Страницы

понедельник, 5 ноября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Полный провал



3.5. Полный провал

Как-то, в середине августа 1986 года, на конспиративной квартире в Западной Европе, один из представителей руководства FPMR выпивал с товарищами «френтистас». Не вдаваясь в подробности, он хвастливо анонсировал будущие удары по диктатуре в Чили. Беседа была внезапно прервана, когда по телевизору началась трансляция специального выпуска новостей. Главарь «Фронта» не мог поверить своим глазам. За тысячи километров отсюда, руководитель военного правительства информировал мировую общественность о раскрытии огромного арсенала оружия на побережье III Региона, близ бухты под названием Каррисаль Бахо. Лидер FPMR схватился за голову – только он, владея информацией об операции, понимал истинный масштаб произошедшего.

Операция в Каррисаль Бахо была крупнейшим мероприятием с момента создания организации. Десятки комбатантов и сотни симпатизантов были привлечены к её реализации. Тем не менее, ошибки конспирации привели к краху: 6 августа в руки CNI попало 3115 винтовок, 300 советских гранатомётов, 2 тысячи ручных гранат, несколько тонн взрывчатки и тысячи патронов, всё ещё остававшихся в схронах на побережье. Только за первые пять дней расследования был арестован 21 участник операции.





Наиболее важными свидетелями из всех, попавшихся в руки CNI, являлись, безусловно, Альфредо Мальбрих, Серхио Бушман и Диего Лира Матус, выступавшие в качестве оперативных координаторов акции. На следующий месяц в Сантьяго был схвачен Клаудио Молина Доносо, который был ответственен за приёмку и распределение оружия. После этого, полиция открыла ещё два тайных склада – в Пайне и Ла Пинтане.

Диего Лира был задержан вместе с Бушманом и ещё одним товарищем после семи дней скитаний по пустыне, закончившихся новой вооружённой схваткой с военными. После этого трое «френтистас» были отвезены в Ла Серену, а затем и в казармы CNI в Боргоньо (Сантьяго), где они подверглись пыткам.

Альфредо Мальбрих: «Думаю, мы все слышали крики Серхио (Бушмана), так как военные подвесили его во дворе казарм».

Отсутствие специальной подготовки у команд, занимавшихся получением и распределением оружия, являлось очевидным фактом. Многие из них имели очень плохое политическое образование, и не имели никакого боевого опыта. «Некоторые даже не были «френтистами». Кроме того, кое-кто был выходцем из семей журналистов и финансистов режима; я не понимаю, как им могли доверить проведение столь рискованной операции», - говорит бывший офицер «Фронта», ныне проживающий в Европе.

Уже в первые дни своего пребывания в Каррисале, эти товарищи вызывали подозрения у местных жителей, разбрасываясь крупными денежными суммами. «Помню, один из них, тотчас же по прибытии начал искать развлечений с местными проститутками», - рассказывает ещё один бывший «френтист».

Когда оружие наконец оказалось на чилийской территории, безответственные выходки продолжились. После операции, арестованный Клаудио Молина Доносо был обвинён товарищами в том, что он вместе с группой из Кальдеры широко отпраздновал прибытие оружия на алкогольной вечеринке прямо на месте, после чего демонстративным образом арендовал самолёт для полёта группы в Сантьяго.

«Они ходили по городу, потрясая пачками с деньгами, после чего, под пение коммунистического Интернационала, завалились в бордель, вызвав подозрения у всех», - рассказывает бывший офицер FPMR, чья версия подтверждается тремя другими экс- комбатантами.

Как только стало известно, что арсенал обнаружен, кубинцы яростно обрушились на чилийцев, обвинив их в некомпетентности. «Кубинцы блестяще выполнили свою часть миссии, в отличие от чилийцев», - пишет Норберто Фуэнтес.

«Кубинский майор Роберто Круус, мой друг и офицер спецназа, был на борту «Río Najasa». Он ассистировал генералу Алехандро Ронда, который хотел лично контролировать поставку. Когда они встретились в море с чилийцами, погода донельзя испортилась, мешая разгрузке. Тем не менее, тогда всё обошлось», - вспоминает бывший кубинский офицер Ласаро Бетанкур. Кубинцы поначалу настолько верили в успех, что их возвращение на остров было встречено торжественной церемонией. «В штаб-квартире Специальных Сил был устроен банкет, на котором все участники операции по доставке оружия были награждены». Фуэнтес добавляет к словам Бетанкура: «Фидель вручил им автомобили и дорогие подарки».

