Страницы

четверг, 14 июня 2012 г.

Partido Guatemalteco del Trabajo


История борьбы гватемальских коммунистов представляет собой чреду подъёмов и спадов, побед и поражений. В 1923 году в стране появляется первая коммунистическая партия, которая тотчас же подвергается преследованиям со стороны властей, которые доводят партию практически до полного уничтожения. Оправившись от первых ударов, коммунисты вновь испытывают натиск государства: с 1931 по 1944 годы фашистский диктатор Хорхе Убико возобновляет беспощадные гонения на партию, даже несмотря на то, что в ту эпоху коммунисты представляли собой малочисленную группу интеллигентов, имевших весьма слабую поддержку в обществе.


В 1944 году группа прогрессивных военных свергает Убико, открывая новые перспективы для развития гватемальской левой. Однако, быстрый рост партии и связанные с этим проблемы, вроде выбора стратегии развития, порождают внутреннюю борьбу, влекущую за собой серию расколов. В сентябре 1949 года Коммунистическая Партия Гватемалы с Хосе Мануэлем Фортуни во главе официально возрождается из пепла. В следующем, 1950 году, Мануэль Гутьерес создаёт так же коммунистическую Революционную Партию Гватемальских Трудящихся. С приходом к власти в 1951 году прогрессивного лидера Хакобо Арбенса Гусмана, открываются новые пути легализации коммунистов, что заставляет обе партии задуматься об объединении сил. И вскоре проходит Конгресс о Слиянии (II Конгресс), утвердивший унификацию обеих партий под новым именем Гватемальской Партии Труда во главе с Генеральным Секретарём Хосе Мануэлем Фортуни.

Спустя два года партия вновь уходит в подполье: свергнувший Хакобо Арбенса Кастильо Армас, исполнявший прямые директивы Соединённых Штатов, разворачивает в стране террор против прогрессивных слоёв, в первую очередь – против коммунистов. Фортуни удаляется в мексиканскую ссылку, откуда продолжает руководить партией, взявшей на вооружение новую тактику: инфильтрация в профсоюзы и массовые движения (в том числе – неполитические), возникающие и исчезающие в Гватемале с заметной периодичностью.

III Конгресс, прошедший в 1960 году, разрабатывает новые планы борьбы. После неудачного восстания 13 ноября 1960 года, объявленного «происками Москвы», правительство устраивает настоящую охоту за коммунистами, несмотря на то, что они вообще не имели никакого отношения к выступлению военных националистов. 21 ноября на осадном положении объявляются все департаменты, где ГПТ имела хоть какую-то поддержку. Перед лицом массовых репрессий, небольшая группа из молодёжного крыла партии (Juventudes Patrioticas del Trabajo – Патриотическая Рабочая Молодёжь), объединившись с некоторыми членами «Демократического Революционного Союза» (Unión Revolucionaria Democrática), создаёт небольшой отряд сельских партизан под командованием бывшего полковника Карлоса Пас Техады, названный громким именем «Партизанский Фронт имени 20 октября» в честь даты революции 1944 года.

25 комбатантов формируют, в соответствии с кубинской стратегией фокизма, партизанский очаг в департаменте Баха Верапас. Пренебрегая военной подготовкой и изучением местности, партизанский отряд был обречён на разгром. 11 марта 1962 года герильерос выпускают манифест к нации, а уже два дня спустя, во время первого же боя с армейскими силами в джунглях между Конкуа и Гранадос, 13 комбатантов погибают, а несколько других взяты в плен, в том числе, Родриго Астуриас Амадо, сын знаменитого гватемальского писателя Мигеля Анхеля Астуриаса. Оставшиеся на свободе партизаны с боями отступают в Уеуетенанго, где и сопротивляются вплоть до своего уничтожения 29 марта 1962 года в бою у Сан Матео Ихтатан. Итог первой попытки начала партизанской войны неутешительный: из 25 человек 19 погибли в боях.

Молниеносное поражение вызвало внутри партии яростные диспуты о жизнеспособности стратегии вооружённой борьбы. И, несмотря на осуждение большей частью организации милитаристских идей, очень скоро после краха «Партизанского Фронта имени 20 октября» ещё одна группа молодых людей из JPT отправляется на Кубу, чтобы пройти там курс военного обучения для будущей партизанской деятельности в Гватемале. На Острове Свободы эти юноши пересекаются с командующим «Революционным Движением 13 ноября» Йон Сосой: в ходе переговоров решено было объединить силы в борьбе против правительства. Так возникают «Вооружённые Повстанческие Силы» (Fuerzas Armadas Rebeldes – FAR).

