Страницы

пятница, 22 июня 2012 г.

Вторжение в Гаити


14 августа 1959 года, месяц спустя после провальной попытки высадки на территории Доминиканской Республики, кульминационной фазы достигла новая операция, начатая кубинской стороной ещё 8 января 59.

Тогда Антонио Родригес Эчасабаль, посол Кубы в Гаити, уже успевший связаться с оппозицией режиму Франсуа Дювалье, имел долгую беседу с Фиделем Кастро, во время которой изложил свои мысли, касающиеся возможности начала партизанской войны в горах гаитянской республики. Кастро, уже проинформированный о начале подготовки к вторжению в Доминиканскую Республику, живо заинтересовался предложениями Эчасабаля о возможности начала революционной войны в соседней Гаити, изнывающей под игом бесноватого диктатора Дювалье, лучшего друга диктатора Трухильо.


К тому моменту в республике ширилось и росло недовольство «Папой Доком», как сам себя называл Дювалье. Занявший  президентский пост в 1957 году с помощью массовых фальсификаций и при непосредственной поддержке США, Дювалье, панически опасавшийся всякой оппозиции, установил режим произвола и всеобщего террора. Очистив сначала армию от возможных оппонентов, превратив её в свой надёжный инструмент, Дювалье принялся за гражданское население. Были запрещены политические партии и профсоюзы, закрыты все прогрессивные издания, на улицах бесчинствовали головорезы, лично преданные «вождю революции» и «спасителю нации». В экономике царил полный хаос: Дювалье в виде платы за свой пост просто-напросто распродавал страну американским корпорациям оптом и в розницу, нисколько не заботясь о подъёме национального хозяйства и промышленности.

Пользуясь темнотой масс, применяя искромётную демагогию, Дювалье, по примеру своего соседа Рафаэля Трухильо, посредством масс-медиа создал миф о собственной непобедимости и избранности. Верный слуга Соединённых Штатов, он одновременно называл себя последователем гаитянских освободителей Туссена-Лувертюра и Дессалина, а так же главным борцом с империализмом. Трусливый тиран, он, пользуясь своей прошлой причастностью к прогрессивному «Рабоче-крестьянскому Движению», нагло врал о своей подпольной борьбе против американских оккупантов и их местных марионеток, претендуя на то, чтобы быть «духовным сыном» Шарлеманя Перальта – гаитянского партизана, сражавшегося в 10-х годах XX века против морской пехоты США, занявшей республику.

30 апреля 1958 года в пригороде Порт-о-Пренса взорвались несколько бомб: это был первый заговор против сумасшедшего диктатора. Несмотря на ничтожное влияние местной коммунистической партии, Дювалье поспешил назвать произошедшее «происками красных боевиков, стремящихся погрузить страну в анархию», и принял жесточайшие меры: 2 мая карманный парламент объявил чрезвычайное положение, наделявшее президента особыми полномочиями. Террор усилился, остатки оппозиции оказались в тюрьмах.

29 июля 1958 года произошла новая попытка свержения. Восемь повстанцев (три американских авантюриста и пятеро бывших офицеров-мулатов, изгнанных из гаитянской армии в соответствии с принципом «дювальистской революции» о борьбе двух «классов»: «класса» мулатов и «класса» негров) высадились с самолёта возле Монтруа, городка, расположено в 40 милях от Порт-о-Пренса. Во время выгрузки оружия, к месту действия подъехал полицейский автомобиль. Расстреляв агентов, повстанцы помчались на полицейском джипе в сторону столицы, однако по дороге машина сломалась. Не растерявшись, они захватили маршрутное такси, на котором прибыли к казармам Дессалин. Это кажется невероятным, но повстанцам удалось загнать в один барак всех солдат и офицеров, находившихся в тот час в расположении. Произнеся перед заспанными бойцами пламенную речь, мятежники призвали их идти с оружием в руках в сторону резиденции Дювалье. Однако, к большому разочарованию повстанцев, оружия в казармах не оказалось: после попытки переворота 30 апреля трусливый Дювалье приказал переместить всё оружие армии в арсеналы президентского дворца под надёжную охрану личных головорезов.

Между тем, Дювалье, которые ещё не знал, что в мятеже участвуют лишь 8 человек, уже собрал чемоданы и готовился бежать из страны, укрывшись в колумбийском посольстве.

