Страницы

воскресенье, 24 июня 2012 г.

Красные Бригады – Сражающаяся Коммунистическая Партия (1981-2003)



Роберто ди Росси

На дворе стояло 27 декабря 1981 года. В то время как миллионы итальянцев мечутся по магазинам в поисках подарков, накрывают рождественские столы, а так же готовятся ко встрече Нового Года, крупнейшая в Европе сражающаяся коммунистическая организация прекращает своё существование. Да, «Красные Бригады» более не существуют: на протяжении долгого времени их душили аресты и раскаяния самих боевиков, но, как это не парадоксально, последний гвоздь в крышку гроба организации вбил мощный приток новобранцев. Начиная с 1977 года организация бесконтрольно росла и расширялась. Результатом этого кризиса роста стали разделение и фракционная борьба:


- в Неаполе под руководством члена Исполнительного Комитета Джованни Сенцани, провозгласившего необходимость вовлечения широких, в том числе и непролетарских,  масс в вооружённую борьбу посредством вооружённой пропаганды, возникла «Партия Герильи» (Partito della Guerriglia), включавшая в себя так же «Тюремный Фронт»;

- в Милане оформилась «Колонна Вальтер Алазия», следовавшая путём т.н. «вооружённого синдикализма», сводящего революционную борьбу (т.е. борьбу за коммунизм) к борьбе за увеличение заработной платы и улучшение жизни трудящихся в условиях капитализма;

- в Венето диссидентские настроения процветают в «Колонне Аннамария Лудманн».

Безусловно, арест харизматичного лидера Марио Моретти в 1981 году содействовал фактическому распаду организации, однако первопричины будущего развала возникли ещё в период после убийства Альдо Моро. Однако, это совсем другая история…

Возвращаясь к 27 декабря 1981 года, можно сказать, что это не только официальная дата смерти «Красных Бригад». В соответствии с диалектическим принципом, умерев, «Красные Бригады» дали жизнь новой формации – «Красным Бригадам – Сражающейся Коммунистической Партии» (Brigate Rosse - Partito Comunista Combattente); организации, которую можно определить как законную наследницу исторических «Красных Бригад» и их программы 1976 года.

Рождение BR-PCC совпадает по времени с похищением американского генерала Дозиера, хотя операция, в последний раз, исполнена ещё от имени BR. 10 дней назад, 17 декабря, высший чин американской армии Джеймс Ли Дозиер, исполнявший обязанности «заместителя командующего союзными сухопутными силами в Южной Европе», был захвачен в Вероне бойцами BR-PCC. Он был похищен прямо из своего дома небольшой группой бригадисти, переодетых в сантехников. Связанный, генерал был брошен в крытый грузовик.

Похищение Дозиера, действительно ключевого персонажа НАТО, взволновало не только Италию, но и весь мир. Пленение закончилось 28 января 1982 года с вторжением отряда спецназа в дом на улице Пиндемонте в Падуе, где содержался пленник. Местонахождение конспиративной квартиры раскрыл сторонник BR Руджеро Волиния.

В ходе спецоперации, в убежище были схвачены пятеро боевиков, один из которых, Антонио Саваста, не выдержав физического и психологического давления, начинает сдавать имена и адреса. Это был тяжелейший удар для только что родившейся организации. Начинается масштабная полицейская операция, которая приводит к сотням арестов по всей Италии и практически полному демонтажу структуры.

Казалось, история BR-PCC кончена так и не начавшись. Но это только казалось. 6 февраля, за несколько дней до провала в Падуе, в «Коммюнике №6» руководство организации провозглашает начало «тактического отступления», заявляя что «события последних дней требуют тщательного анализа, который позволит по-новому продолжить линию революционной инициативы в общей стратегической программе». Но 1982 всё-таки не очень удачный год для BR-PCC. В мае месяце по сути общенациональный лидер организации, Умберто Катабиани, убит в ходе перестрелки с полицией в Веккиано, окрестности Лукки.

В конце года бригадисти корректируют свою программу «стратегического отступления» в брошюре №18, в которой они, не отказываясь от самой концепции вооружённой борьбы за коммунизм, призывают адаптировать её к оборонительной схеме, вследствие развязанного наступления Государства на революционное движение.

Первой мерой, принятой BR-PCC под руководством Барбары Бальцерани в своей программе «тактической обороны», стало убийство 3 июня 1983 года в Риме Джино Джуньи, редактора Устава Рабочих (1970) и руководителя Социалистической Партии. Считавшийся близким к правительственным кругам, его убийство должно было повлиять на экономическую политику Государства, подрыв которой и являлся главной целью «оборонительной стратегии» «Сражающейся Коммунистической Партии».

