Страницы

пятница, 9 ноября 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Новый провал



4.4. Новый провал

Обычное вещание телеканала TVN вечером в воскресенье 7 сентября было прервано сообщением, которое большинство чилийцев повергло в недоумение:

«Встреча в спортивном клубе «Папильон», - повторил голос за кадром несколько раз подряд.

Призыв был обращён к членам специальной армейской команды «Кобра», которые, заслышав условный сигнал, прервав все свои дела понеслись в этот вечер к президентской резиденции в Эль Мелокторон. На часах было около 7 вечера. В своём особняке взволнованный и обеспокоенный Пиночет пытался путано объяснить, что же произошло 20 минут назад.

Тем временем в Испании чилийский фольклорист Патрисио Манс распространил специальное сообщение для мировых СМИ. Выступая в качестве представителя FPMR, он сообщил, что организация осуществила покушение на главнокомандующего армией и президента страны с целью покончить с диктатурой.


Между тем, участники нападения уже прибыли в Сантьяго. Они передвигались на автомобилях, очень похожих на те, что используют силы безопасности, с мигалками на крышах и специальными номерами. В салонах расположились спокойные комбатанты, сжимавшие в руках оружие. Таким образом, они сумели обойти все барьеры и раствориться в столичном хаосе. Приехав в Ла Флорида, они переоделись, сдали винтовки и по одному начали уходить на заранее приготовленные конспиративные квартиры. «Операция XX век», тщательно продуманная и подготовленная верхушкой FPMR, потерпела неудачу.

В эту же ночь почти все представители Национального Руководства организации собрались в доме на проспекте Христофора Колумба, в коммуне Лас Кондес. Большинство лидеров ещё не знали ничего об операции в Кахон-дель-Маипо. Основной руководитель, Рауль Пельегрин, опасаясь утечки информации, посвятил в тайну подготовки лишь немногих из верхушки организации.

Завеса тайны начала рассеиваться около восьми вечера, когда регулярное телевещание было прервано специальным выпуском новостей, из которого население узнало, что полтора часа назад Пиночет и его окружение подверглись «террористической атаке».

После просмотра новостей, в доме воцарилась могильная тишина. Пельегрин ничего не говорил, остальные полушёпотом переговаривались между собой, обсуждая произошедшее. Только «Аурельяно» осмелился выругаться вслух. Он был в ярости, особенно, когда на экране появился сам Пиночет, опровергнув все домыслы о своей смерти или ранении.

- А-а-ах, тысяча чертей, если бы я был там, старик бы от меня не ушёл! – закричал он, потрясая кулаком в сторону телевизора.

В столице Зимбабве Хараре Фидель Кастро только что закончил своё участие в XIII Съезде Неприсоединившихся Стран. По дороге на Кубу, он сделал краткую остановку в Белграде. Норберто Фуэнтес, сопровождавший в поездке Команданте, вспоминает, как 8 сентября к резиденции, где жил Фидель, подъехал кортеж: «Фидель был на втором этаже, где беседовал вице-президентом Паскалем Мартинесом. Внезапно открылась дверь и в комнату вошёл министр Хосе Абрантес, который с порога выпалил: «Команданте, засада на Пиночета провалилась!». Фидель спокойно выслушал сообщение, потом резко встал и направился вместе с Абрантесом в соседний кабинет».

Норберто Фуэнтес, входивший в ближний круг Кастро, говорит, что за несколько дней до этого тот просто таки был «одержим убийством Пиночета. Оно повторял об этом без устали. Это была тема, которая живо обсуждалась в кулуарах кубинской разведки».

Итак, революционный лидер Кубы узнал, что, несмотря на поддержку оружием и обучением, FPMR так и не сумел уничтожить чилийского диктатора. Возмущение быстро распространилось в правительственных кругах и среди руководителей спецслужб. Отовсюду сыпались обвинения в «некомпетентности» в сторону чилийских бойцов.

Лучшим проявлением кубинского недовольства стало то, что более чилийские комбатанты никогда не появлялись в учебных заведениях острова. «После 1987 года они полностью исчезли», - говорит бывший офицер кубинского спецназа Ласаро Бетанкур. И добавляет: «Необъяснимо, что в последнюю минуту чилийцы приняли решение использовать гранатомёты LAW американского производства, хотя в их распоряжении имелись русские РПГ-7, стрельбе из которых мы их и обучали, и которые безусловно разнесли бы машину Пиночета. Хуже того – советские гранатомёты были найдены нетронутыми чилийским правительством в тайниках. Ошибкой было и то, что нападение началось с выстрелов из винтовок, а затем было продолжено гранатомётной стрельбой, хотя тактически всё должно было быть наоборот».

ЦРУ соглашается с выводами Бетанкура. В одном из рассекреченных документов от апреля 1988 года говорится: «Покушение не удалось, потому что многие из боевиков FPMR использовали винтовки М-16. Другой ошибкой было то, что именно они были использованы в качестве оружия первоначального удара, а не гранатомёты, так же имевшиеся в распоряжении атакующих».