На рассвете один из мятежников, переодетый в армейскую форму, вышел в город купить сигарет, и был схвачен. Узнав, что ему противостоит лишь несколько вооружённых комбатантов, Дювалье приказал взять штурмом казармы. В ходе начавшегося боя все участники вторжения были убиты.

Изрядно испуганный «Папа Док» уже в августе легализует своих наёмников. Отныне в стране действуют не просто головорезы президента, а «бойцы народной милиции» и «добровольные служители правопорядка», более известные в истории под именем «тонтон макутов».

Итак, 8 января 1959 года Фидель Кастро отдаёт распоряжение о начале подготовки к новому вторжению с целью изгнания из Гаити Франсуа Дювалье.

Избрав наиболее подходящие военные кадры из рядов победившей Повстанческой Армии, кубинцы развернули широкую вербовочную кампанию в гаитянских диаспорах в Нью-Йорке, Мехико, Каракасе, на Барбадосе и Багамских островах. Центр подготовки будущих повстанцев располагался в казармах городка Хамайка (в нескольких километрах от Гаваны), в центре самого города функционировала вербовочная контора.

Вскоре здесь собрались более 500 добровольцев, проходивших обучение под руководством лучших кубинских командиров. Организация «Triple-A» Аурелиано Санчеса Аранго, которая в своё время сражалась против диктатуры Батисты, предоставила гаитянским повстанцам лодки, необходимые для осуществления высадки. Официальное кубинское радио «Прогресс» начало вещание на французском языке: радиоволны принимались подпольщиками в самой Гаити с помощью любительских передатчиков.

Из-за довольно строгой фильтрации информации, а так же постоянных ложных тревог со стороны Дювалье, ни его друг по антикоммунистической борьбе Трухильо, ни Вашингтон, ни французские спецслужбы не имели никаких сведений, или же просто не предавали значения подготовке гаитян на Кубе.

К 12 августа экспедиция была полностью готова к отплытию. Несмотря на провал месяц назад подобной же попытки высадки в Доминиканской Республике, настроение у герильерос было боевым.  Координировали деятельность контингента бойцы кубинской Повстанческой Армии – команданте Энри Фуэнтес и капитан Рингаль Герреро. Со стороны гаитян командование осуществлял бывший офицер Анри Дантон, ставленник Луи Дежуа, либерала-мулата, проигравшего президентские выборы в 1957 году.

Вечером того же дня от побережья провинции Баракоа отчалила яхта, на которой освобождать республику отправилась первая группа в 30 человек: 18 кубинцев, 10 бывших гаитянских военных и 2 венесуэльца. Ночью 13 числа лодка подошла к берегу Лес Ируа: высадка началась.

Тремя днями спустя, гаитянский канцлер Луи Маре прямо на встрече канцлеров латиноамериканских государств в Чили, шокировал собравшихся, напрямую заявив об агрессии Кубы в отношении Республики Гаити.

Неожиданно для самих герильерос, зачищенная гаитянская армия, получив информацию о вторжении, полностью поддержала Франсуа Дювалье. Главнокомандующий Клемент Барбо, не надеясь особо на силу собственного оружия, тотчас же заявил о награде в 500 гурдов за голову каждого убитого повстанца. Кроме того, военачальник запросил помощь дислоцированных на острове отрядов североамериканской морской пехоты. Полковник Дэбс Хейнл тут же распорядился занять казармы в городе Жереми – столице Южного Департамента, куда теоретически могли ворваться повстанцы. В стране было введено военное положение, Франсуа Дювалье, по своему обычаю, паковал вещи, готовясь к бегству.

До 20 числа повстанцам более-менее удавалось продвигаться вперёд, хотя конфликт явно складывался не в их пользу: контингент попал под массированные армейские удары, и, тем не менее, продолжал продвигаться в сторону гор Каракауссе, где и планировалось организовать первый партизанский очаг. 20 августа вступили в бой сконцентрированные Барбо близ гор армейские формирования. В неравной схватке практически все партизаны были убиты, пятерым же кубинцам удалось бежать, и они были арестованы позже. Сразу же на место действия были доставлены журналисты, которым удалось зафиксировать результаты бойни.

Плодом этой неудавшейся попытки мятежа стал разрыв дипломатических отношений между Республикой Гаити и Кубой. Более того – антикубинская пропаганда получила ещё один козырь в свои руки в деле запугивания латиноамериканцев «красным кубинским империализмом».  Тем временем, гаитянский лидер Луи Дежуа, являвшийся одним из главных протагонистов высадки, бежал из Гаваны в Майами, где и был позже арестован.