Гватемальская Партия Труда хоть и оказывает поддержку FAR, тем не менее, не рассматривает вооружённую борьбу как единственный метод завоевания власти. Напротив, основную ставку партия делает на политическое развитие, однако не отрицает возможность сосуществования одновременно двух линий – военной и политической. Со временем, внутренние дискуссии между PGT и коммунистическим крылом FAR всё более обостряются. Более того – осложняются отношения с молодёжным крылом – в то время как партийная верхушка уповает на электоральную борьбу, молодёжь разворачивается в сторону вооружённого действия. Эти разногласия приводят к тому, что в 1966 году Партия просто распускает «Патриотическую Рабочую Молодёжь».

Несмотря на откровенный государственный террор, начало которому было положено «пропажей» 28 народных лидеров (в числе которых были и представители PGT) в марте 1966 года, отношения между PGT и FAR становятся всё хуже и хуже. Доходит до того, что летом 1967 года во время проведения в Гаване Конференции Организации Латиноамериканской Солидарности, делегации обеих организаций чуть не передрались между собой. Окончательный разрыв был оформлен 21 июня 1967: FAR обвинили партию в отказе от поддержки своего же вооружённого крыла, в лице бывших членов «Патриотической Рабочей Молодёжи». В ответ на это PGT создаёт «Вооружённые Революционные Силы» (Fuerzas Armadas RevolucionariasFAR), использующие те же символы и слоганы, что и «Вооружённые Повстанческие Силы», однако последних партийцы именуют «авантюристами», заявляя, что только «их» FAR являются подлинно революционной структурой.

Увеличившиеся репрессии правительственных сил, а так же деятельность «Эскадронов смерти», очень скоро уничтожили вооружённое крыло Гватемальской Партии Труда. В январе 1968 года была арестована координатор городской сети FAR Рохелия Крус Мартинес (бывшая Мисс Гватемала), убитая через неделю после пыток и допросов с пристрастием. В ответ на преступление, PGT реализует серию вооружённых акций и терактов в столице страны, в результате которых убиты американский генерал Джон Уэббер и капитан Эрнесто Мунро, ответственный за формирование и подготовку ультраправых полувоенных банд, а так же за сокрытие их кровавых преступлений. Командующий городским фронтом, Леонардо Кастильо Джонсон, хороший друг Рохелии Крус, вскоре был идентифицирован: попав в окружение, он сопротивлялся до самой смерти, даже тогда, когда у него кончились патроны, он пошёл с кулаками на агентов, пытаясь прорвать цепь осады.

Рохелия Крус

В 1969 году проведён IV Конгресс партии: к тому моменту «Вооружённые Революционные Силы» были уже практически разгромлены, хотя, несмотря на свою слабость, они и продолжали реализовывать акции небольшого масштаба. На 1970 год были намечены новые президентские выборы, и PGT обратилась к своим последователям с просьбой воздержаться от участия в заведомом фарсе. Заранее известный победитель, ультраправый генерал Карлос Арана Осорио, взяв в руки бразды правления, первым делом начал расправляться с потенциальными противниками. Была развёрнута масштабная армейская операция против гватемальской герильи, охватывавшая сначала исключительно провинцию, а затем переключившаяся на города. В январе 1971 года Сьюдад де Гватемала был взят в тотальную осаду, и армейские отряды, при поддержке полиции и «эскадронов смерти», дом за домом начали прочёсывать столицу в поисках участников партизанских организаций. Причём, арестам и последующим казням подверглись не только непосредственные участники герильи, но и якобы сочувствующие им лица – так были схвачены и расстреляны некоторые профсоюзные и политические главари. Комбатанты «Вооружённых Революционных Сил» один за другим попадали в руки властей.

Несмотря на громадные репрессии, ГПТ продолжала подпольно действовать в массовых организациях и профсоюзах. Более того – растеряв потенциал своего вооружённого аппарата, партия все надежды теперь возлагала на тайную политическую борьбу. Рост подобной деятельности партии продолжался вплоть до 26 сентября 1972 года, когда в одном из столичных домов полиция накрыла встречу исторического руководства «Гватемальской Партии Труда». Шестеро руководителей, в том числе и генеральный секретарь Бернардо Альварадо Монсон, и один рабочий были арестованы, а затем, после краткого разбирательства и усиленных пыток, убиты. Уничтожение партийной верхушки стало практически смертельным ударом для партии.

