Страницы

понедельник, 1 августа 2011 г.

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ КРОВИ И ОГНЯ



Сусанна Виау

Он получил известность в 1989 году, после атаки на военный гарнизон в Ла Табладе, за что отсидел восемь лет в тюрьме, однако, этот скромный человек, весьма не похожий на героя боевиков, уже не в первый раз брался за оружие: он был и среди создателей «Революционной Партии Трудящихся – Народной Революционной Армии» (PRT-ERP), и среди участников побега из супержёсткой тюрьмы Роусона, и среди аргентинских бойцов Сандинистского Фронта Национального Освобождения (FSLN), и среди группы комбатантов, убивших в Асунсьоне самого бывшего диктатора Никарагуа Сомосу…


Официальное заключение гласит, что смерть Энрике Горриарана Мерло произошла в 16:30 22 сентября 2006 года вследствие разрыва аневризмы брюшной аорты. Остановка сердца произошла в столичном госпитале «Архерич». Ночь перед своей смертью Горриаран Мерло провёл в компании старых товарищей, собравшихся для политической дискуссии. Для общества он был весьма противоречивой фигурой. Ему так и не простили организацию кровавого побоища в ЛаТабладе 23 января 1989. Однако, после долгих лет тюрьмы, - он был арестован лишь в 1995 году в Мехико, - и тяжелейшей голодовки протеста, он таки добился помилования, и вышел на свободу в мае 2003 года. С этого момента он начал подготовку к своему возвращению в большую политику. Он пытался добиться этого посредством «Партии Труда и Развития» - группы из Санта Фе, выдвигавшей умеренные требования и делавшей ставку на электоральную борьбу. Но он не успел сделать ничего, потому что умер. Но никто не может сказать, что смерть эта была преждевременной: в 64 года покинул этот мир один из последних могикан герильи 70-х, бывший член национального руководства PRT-ERP.

Инцидент в Ла Таблада выкинул Горриарана Мерло из легальной жизни и демократической борьбы, к которым он стремился, в отличие от некоторых своих товарищей, много лет. В середине 80-х годов он подверг себя разрушительной самокритике, обозначив ошибочность тактики и стратегии вооружённого действия, приведшего, в конечном итоге, к падению правительства Исабель Перон и приходу к власти военной хунты. Ещё до Ла Таблады он совершил ещё одну ошибку: описал, без всякого намёка на сожаление, последние часы жизни Анастасио Сомосы, зловещего и ненавидимого персонажа, исполнение убийства которого взял на себя сектор PRT-ERP под командованием самого Горриарана. Это произошло в столице Парагвая Асунсьоне, где бывший диктатор жил в изгнании, 17 сентября 1980 года.

Любопытно, но выстроенный жизнью брутальный образ не соответствует тем характеристикам, которые дают бывшие друзья Горриарана Мерло. «Он был по-настоящему хорошим другом, - вспоминает его друг и товарищ по борьбе врач Роберто «Турок» Абичаян, - и я дорожил дружбой с ним. Отличный друг, семьянин, без малейшего изъяна. Он был очень растроган моим сыном, который был в возрасте его близнецов, которые в то время были далеко от него. Особо нежные чувства он испытывал к своей матери. Она умерла, когда он сидел в тюрьме, и ему не разрешили даже в последний раз повидать её».

Даниель де Сантис, бывший член Центрального Комитета PRT-ERP, и боевик фракции, которая последовала за Горриараном в Никарагуа в момент последнего раскола в организации, соглашается с вышеприведённой характеристикой. «Мои отношения с ним были достаточно хорошими. То, что мне не нравилось, я высказывал ему в глаза. Он вертелся на стуле, но терпеливо выслушивал критику. Он был человеком, которого легко можно было растрогать. Его глаза блестели от слёз, когда речь заходила о чём-то, что его поражало».


Горриаран в середине 60-х годов присоединился к троцкистскому «Рабочему Слову» (Palabra Obrera), которое, объединившись «Индо-американским Народным Революционным Фронтом» (Frente Revolucionario Indoamericano Popular – FRIP), - индейским движением, вдохновлённым Марио Роберто Сантучо, - дало жизнь «Революционной Партии Трудящихся».

Он родился в Сан Николасе, в семье радикалов, но Росарио и местный городской университет влекли подобно магниту молодых людей с берегов Параны. С Луисом Пухалсом, Эмилией Сусанной Гаджеро и Бенито Уртеага он сформировал часть «региональной группы Росарио», принявшей значительное участие в развитии PRT. В 1970 году он был избран делегатом от региона на Конгресс, который принял решение о формировании вооружённого крыла партии: «Народной Революционной Армии». На этом же конгрессе Генеральным Секретарём партии был избран Сантучо, а Горриаран стал одним из военных руководителей, подчинённых непосредственно ему. Сантучо имел в то время оперативное прозвище «Карлос», а Горриаран – «Риккардо».