Между тем, к тому моменту все остальные фракции «Красных Бригад», в том числе и сильнейшая «Партия Герильи» Сенцани, были ликвидированы властями. Сам Сенцани так же оказался в тюрьме, где был тепло встречен представителями «исторического ядра» BR (Курчио, Франческини и т.д.), которые поддерживали его позицию развития организации (т.н. Вторую или Партийную позицию), в противовес милитаризму BR-PCC (Первой или Ортодоксальной позиции).

Поэтому на политической сцене остаётся только «Сражающаяся Коммунистическая Партия», слабая и не связанная с рабочим или революционным движением, но по-прежнему способная к вооружённому действию. Единственной возможностью преодолеть оперативные трудности является достижение единства с другими средиземноморскими организациями «национального освобождения». В этом контексте выдвигается идея «Сражающегося Антиимпериалистического Фронта», от имени которого 15 февраля 1984 года BR-PCC убивает в Риме американского дипломата Лимана Рэй Ханта, бывшего главу многонациональных сил на Синайском полуострове в период после израильско-египетского конфликта. Хант был расстрелян очередью из автомата прямо внутри своего бронированного автомобиля. Ответственность за исполнение операции взяли на себя «Красные Бригады» и палестинские марксисты из «Ливанских Вооружённых Революционных Фракций». Именно после блестящей операции в Риме, со «Сражающейся Коммунистической Партией» начали искать контакт немцы из «Фракции Красной Армии» и французы из «Прямого Действия»: безусловно далёкие от марксизма-ленинизма BR-PCC организации (к которым, ко всему прочему, бригадисти относились предельно фамильярно, называя их активистов «школьниками»), но столь же целенаправленно проводящие антиимпериалистическую политику: спустя всего несколько недель после убийства Ханта, боевики «Прямого Действия» расстреливают американского генерала Гая Делфоссе.

Однако, оставаясь жизнеспособной, организация переживает новый, - и весьма болезненный, - раскол: с мая по ноябрь 1984 года внутри BR-PCC вновь идёт яростная борьба между сторонниками Первой и Второй позиций. «Чистые и твёрдые» милитаристы раскритикованы представителями «исторического ядра» BR из тюрьмы «Пальми»: их описывают как «окаменелых догматиков, нечувствительных к изменению условий столкновения с Государством». Приверженцы Второй позиции, большинство из которых являлись старыми боевиками «Красных Бригад», на своей шкуре ощутившими результаты прямой войны против Государства, выступали за широкое вовлечение масс в вооружённую борьбу, посредством вооружённой пропаганды (что вело к зависимости от средств массовой информации) и необходимость подготовки всеобщего восстания, как единственного оставшегося выхода для Вооружённой Борьбы за Коммунизм. Это меньшинство (около трети от всех боевиков) будет изгнано из рядов BR-PCC и менее чем через год организует «Союз Сражающихся Коммунистов» (BR- L’Unione dei Comunisti Combattenti), история которого продлится около двух лет, за время которых наиболее громкой акцией группы станет убийство генерала ВВС Лючио Джиорджери.

Пытаясь преодолеть раскол, вызвавший, помимо всего прочего, финансовые проблемы, BR-PCC предпринимает ряд инициатив, направленных на самофинансирование. 14 декабря 1984 года попытка ограбления инкассаторской машины «Metro Security Express», транспортирующей кассу супермаркета «SMA» на проспекте Маркони в Риме, превращается в настоящую катастрофу для организации. В перестрелке с охраной убит комбатант Антонио Джустини и схвачена Сесилия Массара.

Но последующие аресты и дезертирство не мешают BR-PCC спустя несколько месяцев осуществить ещё одно громкое убийство: 27 марта 1985 года на этот раз, «сердце Государства», по которому нанесён удар, отождествляется с экономической реформой, направленной, в числе прочего, на снижение скользящей шкалы заработной платы. Коммунистическая Партия Италии призвала выставить вопрос о реформе на народный референдум. Эцио Тарантелли, профессор экономики университета «La Sapienza» и директор Института Экономики и Труда Итальянской Конфедерации Рабочих Синдикатов являлся одним из тех, кто противостоял идее референдума. Прямо на выходе из института он был расстрелян из автомата «Scorpion», который уже ранее использовался бригадисти в ходе атаки на представительство «Социального Итальянского Движения» (MSI) на улице Акка Ларенция в 1978 году (тогда были убиты два молодых неофашиста).

Всего через несколько дней после убийства Тарантелли новая волна арестов приведёт к значительным потерям в рядах BR-PCC. Среди задержанных и ключевые персонажи организации: Барбара Бальцерани, Витторио Антонини и Пьетро Ванци – двое последних – из старой гвардии «Красных Бригад».