1973 год стал годом усилившегося социального кризиса: обнищание населения шло усиленными темпами, в то время как Соединённые Штаты увеличили военную помощь правительству, опасаясь взрыва негодования. В конце концов, североамериканцы, получив от Арана Осорио всё, что требовалось для борьбы с «красной угрозой», на президентских выборах 1974 года поддерживают генерала Кьеля Лаургеруда, который должен был предстать в глазах мирового сообщества миротворцем и демократом. Выборы, по доброй традиции, сопровождались массовыми фальсификациями и насилием в отношении недовольных граждан. В декабре 74 партии вновь нанесён удар – арестован и убит новый генеральный секретарь Уберто Альварадо.

С 1972 года ГПТ преследовали постоянные неудачи. Страшное землетрясение февраля 1976 года (27 тысяч погибших и 72 тысячи раненых) не изменило ничего в социальном или политическом отношении.

Деятельность партии в этот период значительно уменьшилась, её вооружённый аппарат практически исчез. Немногие из тех, кто продолжал надеяться на вооружённую борьбу, предпочитали присоединяться к «Повстанческим Вооружённым Силам», по-прежнему ведущим более-менее успешную борьбу против правительства. Всё это приводит к тому, что Центральный Комитет на своей пленарной встрече в Кецальтенанго в том же 1976 году, принимает решение о реформировании своего вооружённого аппарата и создании непосредственно Военного Комитета (Comision Militar – COMIL) под эгидой ЦК.

Новая военная программа быстро дала свои результаты: в течение следующих месяцев организованы вооружённые ячейки в провинции и столице, которые исполняют десятки акций: налёты на полицейские участки, убийства лиц, связанных с «эскадронами смерти», обустройство засад на армейские патрули.

Рост и деятельность нового вооружённого крыла «Гватемальской Партии Труда», как и прежде, входит в противоречие с сугубо политической деятельностью Центрального Комитета. Развязка наступает в 1978 году, когда в ответ на резню, учинённую правительством в городке Пансос 29 мая (где армейские силы расстреляли народную манифестацию, убив 160 человек), COMIL прямо на улицах столицы устраивает засаду на грузовик с бойцами Военной Полиции, убивая 20 солдат. Руководство ГПТ тут же выпускает специальное коммюнике, в котором отвергает свою причастность к произошедшему. Параллельно с этим, все члены «Военного Комитета» изгоняются из партии. PGT остаётся без своего вооружённого крыла.

Эта выходка порождает внутреннюю оппозицию в партии. После яростных споров милитаристов и пацифистов, от партии откалывается группа во главе с Марио Санчесом, которая немедленно, объединив силы с бывшими представителями «Военного Комитета», создаёт коммунистическую партию вооружённой борьбы с правительством – «Гватемальскую Партию Труда – Ядро Национального Руководства» (Partido Gutemalteco del Trabajo – Nucleo de Direccion Nacional – PTG-ND).

PGT же продолжала функционировать, обходясь без вооружённых действий, вплоть до 1980 года, когда был создан «Комитет Военной Деятельности» (Comision de Trabajo Militar), который, однако, не развернул особо масштабной работы. Создание нового военного аппарата не прекратило чреду внутренних дискуссий о вооружённой борьбе, и в 1983 году, после серии массовых расправ правительства с недовольными гражданами, руководство во второй раз разгоняет свою молодёжную секцию «Juventudes Patrioticas del Trabajo», внутри которой окрепли идеи всеобщего вооружения для самозащиты. Большая часть молодёжи тут же покидает ряды PGT, дав жизнь новой структуре – «Partido Guatemalteco del Trabajo – 6 de Enrero» (Гватемальская Партия Труда – 6 января – PGT – 6E), которая находилась в тесном контакте с «Революционным Октябрём» (Octubre Revolucionario) – другой группой диссидентов во главе с Марио Пайерасом Соларесом, отколовшейся от «Партизанской Армии Бедноты». Это единство, правда, не несёт никаких ощутимых последствий.

Гватемальские коммунисты снова остаются без вооружённой поддержки и действуют так плоть до 1986 года, когда PGT решает войти в альянс с «Национал-Революционным Гватемальским Единством» (Unidad Revolucionaria Nacional Guatemalteca) - коалицией вооружённых группировок страны, куда входит так же и PGT-ND. Именно после присоединения главной партии коммунистов, URNG начинает поиск путей мирного разрешения гражданского конфликта – в 1987 году проходят первые переговоры между герильей и правительством. И хотя эти первые попытки не дали никакого результата, PGT, несмотря ни на что, продолжавшая иметь значительный вес в революционном лагере, настаивает на продолжении диалога с властями, кульминацией которого стало подписание мирных соглашений в 1996 году.