Страницы

пятница, 23 ноября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Смерть команданте



8.3. Смерть команданте

Ночной поход и дневной сон. Лишь на третий день герильерос прибыли к цели. Команда FPMR, атаковавшая полицейский пост в селе Лос Кеньес, в VII Регионе, сумела прорваться сквозь полицейские кордоны, выставленные спустя всего лишь несколько часов после инцидента. Несмотря на то, что три другие деревушки были спокойно взяты вооружёнными командами «Фронта», здесь, в Лос Кеньес, эта ночь 21 числа прошла совершенно по-другому. Нападение приковало к себе больше внимания, больше полицейских сил, здесь было больше крови и огня. При попытке оказать сопротивление нападавшим был убит местный карабинер.

Действие в Лос Кеньес было похоже на маленькую экспресс-революцию, которой лично руководил «команданте Хосе Мигель», центральный лидер организации Рауль Пельегрин, которому ассистировали не менее важные командиры – «Тамара» и «Аурелиано». Сесилия Магни, «Тамара», являлась любовницей Пельегрина и самой уважаемой женщиной в организации. «Аурелиано» же был одним из самых опытных командиров.


Ночной поход и дневной сон. Марш в тот понедельник был особенно тяжёлым. Постоянный лай сыскных собак и гул низко летающих вертолётов перемежался со звуком холодного дождя, зарядившего с прошлого дня. Хуан Орденас, «Даниель», который два года тому назад участвовал в неудачном покушении на Аугусто Пиночета, шёл впереди в широкополой шляпе, которая придавала ему поразительное сходство с Сандино, революционным лидером Никарагуа. По крайней мере, так казалось лично ему. И в столь тяжёлый час он всё ещё находил мужество шутить на эту тему. На одном из привалов он взял в руки книгу, и, нахохрившись, важным тоном произнёс: «Здесь, в горах, вооружённые шляпами и пончо, мы начинаем революцию».

"Френтистас" перед атакой

Это было началом новой стратегии борьбы, которую должны были развивать люди, воспитанные в горах и в поле, которые не стремились лишь уничтожить диктатуру, но горели желанием захватить власть. Вскоре эта идея стала известна под названием Патриотической Национальной Войны.

Днём в понедельник спали по очереди. Дождь всё не унимался. Ночью, когда пришёл час выступать, трое командиров собрались для оперативного совещания.

Никто не знает наверняка, какую же конкретно тему они обсуждали здесь, в Сьерра-Бельявиста, на южной окраине VI Региона. Двое из них погибли, третий пропал без вести. Очевидным было то, что было принято решение разделить 11 партизан на две группы.

Одна из них, под командованием «Аурелиано», направилась на северо-запад, в сторону Лас Пеньяс. Другая, во главе с Пельегрином и «Тамарой», ушла на северо-восток, в направлении Ла Руфина. Спустя пять дней органы правопорядка доложат об обнаружении в реке Тингиририка трупов обоих утонувших ледеров – Пельегрина и «Тамары».

Похороны Рауля Пельегрина

О судьбе «Аурелиано» до сих пор нет никакой достоверной информации. Известно, что пятеро его бойцов были арестованы полицией, их фотографии были предъявлены прессе. Спустя несколько дней «Аурелиано» объявился в Сантьяго, заявив, что ему чудесным образом удалось вырваться из полицейского оцепления.

Он был не единственным, кому удалось спастись. Тот же «Даниель» и два других члена вооружённой группы сумели покинуть район поисков. Но дело в том, что «Аурелиано» был единственным из своей группы, кому удалось избежать пленения. Что в сочетании с другими доказательствами будет основанием для внутреннего расследования «Фронта», который объявил «Аурелиано» виновным в смерти «Хосе Мигеля» и «Тамары». Подозрения против своего бывшего товарища подтвердили и двое других командиров FPMR.

Обвинённый в предательстве был отнюдь не желторотым новичком. По-настоящему его звали Луис Эдуардо Арриагада Торо, среди товарищей он был известен под прозвищем «Усач». Он родился в Сан-Фелипе в 1950 году и являлся одним из первых, кто с оружием в руках выступил против диктатуры в середине семидесятых годов, когда он переехал в Вальпараисо.

Луис Эдуардо Арриагада Торо

Своим прозвищем он был обязан густым усам, которые, в сочетании со странной причёской, придавали ему сходство с хиппи эпохи битломании. Он был крайне популярен среди женщин, которых покорял своими гитарными романсами и необыкновенно красивым голосом. Кроме того, он был необычайно силён и храбр, что особо ценилось среди коммунистов в годы подполья середины-конца 70-х годов.

Однако Мигель Сепеда, старый коммунистический главарь из Вальпараисо, вспоминает: «после первых акций вооружённых групп, некоторые наши парни замечали, что «Усач» ведёт себя как-то странно, он чего-то темнит».

Тогда же, в конце 70-х, Сепеда начал питать подозрения к своему соратнику. Сегодня он говорит, что многие товарищи, с которыми тот общался, были арестованы или пропали без вести. Много позже, летом 1989 года, он будет вызван в Винья-дель-Мар для дачи показаний в ходе расследования, которое инициировали руководители FPMR против «Аурелиано».

Как и Мигель Сепеда, Эктор Фигероа Гомес, «Виктор», хорошо знал «Усача». Они работали в тесном контакте, особенно, после 1984 года, когда тот вернулся с Кубы для того, чтобы возглавить структуру «Фронта» в V Регионе. Но «Виктор» никогда не замечал за «Усачём» ничего подозрительного, даже малейшей недисциплинированности. Однако, свои показания лично подтвердить он не мог, так как в тот момент находился в тюрьме по обвинению в участии в покушении на Пиночета в сентябре 1986.

Сначала «Виктор» был приговорён к смертной казни, которую затем заменили пожизненным заключением. Но, в конечном итоге, он отделался 20-летним изгнанием в Бельгию. Задолго до поездки в Брюссель, он узнал, что «Усач» осужден и расстрелян своими же собственными товарищами.

«Усач», который с 1986 года занимал должность команданте столичного региона, сыграл ведущую роль в похищении полковника Карлоса Карреньо в сентябре 1987. А после, когда он вернулся с Кубы, в апреле 1988 он же участвовал в одном из нападений на прокурора Фернандо Торреса Силву.

Его сестра Ада Арраигада сегодня очень редко упоминает об «Усаче». Она не может поверить, что её брат являлся инфильтратом, так как он был стойким коммунистом, никогда не имел никаких отношений с правоохранительными органами, и даже уклонился от обязательной службы в армии. Она так же была свидетельницей и соучастником его деятельности внутри «Фронта», и знала, что и когда он делает до самого последнего дня.

Нет окончательного мнения по вопросу о том, был ли «Аурелиано» агентом властей или нет. Например «Виктор» не понимает, зачем ему нужно было ждать операции в Лас Кеньес, если ещё раньше, будучи сам представителем высшего руководства, он имел массу возможностей обезглавить организацию.

С другой стороны, некоторые наблюдали, как «Аурелиано» вытаскивал из полицейского участка в Лас Кеньес двух карабинеров, причём одного из них он «замаскировал» своей шапкой, в то время как за его спиной кипел бой между «френтистас» и сопротивлявшимся капитаном.

В любом случае, в январе 1989 года 38-летний Луис Эдуардо Арриагада Торо, по приговору суда FPMR, на основании показания нескольких имевших авторитет в движении товарищей, был приговорён к смерти за предательство.