мести – убит владелец ресторана «Varela» в квартале Моока Мануэль Энрике де Оливейра, доложивший полиции о присутствии в его заведении четверых боевиков организации, в результате чего погибли Юри Хавьер Перейра и двое его товарищей.

Пытаясь поквитаться с властями за перманентные потери своих товарищей, параллельно с подготовкой убийства Мануэля Энрике, организация разрабатывает планы атак непосредственно на высших представителей следственных органов.

В одном из документов, изъятых на конспиративной квартире в Сан-Паулу ещё в 1972, сыщики с удивлением обнаружили весьма обширные списки офицеров Вооружённых Сил, сотрудников Бюро Безопасности и агентов Отряда Информационный Операций – Центра Операций Внутренней Защиты (DOI-CODI). 

Незадолго до этого, подобные же списки были отправлены в Чили, для рассмотрения тамошними политическими эмигрантами. «Народный Революционный Трибунал» принял решение, что наибольшее воздействие на государство окажет «казнь» представителя DOI.

Выбор пал на доктора Октавиу Гонсалеса Морейра Жуниора, начальника полиции 33 лет, сотрудника DOI и бывшего руководителя одного из отделов Обыска и Изъятия.

Ведя повседневную жизнь в Сан-Паулу, в пятницу ночью, после очередного дежурства, он отправлялся в Рио-де-Жанейро, где жила его невеста. Здесь он всегда был без оружия. Отдыхал на пляже в Копакабане, играл в волейбол. Беззаботный, несмотря на все инструкции начальства, обеспокоенного деятельностью революционеров. Офицер полагался на Бога и удачу. Воспользовавшись этим, активистка ALN Бетти Шашамовиц хорошо изучила распорядок дня полицейского, и передала всю информацию «Команде имени Жетулиу де Оливейра Кабраля». Судьба Октавиу Гонсалеса Морейра Жуниора была предрешена

В пятницу 23 февраля офицер как обычно уехал в Рио-де-Жанейро. Проведя субботний день со своей подругой, утром в воскресение, оставив вещи на квартире, где всегда останавливался, он направился на пляж в Копакабану. Играл в волейбол, общался со своим другом Карлусом Альберту Мартина. И не заметил автомобиль, припаркованный на проспекте Атлантика, на углу с улицей Республика Перу, в салоне которого сидели члены группы огня, представлявшие все до сих пор действующие организации «революционного фронта»  – Флавиу Аугусту Невес Салес де Леан и Мериваль де Араужу от ALN, Рамирес Мараньян ду Валле от PCBR и Джеймс Ален Луз от VAR-P. Ещё несколько комбатантов заняли стратегические точки вокруг.

В какой-то момент Октавиу пошёл к телефону-автомату, чтобы позвонить своей невесте. Три боевика направились в его сторону. Пляжный коврик в руке у одного из них, скрывал карабин 12 калибра.

Подойдя вплотную к телефонной будке, один из членов группы выстрелил в спину офицеру. Второй выстрел был направлен в сердце, но пуля попала в золотое распятие на шее полицейского. Джеймс Ален Луз произвёл три выстрела из револьвера в лицо сыщику. В это время Рамирес Мараньян ду Вале пытался убить Карлуса Альберту Мартина, но тот, получив два ранения, сумел убежать. Близ тела революционеры разбросали листовки, после чего скрылись.



2 марта 1973 года в Сан-Паулу, во время стандартной проверки частного дома, полицейский агент получает пулю в ногу от неизвестных злодеев, которым удаётся скрыться. Один из них, бразилец японского происхождения, во время бегства теряет портфель с идеологическими документами «Национально-Освободительного Действия». 15 числа того же месяца, при участии сотрудников, замешанных в инциденте двумя неделями ранее, был нанесён новый визит на подозрительную усадьбу, где был обнаружен тот самый «ниссей» (бразилец японского происхождения), а так же два других неизвестных лица. На требование открыть дверь, революционеры ответили выстрелами. В итоге им удалось ранить двух офицеров. В начавшемся бою, все трое, идентифицированные как члены «Вооружённой Тактической Группы» Франсиску Сейко Оккама, Арнальду Кардозу Роша и Франсиску Эммануэль Пентеаду, были убиты.

Франсиску Сейко Оккама


 В тот же день, когда в перестрелке погибли три комбатанта ALN, на другом конце Сан-Паулу был арестован Александр Ванукке Леме, который немедленно начинает выдавать полиции всю известную ему информацию о деятельности и структуре организации. Помимо всего прочего, он сообщает о намеченной на следующий день встрече с Рональду Кейружем в квартале Брас. Доставленный на место свидания, Александр, под пристальным наблюдением агентов, расхаживает туда-сюда вдоль по проспекту Селсу Гарсия. Он позволяет себе даже взять бутылку пива. Сделав пару глотков, он швыряет бутылку в сторону, на краткий миг отвлекая внимание полиции, а сам стремглав бежит через дорогу. Но до противоположной стороны не добегает – не успев вовремя затормозить, грузовик «Мерседес-Бенц» сбивает беглеца, который умирает от полученных травм на следующий день.

Александр Ванукке Леме

Однако, сыщики ещё около двух недель скрывают гибель Александра, что содействует успешному проведению операции по ликвидации студенческой структуры, выстроенной погибшим.