Страницы

среда, 14 ноября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Смерть "Бенито"



5.2. Смерть «Бенито»

Игнасио Рекаредо Валенсуэла впервые был идентифицирован властями в марте 1987 года, и с тех пор слежка за ним осуществлялась постоянно. Агенты CNI знали, что этот талантливый инженер и академик является одним из высших офицеров FPMR. Отличавшийся отчаянной храбростью, Валенсуэла лично принимал участие в нескольких боевых акциях, одна из которых закончилась вооружённым столкновением с карабинерами.

Утром 15 июня 1987 года установился мороз, которого ещё не знала Чили в XX веке. Сотрудники CNI мёрзли близ дома в Сан Борха с 6 утра, ожидая выхода Валенсуэлы.


Мать Игнасио, Адриана Поореки, вспоминает: «Игнасио позвонил мне около десяти утра и сказал, что ещё полчаса или час он будет дома, а затем придёт ко мне, но он так и не пришёл».

Игнасио Рекаредо Валенсуэла

Валенсуэла был убит в полдень на улице Алуэ, коммуна Лас Кондес, выстрелами агентов CNI, которые вели огонь из движущегося фургона. Он получил три ранения, одно из которых (в грудь) оказалось смертельным. Раненый в ногу и ягодицу Валенсуэла пытался скрыться за деревом, где его и настигла последняя пуля. Смерть была мгновенной.

Он не дошёл до дома матери каких-то 30 метров. Рене Вальдовинос, один из сотрудников «Национального Центра Разведки», утверждал на суде следующее: «Мы были вооружены. Я, честно говоря, думал, что он попытается бежать, столкнувшись с нашей засадой, а вместо этого он достал пистолет, явно намереваясь оказать сопротивление аресту. Поэтому по нему был открыт огонь». 



Адриана Поореки: «Я вышла из дому, и увидела улицу, полную людей и человека, лежащего на асфальте. Его одежда показалась мне знакомой, но я попыталась отогнать от себя плохие мысли. Я не хотела верить, что что-то могло приключиться с Игнасио. Я попыталась подойти ближе, но агенты CNI не дали мне этого сделать. Поэтому я вернулась домой».

В первые же дни после произошедшего, тогдашний адвокат прогрессивного католического прихода «Солидарность» Серхио Эйвиа публично усомнился в истинности выдвинутой полицией версии смерти Валенсуэлы. «Я так и не смог найти никого, кто бы мог подтвердить, что он был вооружён. Я не исключаю, что он был убит намеренно».

Адриана Поореки: «Он же пытался спрятаться за дерево, и в итоге попал под перекрёстный огонь, то есть, он ничего не мог сделать».

Обеспокоенные агенты CNI уже на следующий день нашли некую даму, которая заявила в ряде печатных изданий, что её ребёнок видел, как Валенсуэла извлёк оружие для сопротивления аресту.

Адвокат Нельсон Каукото утверждает: «Был запущен тезис, согласно которому Валенсуэла первым открыл огонь. Ладно, наше расследование показало, что дамы, заявление которой цитировалось в прессе, никогда не существовало, по указанному адресу она не проживала никогда. Ещё одной ложью CNI стали показания одного гражданина, который, якобы, лично наблюдал конфронтацию между «френтистом» и агентами. Именно на этом утверждении строилась целая статья, опубликованная в журнале «A Fondo». Человек этот реально существовал, и позднее лично был допрошен в военной прокуратуре, заявив, что он никаких показаний не давал и не видел вообще ничего подобного. (…) В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что одним из совладельцев «A Fondo» являлся генерал Альваро Корбалан».

На самом деле свидетели, бывшие на месте происшествия, все как один утверждают, что Валенсуэла даже не был вооружён. Увидев агентов, он попытался бежать, но без предупреждения получил несколько пуль в ноги и ягодицу, после чего, спрятавшись за дерево, был просто расстрелян с близкого расстояния.