Тяжелый кризис поразил организацию, вокруг которой всё больше сужалось полицейское кольцо. Лишённая политического руководства, «Сражающаяся Коммунистическая Партия» переходит к акциям самофинансирования, необходимым для выживания самой структуры. Таким образом, в мае и сентябре 1985 осуществлены вооружённые грабежи банков в Риме и Тиволи, третьей ограбление в Милане не удаётся.

Кое-как оправившись от ран, нанесённых Государством, BR-PCC наносит ответный удар: 10 февраля 1986 года расстрелян бывший мэр Флоренции, республиканец Ландо Конти. Мотивы его убийства объясняются в «Стратегической Резолюции №20», выпущенной по случаю: заявляется, что Конти был «неутомимым рупором политических сил, заинтересованных в более активном участии Италии в делах Североатлантического Альянса… с целью поддержки позиций США в Средиземноморье». Кроме того, Конти, как управляющий директор компании SMA, занимавшейся производством радаров, систем наведения и прочих военных приборов, был обвинён в прямой материально-технической поддержке североамериканского империализма и его вооружённого крыла (НАТО). Позднее, BR-PCC провозгласила, что акция была исполнена в рамках «Сражающегося Антиимпериалистического Фронта», двое других участников которого – «Фракция Красной Армии» и «Прямое Действие», - параллельно разработали собственные инициативы в борьбе против США в Европе.

Таким образом, мы видим, что к середине 80-х годов «Красные Бригады» в военно-политическом аспекте следовали двумя курсами: с одной стороны, они продолжали наносить «удары в сердце Государства», а с другой – принимали участие в строительстве единого фронта, в попытке разработать новый европейский пролетарский интернационализм через практику вооружённой борьбы.

Вслед за убийством Конти наступает долгий период тишины, когда показалось, что BR-PCC более не подают признаков жизни. Долгое молчание было нарушено 14 февраля 1987 года, когда во время ограбления на римской улице Прати ди Папа бригадисти застрелили двух полицейских. Через несколько месяцев по стране прокатилась новая чреда арестов, ещё больше ослабившая военный потенциал организации: между летом и зимой этого года были схвачены (в основном, в Версилии) 9 членов BR-PCC, в том числе Джанкарло Сегетти (брат Бруно, бывшего руководителя римской колонны BR).

Между тем, в специальных тюрьмах Италии, члены «исторического ядра» «Красных Бригад» и некоторые боевики из «нового поколения» дают начало открытой дискуссии, предназначенной для подведения итогов деятельности и окончательного закрытия вопроса о вооружённой борьбе. Она принадлежит истории, - заявляет Ренато Курчио и его товарищи, - классовая борьба должна продолжаться в других формах. В специальном заявлении Бруно Сагетти заявляет, что боевики BR полностью разделяют точку зрения заключённых. Отныне любое действие, совершённое под символом «Красных Бригад» будет нелегитимно. Отныне никто, кроме тех, кто сражался в 70-е и начале 80-х, не имеет права называться бригадисти, не имеет права на принадлежность к «историческим» BR.

Однако BR-PCC не соглашается с выводами тюремных дискуссий. Более того. Своё несогласие «Сражающаяся Коммунистическая Партия» выражает крайне радикально: 16 апреля 1988 года в Форли два бригадисти, проникнув под видом почтальонов в дом демохристианского сенатора Роберто Руфилли, члена Комиссии по Реформам и близкого соратника премьер-министра Чириако де Мита, трёмя выстрелами убивают его.  Руфилли являлся ключевой фигурой в проекте Де Мита «рефункционализации» Государства посредством политических и институционных реформ, в которых участвует даже Коммунистическая Партия. По сути, убийство сенатора поставило крест на этом проекте, убив его в зародыше.

Эта акция становится лебединой песней BR-PCC. Уже в январе был арестован Антонио Фосса, который 15 июня сдаёт властям центральный склад организации в Милане на Виа Догали, где обнаружено оружие, деньги и документы. Между 6 и 7 сентября следствию удаётся раскрыть ещё 4 склада между Лацио и Тосканой, а так же арестовать 21 человека – практически весь активный состав организации на тот момент.

Забавно, но именно в сентябре был выпущен документ «Совместная борьба», провозглашающий создание революционного альянса между BR-PCC и немецкой «Фракцией Красной Армии» (RAF). Как и «Сражающаяся Коммунистическая Партия», RAF будет практически разгромлена в осенние месяцы 88, поэтому деятельность этого альянса осталась исключительно на бумаге.  