«Разгружать десятки тонн оружия в одном и том же месте было слишком рискованной затеей. Если бы оружия было меньше, нас не обнаружили бы», - утверждает один из бывших «френтистас».

В том же духе высказывались многие офицеры FPMR, распространив внутри организации версию, которая ещё жила на протяжении нескольких лет, что кубинский министр внутренних дел Хосе Абрантес по собственной инициативе решил доставить в Чили больше оружия, чем его мог скрыть FPMR. Норберто Фуэнтес однако опровергает эти домыслы: «Абрантес только исполнял приказы. Тем, кто увеличил оружейный груз, кто поставил Ронда во главе миссии, и кто после провала затребовал объяснений, был Фидель Кастро Рус. Все остальные кубинцы были лишь его инструментами».

Когда CNI обнаружила «верхушку айсберга», менее 10 процентов оружия было распространено по стране. Удар был сокрушительным. «Фронт» не только лишился оружия для «национального восстания», но и продемонстрировал всей стране неэффективность работы своих командиров и непрофессионализм своих кадров.

Хотя стрелковое оружие в дальнейшем поступало с территории Аргентины, «Фронт» так и не сумел восполнить потери, понесённые благодаря провалу в Каррисаль Бахо. «Кроме того, большая часть оставшегося в наших руках оружия не была предназначена для городской герильи. Появление на улице с винтовкой М-16 было самоубийством. Нам пришлось оперативно обрезать у них стволы и приклады», - повествует один из ветеранов FPMR.

Бывший прокурор Фернандес Торрес Силва говорит, что в операции было задействовано более 150 человек, большинство из которых сегодня уже освобождены из тюрем. «Были люди с военным образование, вроде Мальбриха, которые показали себя блестяще. Он отвечал за коммуникации. Помню, что он использовал спутник, проходивший через день над Копьяпо, для связи с Кубой. Когда мы изъяли передатчики, нам так и не удалось взломать код, чтобы получить информацию об этих связях».

Он добавляет: «Хотя они и не надеялись с помощью этого оружия свергнуть режим, его было достаточно, чтобы вызвать серьёзную конфронтацию. Мы говорим о винтовках М-16, являющихся оружием регулярной войны, о многих килограммах взрывчатки Т4, которую называют «атомной бомбой в кармане». Снаряд Т4, размером с теннисный мяч, способен разрушить здание. Мы говорим о гранатомётах, которые затем были использованы в ходе покушения на Пиночета. Всего этого арсенала хватило бы, чтобы вооружить до 10 тысяч человек. Этого было бы недостаточно, чтобы нанести военное поражение режиму, но хватило бы, чтобы вызвать гражданский конфликт с несколькими тысячами убитых с обеих сторон».

Альфредо Мальбрих не согласен с мнением бывшего прокурора: «Это оружие позволило бы нам вооружить 3 тысячи бойцов, боеприпасы позволили бы им активно сражаться в течение 30 минут. Вы понимаете, что ни о какой триумфальной войне с таким арсеналом не может быть и речи».

За прошедшие годы были высказаны предположения, что чилийская полиция воспользовалась услугами спецслужб Соединённых Штатов, которые, якобы, с помощью спутника зафиксировали разгрузку крупной партии оружия на побережье. Пабло Флорес опровергает эту версию: «Мы провалились благодаря собственным ошибкам, а не какому-то американскому спутнику-шпиону».

Винтовки М-16, обнаруженные в Каррисале, вскоре были переданы в пользование некоторым боевым соединениям Национальных Вооружённых Сил, и только в 2001 году все они окончательно были сняты с вооружения и утилизированы. Несмотря на это, не существует никаких чётких цифр, сколько же всего единиц оружия было передано кубинцами в 1986 году. Конечно, большая часть его оказалась в руках правительства, однако какое-то количество было спасено. Эту «тёмную цифру» FPMR использовал ещё в течение многих лет своей деятельности, то раздувая её, то преуменьшая.