Страницы

пятница, 2 ноября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Подготовка к высадке



3.2. Подготовка к высадке

В середине 1985 года FPMR в Чили начал поиск прибрежной зоны, подходящей для выгрузки крупной партии оружия. В частности, особое внимание было уделено северному побережью.

«Френистас» Клаудио Молина Доносо, Альфредо Мальбрих и Абелардо Мойя в сопровождении шефа будущей операции Орландо Баамонде, колесили вдоль по чилийскому побережью от Антофагасты до Вальдивии, надеясь обнаружить подходящее место для высадки.

Альфредо Мальбрих вспоминает об этом: «Было множество территорий, которые не подходили по параметрам глубины, так как нам было необходимо подогнать судно прямо к берегу. При этом берег должен был быть ровным, а не скалистым или обрывистым».


Наконец, группа исследования выявила участок на площади между Кальдерой с севера и Ла Сереной с юга. Обширная и безлюдная местность с бесчисленным множеством бухт, расположенных поблизости от Панамериканского шоссе. С помощью фотографий и карт было установлено, что оптимальным местом для высадки являются окрестности Каррисаль Бахо. Исходя из этого, в октябре 1985 года было решено, что первая высадка будет осуществлена в Калета Корралес, в окрестностях национального парка Льянос де Чалье.

«После этого мне была поставлена задача вернуться в Сантьяго, где я должен был купить несколько земельных участков, где будут оборудованы тайники для оружия», - рассказывает Абелардо Мойя, в тот момент возглавлявший боевую структуру FPMR в южной зоне чилийской столицы. «С помощью объявлений в газетах, мне удалось приобрести четыре или пять участков, и для поддержания нормального функционирования системы, сюда были направлены несколько товарищей, поселившихся здесь же», - добавляет он.

Между тем, Клаудио Молина Доносо начал искать вблизи национального парка заброшенные шахты для временного сокрытия оружия. В период с ноября по декабрь 1985 ему удалось обнаружить пять недавно замороженных шахт. Они должны были служить фасадом операции, то есть функционировать относительно законно.

Клаудио Молина Доносо

Клаудио Молина: «это значило, что мы должны привлечь сюда старателей, которые под видом добычи золота или меди, должны были демонстрировать, что шахты продолжают работать».

На деньги, полученные из Восточной Европы, а так же добытые путём ограблений банков, была куплена или арендована шахтёрская амуниция и техника, организованы несколько конспиративных домов, привлечены из чилийских городов десятки коммунистов – «старателей», которым оплатили авиабилеты.

На севере за проведением операции следил Орландо Баамонде, проживавший в арендованном доме в Вальенаре. В подвале другого дома в Уаско был оборудован тайник для временного хранения оружия участников операции. Они же, - участники, - концентрировались в тайном помещении, оборудованном в придорожной гостинице «Árbol de Marañon».

Орландо Баамонде

«Френтистас» так же приобрели шхуны «Chompalhue» и «Astrid Sue», 16 автомобилей, - в том числе автоцистерну, - резиновые моторные лодки, генераторы и сложные радио- и навигационные приборы. Кроме того, у местных властей было получено разрешение на организацию в районе высадки нескольких коммерческих контор, так же служивших прикрытием акции. К югу от Каррисаля, в  Эррадуре, был организован центр поддержки высадки – здесь хранились резиновые лодки, моторы и судовое оборудование. Стоимость всей этой логистики достигала суммы в 4 миллиона долларов США.

Шхуна «Chompalhue»

В октябре морской биолог Виктор Фернандес совместно с Алексисом Техьером создал компанию по разведению устриц «Chungungo Ltda». Оба «френтиста», совместно с Вильмой Оливарес и двумя рыбаками, составляли весь штат этой подставной конторы, которая расположилась вблизи Калета Корралес.

Мэр Каррисаля вспоминает: «Это было ничто иное, как компания по разведению устриц. Я заметил, что коммерсанты были очень образованными людьми, кроме того, с ними была девушка, Вильма, которая была очень жизнерадостной, весёлой и милой».