Тем не менее, BR-PCC де-юре продолжала существовать – по-прежнему на свободе находились боевики двух ячеек – неаполитанской и зарубежной, базировавшейся в Париже. 2 сентября 1989 года в столице Франции будут арестованы шестеро бригадисти, однако, все они будут приговорены к незначительным срокам, ввиду непричастности непосредственно к криминальным деяниям. Все они будут вскоре освобождены, но не сумеют найти контакты с возрождённой организацией (Nuclei Comunisti Combattenti – Сражающиеся Коммунистические Ячейки). Почти одновременно с выходом из тюрем этих товарищей, в подполье уходят ряд старых бригадисти – это, в первую очередь, Надя Дездемона Лиоче, Гвидо Минтоне и Джулиано де Рома.

После арестов 1989 года и в течение нескольких следующих лет, «Сражающаяся Коммунистическая Партия» продолжает существовать только на страницах газет: все «непримиримые» («ирридучибили») организации находятся за решёткой. Конечно, некоторые рядовые комбатанты избежали пленения, укрывшись за рубежом, некоторые «нерегулярные» симпатизанты не были определены полицией, но представлялось крайне маловероятным, что этим людям удастся восстановить «вооружённую партию». Из-за границы «Ячейка за строительство Сражающейся Коммунистической Партии» (Cellula per la costituzione del Partito Comunista Combattente) Серджио Спаццали пытается наладить распространение печатных материалов в Италии, но его организация слишком малочисленна для того, чтобы взять на себя задачу осуществления военных действий. Даже сегодня, после смерти Спаццали, его «Ячейка» отмечается спорадическими вспышками агитационной активности, но не более того. Ни за какие незаконные действия эта организация ответственности не несёт.

Однако, процесс революционного брожения продолжает идти по всей стране, и, в конце концов, 18 октября 1992 года на политической сцене появляются «Сражающиеся Коммунистические Ячейки», по сути представлявшие собой восстановленную BR-PCC. Акция 18 октября (взрыв небольшой бомбы близ римского офиса Федерации Индустриальных Промышленников), сопровождавшаяся распространением листовок NCC между Римом и Тривенето, демонстрируют ограниченный военный потенциал организации, и довольно солидный теоретический, зиждущийся, в основном, на прошлых наработках BR-PCC.

1993 был годом краткого возвращения к имени BR-PCC: именно этим названием прикрывалась группа лиц, ответственная за акцию 2 сентября. Тогда, в Авиано, где расположена база ВВС США, из окна несущейся машины было произведено несколько выстрелов в стену казармы, после чего в сторону нежилого помещения была брошена ручная граната. «Операция» не привела ни к каким жертвам и разрушениям, и вообще выглядела довольно неуклюже. Спустя полтора месяца, 26 октября, были арестованы все участники данного нападения, проведённого далеко не по канонам исторической организации. Среди пятерых двое действительно оказались бывшими бригадисти – Франческо Айоза и Арио Пиццарелли, причём последний, бывший боевик «Колонны Вальтер Алазия», покинул тюремные стены лишь несколько месяцев назад. Стоит заметить, что большинство представителей «непримиримых» BR-PCC, томившихся в тюрьмах, не приняли данную акцию, заявив, что осуществившие её активисты («авантюристы и немарксисты») не согласовали свои действия с линией организации.

1994 год знаменует качественный рост NCC. 10 января, около часа ночи, бомба средней мощности взрывается близ «Оборонного колледжа НАТО», вызывая значительные разрушения. Теракт, принадлежность к организации которого на трёх страницах специального коммюнике берут на себя «Сражающиеся Коммунистические Ячейки», получает довольно широкое освещение, так как в это же время в Брюсселе проходит очередной саммит Североатлантического Альянса.

Деятельность NCC в 94 году на этом ограничивается. В феврале 1995 года во время обычной дорожной проверки в Пизе арестованы первые боевики NCC – Луиджи Фуччини и Фабио Маттейни.

Именно в этот самый момент в подполье уходит Надя Лиоче, формально не подвергающаяся преследованиям властей, которая берёт на себя ответственность за новую фазу подпольной борьбы.

В реконструкции «вооружённой партии» Лиоче будет помогать Марио Галези, хорошо известный полиции, и ушедший в подполье в феврале 1998 года, после осуществления ограбления в Риме во время нахождения под домашним арестом. Таким образом, тосканская группа Галези и римская группа Лиоче объединяют усилия в попытке возрождения BR-PCC. Неизвестно когда, и при каких обстоятельствах состоялась встреча между этими людьми.

