Страницы

вторник, 6 ноября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Генерал под прицелом



4. ПОКУШЕНИЕ НА ПИНОЧЕТА

4.1. Генерал под прицелом

В начале 1986 года высшее руководство FPMR реализовало ряд встреч с представителями верхушки Коммунистической Партии Чили, дабы обсудить один из самых амбициозных проектов организации в то время. Уже несколько лет внутри «Фронта» вынашивались планы убийства генерала Аугусто Пиночета.

По мнению группы политического анализа, 1986 должен был стать «решающим годом» в сражении против диктатуры. Физическое устранение Пиночета будет способствовать подъёму революционной и повстанческой борьбы. По словам бывшего коммунистического руководителя Эрнесто Контераса, идея нападения на генерала возникла в среде Политбюро КПЧ ещё в 1980 году «как смутный проект, не имевший практического выражения». Бывший «френтист», проживающий ныне в Европе приводит другие сведения – якобы, FPMR рассматривал возможность покушения на Пиночета ещё в 1984 году: «Мы считали, что к 1986 году режим Пиночета изрядно ослабнет, а организация наоборот – достигнет такого развития, которое сделает возможным фактическое убийство генерала».


Окончательное решение о подготовке нападения было принято Национальным Руководством FPMR летом 1986 года при полной поддержке военного комитета КПЧ, который тогда возглавляли Гладис Марин и Гильермо Тейльер. Предполагалось, что удар в самое сердце диктатуры вызовет социальную мобилизацию, которая ускорит крах военного режима. «Если мы это сделаем, нам удастся избежать референдума, запланированного правительством», - сказал тогда один из главарей «Фронта». Только одно условие поставил военный комитет КПЧ перед своим вооружённым крылом: в акции должны быть задействованы только наиболее опытные бойцы, и ни в коем случае – члены партии, участие которых в покушении может дискредитировать КПЧ.

Шефом операции был назначен Хосе Хоакин Валенсуэла Леви, «команданте Эрнесто», один из высших руководителей FPMR, получивший военное образование в Болгарии, сражавшийся в Никарагуа, участвовавший во многих акциях в Чили. 

Хосе Валенсуэла Леви (справа)

Своей правой рукой Валенсуэла избрал Сесилию Магни Камино, «команданте Тамару», которая в тот момент являлась единственной женщиной, входившей в Национальное Руководство FPMR. Она будет отвечать за логистику операции.

Сесилия Магни Камино

План, выдвинутый «Фронтом», заключался в подрыве автомобиля Пиночета, во время его возвращения в Сантьяго из своей резиденции в Эль Мелокотон - в стиле баскских боевиков из ЭТА, точно таким же образом уничтоживших президента совета министров Луиса Карреро Бланко в 1973 году.

Задачу изучения жизненного распорядка диктатора Валенсуэла взвалил на плечи 23-летнего комбатанта Родриго Родригеса Отеро, который, получив приказ, полностью посвятил себя делу добычи информации о жизни, отношениях и маршрутах Пиночета. Окопавшись в Национальной Библиотеке, он несколько недель изучал газетные статьи, тем или иным образом касавшиеся генерала. Далее он записался в тренажёрный зал, который посещали высшие офицеры армии и кадеты Военной Академии. Благодаря своему дружелюбному характеру, Отеро быстро завоевал расположение военных, и даже заселил в свою квартиру одного из младших офицеров. Он так же начал посещать занятия парашютного клуба, тесно связанного с военным миром. В ходе обычной болтовни, военнослужащие неосознанно выдавали «врагу» важные сведения, которые затем анализировались, проверялись и сопоставлялись группой разведки FPMR.

За несколько месяцев до нападения, Родриго Родригес поручил своему двоюродному брату Алехандро задачу изучения будущего места нападения в каньоне реки Маипо.

Но подготовительные работы были внезапно прерваны 7 августа, после первых сообщений о крушении операции в Каррисаль Бахо. Именно тогда в сердца руководителей закралась неуверенность в том, что им удастся осуществить теракт против автомобиля Пиночета. Один из «френтистов», бывший в тот день в штабе руководства, располагавшемся в одной из столичных пекарен, вспоминает свой разговор с Сесилией Магни: «Она сказала: «У меня две новости. Первая хорошая», после чего подарила мне часы; потом добавила: «Вторая новость плохая – план ликвидируется». Тогда «Хорхе» (Родриго Родригес Отеро) предложил: «Ладно, тогда давайте устроим засаду».

Во вторую неделю августа Валенсуэла, проанализировав положение, одобрил новый план, который должен был радикально изменить жизнь десятка комбатантов, большинству из которых только-только стукнуло 20 лет. Началась срочная подготовка засадной команды. К тому времени миссия и получила своё громкое название: «Операция XX Век».

Но подготовка не станет эксклюзивной работой FPMR. Узнав о масштабе цели, Фидель Кастро вновь предложил помощь кубинских спецслужб в обучении участников будущей атаки. Двери лучших военных академий острова вновь открылись для чилийцев. Одним из офицеров спецназа, которые контактировали с участниками акции, был Ласаро Бетанкур. Сегодня, находясь в Майами, он вспоминает: «Вероятно, среди инструкторов находились подполковники Лара и Эспиноза, обучавшие чилийцев, избранных для атаки, исходя из их способностей. В общем, они были действительно хорошими солдатами».