Кубинцы не забудут новое поражение FPMR. В 1996 году в ходе курса обучения работы со взрывчатыми веществами на учебной базе «Punto Cero», кубинские инструкторы крутили в качестве наглядного пособия фильм, посвящённый покушению на Пиночета. Среди инструкторов был и Ласаро Бетанкур: «Его демонстрировали как наиболее показательный пример неправильной атаки». Кинолента была отснята чилийскими журналистами, сделавшими собственное расследование произошедшего.

Провал засады так же привёл в замешательство высшее руководство чилийской Компартии. Луис Корвалан писал несколько лет спустя: «Вероятность того, что не сработают две из четырёх ракет, должна была быть просчитана ещё в ходе подготовки. Но никто даже не принимал во внимание такой вариант развития событий. Кроме того, не был рассмотрен сценарий, когда водитель автомобиля диктатора развернулся на 180 градусов, а, следовательно, не было закрыто отступление этой машины в сторону Эль Мелокотон. Это обозначает, что военное руководство халатно отнеслось к планированию акции. Тем не менее, основная ответственность за провал лежит на политическом руководстве. За которым оставалось последнее слово».

Хосе Валенсуэла Леви, руководитель операции, являлся одним из самых подготовленных бойцов FPMR, получивший обучение не только на Кубе, но и в Болгарии. И многие его бывшие товарищи до сих пор удивляются тому, как много ошибок совершил этот многоопытный человек. «Он привлёк к осуществлению операции людей, которые не должны были там быть», - говорит один из руководителей КПЧ.

Один из бывших «френтистсас», так же обучавшийся в военной академии в Болгарии, утверждает, что часть ответственности за неудачу ложится на группу поддержки, которая не смогла предоставить штурмовым группам гранатомёты РПГ-7. Американские LAW были конечно более современными, но в то же время они требовали бережного и аккуратного обращения, в отличие от русского оружия. Так же была совершена ошибка в подсчёте снарядов, которые были необходимы для уничтожения машин кортежа и в частности, бронированного автомобиля Пиночета.

Как уже отмечалось, план блокирования обратного пути машинам кортежа так же был недоработан. Это обстоятельство удивило даже самого генерала, который, в ходе отступления, спокойно пересёк каждый из трёх мостов, отделавших его от резиденции в Эль Мелокотон. «Я не мог поверить, что покушение такого масштаба не было продумано до конца, то есть вообще не рассматривалась возможность отступления  генерала. Поэтому сзади не было людей, готовых убить его или взорвать бомбу по пути его следования», - говорил в 1992 году журналистам издания «Qué Pasa» один из друзей бывшего президента.

Однако, по словам одного из «френтистас», Валенсуэла Леви рассматривал вариант минирования одного из мостов с помощью взрывчатки Т-4 чехословацкого производства. «Это не было сделано из-за отсутствия времени».

Бывший прокурор Фернандо Торрес Силва, занимавшийся расследованием покушения, раскрывает несколько аспектов операции, в которые трудно поверить: «Он (Пиночет) подумал, что умрёт здесь, и поэтому совершил попытку выйти из автомобиля, что для него являлось смертельным шагом. Но ему не позволила это сделать охрана. (…)

Атакующие столкнулись с проблемой брони. Поэтому те, кто участвовал в нападении, и кого я затем допрашивал, говорили доверительным тоном: «Ситуация развеселила нас. Это было как в кино. Мы стреляли, и, казалось, пули не выходили из ствола». Они расстреляли шины и вообще изрешетили автомобиль Пиночета. Что происходит? Почему автомобиль остаётся невредимым и продолжает ход? Этими вопросами они задавались. Они выпустили из гранатомёта ракету, которая не взрывается. Она ударяется в стекло и отскакивает в направлении обрыва. Теперь специалисты говорят: это не чудо, просто из-за близкого расстояния выстрела, ударный механизм ракеты не был приведён в действие».

Сам Пиночет так же, спустя годы, вспоминал детали нападения: «Я видел его, когда он стрелял по мне с полутора метров…из грузовика вышел сеньор с винтовкой М-16 и направил её на меня. Я видел его лицо. Вспотевший парень с короткой стрижкой». В другой раз он заметил, что этот боец «стрелял с большим везением для меня…, потому что после каждого выстрела он вынужден был фиксировать винтовку, так как винтовка этой модификации даёт сильную отдачу, и нужно крепко держать её, дабы не сбивать прицел».

Педро Арриета, сопровождавший Пиночета, вспоминал следующее: «Роль шофёра имеет жизненно важное значение. Он был ещё юношей, впервые севшим за руль президентской машины, однако ему удалось действовать с должным хладнокровием». Водителем был капрал Оскар Карвахаль Нуньес, который сумел развернуться в ограниченном пространстве и, под перекрёстным огнём, уйти, избежав лобового нападения. Бывший помощник не колеблясь говорит, что «Пиночет остался жив только благодаря водителю и охранникам, отвлекшим огонь на себя, что и позволило автомобилю ретироваться».