Последующие расколы в партии породили мнение, что Горриаран не имел особого политического или военного потенциала: Де Сантис, один из самых старых его товарищей, утверждает, что это мнение, будто бы Горриаран не имел никаких теоретических и организационных способностей, не верно: «По возвращению с Кубы, после побега из Роусона, он вместе с Сантучо поселился в домике в Гоннет. Его они арендовали у одной моей родственницы, так же работавшей в партии. Помню, когда я пришёл к ним и открыл дверь, я увидел, что «Лысый» читает «Капитал» Маркса. Он не был политически необразованным человеком, или человеком, не знакомым с марксизмом. Другое дело, что позднее он следовал социал-демократическим тенденциям, но, думаю, это был вопрос политической тактики. Он всегда идентифицировал себя с Кубинской и Боливарианской Революциями. Что касается военного аспекта, то здесь не может быть никаких вопросов: он принимал участие в военном строительстве ERP, был членом комитета, организовавшего побег из тюрьмы Роусона, возглавлял команду, уничтожившую Сомосу, и, что ещё более важно, принимал участие в организации департамента безопасности Сандинистского режима, в составе которого был одним из руководителей операции по убийству полковника Браво в Гондурасе. Браво тогда был одним из главных шефов «контрас», пытавшихся, при поддержке ЦРУ, перегруппировать силы и начать наступление на Никарагуа».

Луис Маттини, номинальный генеральный секретарь PRT после смерти Сантучо и идеологический противник Горриарана, более критичен в своих суждениях: «Я знаю его с 70 года, с V Конгресса. И могу сказать, что в вопросах военных он был действительно авторитетен. Он организовал и возглавлял штурм поезда с деньгами в Росарио – именно за счёт этих добытых денег было профинансировано проведение того собрания. Эта первая его крупная военная акция состоялась во время городского восстания в Росарио – «Эль Росариасо». В ходе Конгресса он был избран членом Центрального Комитета PRT, а так же Главного Штаба ERP. В 1972 году он вошёл в Политическое Бюро. Уртеага («Марино») и Сантучо были близки друг с другом, я же группировался вместе с Доминго «Гринго» Мена и Эдуардо «Альберто» Мербилья. «Лысый» был совершенно один в Политическом Бюро, не примыкал ни к кому».

Маттини указывает, что неудачный штурм военного гарнизона в Асуле 19 января 1974 с участием более 80 герильерос, серьёзно подорвал военный авторитет Горриарана внутри организации: «он был выведен из Главного Штаба и заменён Хуаном «Команданте Педро» Ледесмой. Горриаран никогда не достиг должности «команданте», он всегда был лишь «капитаном».

Маттини охотно признаёт, что вывод Горриарана из ГШ являлся следствием «ошибкой командования»: в Асуле приказ к отступлению был преждевременным, руководитель операции не обеспечил условий для этого отступления, требуя, тем не менее, покинуть место. «Затем он направился в Кордобу, где работал в массовом фронте. Там, обдумав всё, он подверг себя публичной самокритике, и был выведен и из состава Политического Бюро. Однако, он не потерял своего места в Центральном Комитете, оставшись там до конца».

Маттини ясно понимает, кем был его старый товарищ: «он не был ни героем, ни дьяволом. Он был типичным латиноамериканцем: делал много, но и ошибался много. Горриаран в оперативном смысле отличался большой небрежностью, которая, правда, не особо выделялась на фоне общего нашего латиноамериканского пофигизма. 
Он обладал линейным мышлением. Что я имею в виду? Он думал, что если всё хорошо распланировано в теории, то и на практике всё выйдет отлично».

Чем-то похожи воспоминания Умберто «Херардо» Педрегоса, бывшего военного кадра ERP. «Лысый» являлся важным человеком в начале вооружённого пути, на первых этапах истории военно-политической организации. После, когда в партию вошли новые военные кадры, и PRT-ERP совершила качественный скачок, он был отодвинут на второй план, его роль в организации стала менее заметной. Но что заслуживает уважения, это то, что он был человеком, родившимся с серебряной ложкой во рту, представителем высших классов общества, который отверг удобную жизнь, уготованную ему судьбою, и пошёл по пути жертв и страданий простого народа. Он не был тем, кого нужно было заставлять драться. Он шёл в бой, потому что у него больше не было иного пути. С этой точки зрения, он был непримирим и безупречен».

Маттини не верит, что смерть «Риккардо» ставит финальную точку в истории эпохи. «Конец эпохи настанет тогда, когда исчезнут все мы, последние геваристы. Революция продолжается, но идёт она уже другими путями…».