Страницы

вторник, 13 ноября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Предыстория



5. ОПЕРАЦИЯ АЛБАНИЯ

5.1. Предыстория

В ночь между 15 и 16 июня 1987 года двенадцать членов FPMR погибли от пуль агентов CNI в ходе одной из самых мрачных антиповстанческих операций военного режима, известной как «Операция Албания».

После покушения на Пиночета, специальные службы государства развернули активную работу по поиску и нейтрализации членов FPMR. К началу 1987 года эта деятельность охватила большую часть Сантьяго.

В начале июня руководитель оперативного отдела CNI Альваро Корбалан получает информацию, ставшую основой того, что произойдёт позже. Один из офицеров «Зелёной Бригады», отвечающей за ликвидацию «Фронта», Кранц Бауэр, в ходе проверки донесения своего агента, обнаружил большую концентрацию «френтистас» в пределах столицы.


В этот момент Национальное Руководство FPMR готовилось к проведению расширенной встречи: для CNI это была возможность одновременно накрыть всех лидеров партизанской организации. Идея нанесения смертельного удара по «Фронту» захватила Корбалана.

Согласно материалам судебного процесса, истоки операции нужно искать в кабинете детектива Кранца Бауэра, который в один из дней получил донесение о странных подвижках в рядах FPMR, о чём он не преминул доложить начальству. Являясь аналитиком чилийской разведки, Бауэр со временем сумел составить для себя полную картину жизни и деятельности левой организации. В самом деле, подчинённые Бауэра сумели идентифицировать по крайней мере двоих из шести членов Национального Руководства FPMR.

«Я имел сведения о, примерно, пятистах профессиональных кадрах «Патриотического Фронта имени Мауэля Родригеса», съехавшихся в Сантьяго. Я видел, что организация в столице усиливается, её ряды буквально переполнены, и это дало мне основания думать, что «Фронт» готовиться перейти к действиям, которые могли иметь  гораздо более серьёзные последствия для страны», - рассказывал Бауэр в ходе процесса.

Большая часть информации о «Фронте», которой обладал «Национальной Центр Разведки» и полиция, была получена после краха операций в Каррисаль Бахо и Кахон-дель-Маипо, когда десятки активистов FPMR и Коммунистической Партии были задержаны. Кроме того, в соответствии с версией, получившей широкое распространение среди членов семей погибших в ходе «Операции Албания», непосредственно внутри организации действовало множество инфильтратов и доносчиков.

Наличие агентов полиции в рядах организации было столь очевидным, что в конце 1986 года руководство FPMR начало разработку специальных операций, направленных на выявление провокаторов. Эта тема стала центральной на одном из совещаний Национального Руководства в январе 1987 года.

В марте 1987 года трое высших руководителей организации встретились на конспиративной явке в Сантьяго для того, чтобы детально проанализировать видеозаписи встреч верхушки FPMR в последние месяцы. Вооружившись ручкой и бумагой, они внимательно следили за изображением, скрупулёзно изучая характеристики каждого, кто появлялся на экране.

В мае того же года, всего лишь за месяц до убийств, главари организации уже имели подозрения в отношении конкретных боевиков. По словам одного из бывших «родригистас», подозрения пали на бойца, ранее проходившего обучение в Болгарии, чей отец работал в CNI. Кроме того – возникла мысль, что инфильтрация поразила даже высшие ряды «Фронта». Однако, «Операция Албания» положила конец этой контрразведывательной деятельности.

Благодаря информаторам, сотрудники CNI ясно представляли себе, кто должен быть арестован, а затем и убит. В начале 1987 года началась серия мероприятий, направленных на выявление и ликвидацию важных членов организации.

Одним из главных достижений этой трудоёмкой работы стала идентификация Хосе Валенсуэла Леви, «команданте Эрнесто», который руководил неудачной попыткой покушения на Пиночета. В архивах CNI Валенсуэла получил оперативное прозвище «Рапа Нуи», так как впервые он был засечён выходящим из дома, расположенного именно на улице Рапа Нуи. Другой главарь, Игнасио Рекаредо Валенсуэла, был назван «Кожаной курткой», благодаря одежде, в которой он находился в момент первого обнаружения.

Не зная, что FPMR уже отделился от Коммунистической Партии, Бауэр интерпретировал высокую концентрацию комбатантов в столице как признак подготовки вооружённого переворота, Всеобщего Национального Восстания, являвшегося кульминацией стратегического проекта КПЧ.  Твёрдо уверенный в приближении мятежа, он поделился мыслями со своим непосредственным начальником Альваро Корбаланом. Было принято оперативное решение о нанесении упреждающего удара по этому нарастающему движению.

Корбалан убедил тогдашнего начальника CNI генерала Уго Саласа Венселя подключить к антиповстанческой операции все бригады (в том числе и армейскую Антитеррористическую Команду), находившиеся в подчинении спецслужб. Согласно последующим показаниям Корбалана, Венсель отдал приказ об уничтожении всех «френтистов», которые будут захвачены в ходе оперативных мероприятий.

15 июня военный прокурор Луис Асеведо юридически санкционировал все аресты и обыски. Этим же утром FPMR получил предупреждение о надвигающейся катастрофе – нескольким комбатантам удалось бежать во время полицейского налёта на конспиративный дом на улице Героев Консепсьона.

«Операция Албания» началась.