Однако, эта весёлая и милая девушка, на самом деле являвшаяся членом семьи, пострадавшей от репрессий, с юных лет принимала участие в вооружённых акциях. Вместе со своим возлюбленным Виктором Фернандесом она в Каррисале реализовывала свою мечту, мечту изменить Чили в лучшую сторону.

В феврале 1986 года начала свою деятельность в самом центре Вальенара вторая подставная контора, получившая название «Продукты моря», и занимавшаяся продажей деликатесных водорослей. Директорами этого предприятия являлись Диего Лира и Серхио Бушман.

Благодаря этому предприятию в район операции удалось незаметно перебросить множество боевиков FPMR. Бушман покупал у местных рыболовов водоросли и моллюски, которые со склада в Каррисале практически сразу же продавались в Кальдеру. Именно это было оправданием для постоянного движения транспорта из одного места в другое. В кузовах машин, рядом с ящиками с товаром, размещались комбатанты.

Хотя связь между этими двумя конторами была постоянной, фирмы в Эррадуре и Корралесе публично не вели никаких совместных дел. Директора контор так же отличались щедростью: они дорого покупали морские продукты у населения, покупали для маленьких посёлков воду и медикаменты и вообще активно сотрудничали с народом.

Анибаль Ньедблаский, водитель FPMR, говорит: «Бывая в Уиремос, мы привозили местным еду. А так как, готовя операцию, мы часто наведывались сюда, вскоре мы уже знали всех здешних обитателей».

В некоторых случаях связь с жителями была слишком тесной. Серхио Бушман, например, подружился с алькальдесой Магали Салинас и даже пригласил её на ужин, во время которого он пытался вести коммерческие переговоры, закончившиеся неудачей.

Следуя законам сепарации и анонимности, большинство участников операции знали друг друга только под псевдонимами. Таково было условие безопасности.

Пабло Флорес, один из «френтистас», участвовавших в высадке, рассказывает: «О своём прибытии в Каррисаль я ничего не могу сказать, так как была ночь, да ещё у меня были завязаны глаза. В моей группе было трое товарищей, мы спали по очереди, и несли караул по очереди. Организация поддерживала нас едой и одеждой, которую нам доставляли на лодках неизвестные».

В январе 1986 года с Кубы, используя фальшивый паспорт, прибыл Хуан де Диос Маркес, занявший пост главного координатора работы в Корралесе: «С каждым нашим работником (конторы), мы проводили специальную беседу. Распив пару бутылочек вина или писко, они раскисали и начинали болтать без умолку, и это позволило получить информацию о том, что они думают о нас, что они знают о нашей компании. Это тоже было частью системы безопасности», - говорит он.

Абель Рохас был местным жителем, который позднее присоединился к «Фронту». Он, как и многие другие местные рыбаки, просто обожал Бушмана, который бесплатно снабжал их водой и платил за бурую водоросль гораздо больше других покупателей. «Даже в канун Пасхи он давал нам деньги в долг, не настаивая на скором возвращении».

Несмотря на личину торговцев моллюсками и водорослями, «френтистас» в первую очередь занимались налаживанием систем связи и навигации, практиковали подводное плавание и отрабатывали тактику уличных боёв. По вечерам они пели, играли на гитаре, и даже один раз сфотографировались, полагая, что их семёрка станет предтечей триумфа новой, хорошо вооружённой, революционной армии. Вряд ли они думали о том, что в будущем эта фотография их и погубит. «Они не должны были фотографироваться. И это была не просто рекомендация, а часть строгого правила работы в подполье, которое неукоснительно соблюдалось партией и нашей организацией», - утверждает Гильермо Тейльер.



По ночам «френтистас» регулярно отправляли кубинцам радиосводки, зашифрованные специальным кодом. Вся эта деятельность контролировалась «команданте Педро», чьё настоящее имя, - Орландо Баамонде, - стало известным лишь в последние годы. «Я помню, что он был большим любителем поесть, тонким гурманом, и очень умным, очень проницательным человеком», - вспоминает Тейльер.