Марио Галези
Надя Лиоче

Конечно, изменение названия (с NCC на BR-PCC) носило скорее символический характер: оно должно было показать готовность к новому этапу вооружённой борьбы, должно было вызвать панику у Государства. Однако, определяющим фактором всё-таки становится желание получить легитимность своих действий через принятие «исторического» символа, т.к. в период с 1992 по 1994 годы NCC сталкивалось с непониманием «непримиримых» заключённых бригадисти, пытающихся выявить в деятельности «Ячеек» признаки возобновления вооружённой борьбы за коммунизм в Италии.

Сегодня доподлинно неизвестно, осведомлены ли были заключённые «ирридучибили» о реорганизации BR-PCC, но, в любом случае – очередной удар организации в «сердце Государства» не застал их врасплох.

20 мая 1999 года, около половины девятого утра, на римской улице Салария, в нескольких шагах от собственного дома, боевики BR-PCC расстреливают Массимо д Антона – преподавателя права в университете «La Sapienza», параллельно исполнявшего обязанности «юридического советника министра труда Бассолино». Кроме того, он был постоянным председателем Исполнительного Комитета т.н. «Пакта занятости и развития», т.е. д Антона, как и Тарантелли или Руфилли, являлся ключевым персонажем надвигающихся реформ, в данном случае – реформы рынка труда.

В 2000 году BR-PCC в ходе исполнения своих мини-покушений начинает пользоваться различными «зонтичными» именами. Так, в ходе подрыва кассетной бомбы низкой мощности близ офиса Антизабастовочной Комиссии 14 мая, использовалось имя «Ячеек Пролетарской Революционной Инициативы» (Nucleo d'Iniziativa Proletaria Rivoluzionaria), а спустя два месяца, во время неудачного покушения на миланскую штаб-квартиру Итальянской Конфедерации Рабочих Синдикатов, ответственность на себя взяла «Пролетарская Революционная Ячейка» (Nucleo Proletario Rivoluzionario) – ещё один «лик» BR-PCC.

Около года пришлось ждать следующего удара BR-PCC. И вот, в ночь с 9 на 10 апреля 2001 года организация вновь даёт о себе знать, осуществляя хорошо продуманную, с технической точки зрения, акцию – бомба, приведённая в действие с помощью мобильного телефона, взрывается близ Института Международных Отношений в центре Рима.

И снова более года проходит с момента последней акции, прежде чем «Сражающаяся Коммунистическая Партия» 19 марта 2002 года в Болонье, во время обеденного перерыва, прямо на улице убивает Марко Бьяджи, сотрудника министерства социального обеспечения. Как и многие другие жертвы, Бьяджи, являясь так же экономическим советником премьер-министра, был архитектором новых экономических реформ, запланированных правительством Берлускони. Примечательно, что Бьяджи был убит из того же самого пистолета, из которого 3 года назад бригадисти стреляли в Д Антона.

Громкое убийство, всполошившее всю страну, казалось, предвещает воскрешение «вооружённой партии», но в действительности оно ввергает организацию в тяжёлый кризис, вызывая, возможно, дезертирство большинства боевиков.

История «Красных Бригад» окончательно будет закрыта (наверное, навсегда) 2 марта 2003 года. Тогда, несколько офицеров транспортной полиции потребовали предъявить документы у двух пассажиров поезда Рим-Флоренция, показавшихся весьма подозрительными. Заподозрив, что паспорта фальшивые, агенты попытались задержать странных мужчину и женщину. Мужчина извлекает револьвер и открывает огонь по сотрудникам правоохранительных органов, в упор убивая полицейского Эммануэля Петри. Среагировав, агенты стреляют в ответ. Короткая перестрелка заканчивается смертью Марио Галези, руководителя тосканской ячейки BR-PCC. Его спутница, никто иная как Надя Дездемона Лиоче, так же предпринимает попытку выхватить оружие, однако это ей не удаётся. Оказавшись в наручниках, она тут же объявляет себя политической заключённой.

Тем не менее, несмотря на аресты двух главарей и практически полный провал, организация ещё успевает осуществить свою последнюю акцию: 2 августа 2003 года от имени «Сражающейся Пролетарской Ячейки» (Nucleo Proletario Combattente), боевики расстреливают штаб-квартиру агентства временного трудоустройства «Obiettivo Lavoro» во Флоренции, в развитии которой в своё время так же сыграл заметную роль покойный Марко Бьяджи.

14 человек были арестованы в ходе следственных действий по делу о «Новых Красных Бригадах» (как организацию окрестила пресса) между октябрём и декабрём 2003 года. Были вскрыты несколько небольших схронов, в которых обнаружены оружие, фальшивые документы и теоретические разработки BR-PCC.