Страницы

суббота, 23 июня 2012 г.

Movimento de Libertaçao Popular



Условия, созданные благодаря частому посещению Кубы боевиками ALN, привели к развитию диссидентских течений внутри организации. Долгое ожидание прибытия «смены», вкупе с ограниченностью ресурсов и постоянным прессингом кубинцев, стремившихся экспортировать свою политическую линию, вызывало идеологические брожения в сознании боевиков. Отрыв от Бразилии и отсутствие связи с родиной ввергало в депрессию товарищей из ALN, вынужденных, ко всему прочему, ещё и подчиняться железной дисциплине. Запрет на контакты с жителями Гаваны и ограничения в передвижении по городу, так же не содействовали установлению внутри коллектива благоприятного климата.

После гибели Маригеллы, из-за многочисленных ошибок нового руководства, очередной контингент бразильских комбатантов на Кубе (т.н. «II армия ALN») вообще остался без командира. Его обязанности, с согласия нового руководителя «Национально-Освободительного Действия» Жоакима Камара Ферейры, занял кубинец Вашингтон Альберто Мастросинке Мартинс.


Точно такие же проблемы преследовали и следующую группу бразильцев, «III армию ALN», находившуюся на Кубе между маем и декабрём 1970 года. Именно в этот период промахи национального руководства, не без помощи кубинских инструкторов породили политическую оппозицию, задававшуюся вопросом эффективности нового руководящего организма, допустившего большие потери в течение 1970 года.

В июле диссидентская группа на Кубе напрямую обратилась с претензиями к организации в Бразилии. Национальный Координационный Центр был обвинён в игнорировании массовой работы, милитаризме и отказе от развития сельской герильи.

Монах-доминиканец Освальду Аугусту де Резенде Жуниор по приказу Камара Феррейры, через Рим направился на Остров Свободы для разрешения накопившихся вопросов. В течение встречи было избрано политическое руководство «III Армии» (или, как её ещё называли, «Группы 28-ми»), образованное Жуаном Леонарду да Силва Роша и Лауриберту Жозе Рейесом, через которое шли все официальные связи с командованием в Бразилии. Тем не менее, разногласия не были устранены.

Несмотря на все предпринятые меры, критика организации продолжалась. Кульминацией диссидентства стало собрание, прошедшее в октябре 1970 в Гаване, на котором были рассмотрены многочисленные ошибки руководства, а так же выпущено заявление, повествующее о неразрешимых противоречиях в методологии, вставших между кубинской группой и ALN. Яростной критике так же подверглись элементы «Национально-Освободительного Действия», находившиеся в Европе, которые, причисляя себя к революционерам, не только не участвовали в вооружённых акциях, но и провалили всю солидарную работу за рубежом.

После гибели Жоакима Камара Феррейры, «Группа 28-ми» усилила дискуссии вокруг вопроса о политических разногласиях, продолжавших существовать между кубинским коллективом и новым Национальным Координационным Центром.

В то время как «III Армия» всё больше отдалялась от «Национально-Освободительного Действия», той же траекторией следовал и «Массовый Фронт» Регионального Координационного Центра ALN Сан-Паулу. Критика со стороны фронта была идентична позиции кубинских бразильцев. Помимо всего прочего, диссиденты обвиняли руководство в том, что оно не может связать действия «Тактических Вооружённых Групп» (GTA) с массовым движением, всё больше загоняя организацию в политическую изоляцию.

В начале 1971 года координатор Студенческого Сектора ALN в Сан-Паулу Сильвия Пероба Корнейру Понтес приступает к созданию «Товариществ» - базовых организаций конкретного развития массовой работы. Элементы «Товариществ» не покидали фабрики и университеты, как это обычно делали боевики, а занимались политическим воспитанием коллег по работе и учёбе посредством организаций дискуссий и политических дебатов. Однако для руководства этот шаг студенческого координатора фактически обозначал попытку раскола, т.к. ALN не признавал подобной формы вербовки. Хотя разногласия  и были улажены с помощью вмешательства Жозе Мильтона Барбосы, диссиденты вновь получили доказательства неэффективности управления.

Кризис отношений ALN и его «Массового Фронта» углубился после казни члена Национального Координационного Центра Марку Лейте Толеду 23 марта 1971 года, пространно обвинённого в предательстве и пораженческих настроениях. Это событие вызвало настоящую волну возмущения, поставившую организацию на грань краха. Причём недовольны были даже члены «Тактической Вооружённой Группы», обычно во всём соглашавшиеся с командованием. Причины, по которым был убит Лейте Толеду были глубоко непонятны большинству боевиков ALN. Кое-как удалось справиться с волнениями лишь с помощью кооптации в руководящий национальный совет двух представителей «Массового Фронта».

На самом деле, дискуссии между ALN, «Массовым Фронтом» и «Тактической Вооружённой Группой» ожесточались ещё и под воздействием вопроса о логистике. «Массовый Фронт» изначально пользовался большой автономией, что позволило не только обеспечить рост организации, но и увеличить количество различных акций, которые проводились при небольшом участии «Тактической Вооружённой Группы», бойцы которой исполняли роль «автоматчиков» - т.е. осуществляли прикрытие и охрану операций. В ответ на это «Массовый Фронт» взвалил на себя обязанности по обеспечению GTA материалами и техникой. Таким образом, с развитием внутреннего конфликта и отдалением «Массового Фронта» от центральной организации, комбатанты всё чаще стали испытывать недостаток в автомобилях, конспиративных квартирах, точках встреч и т.д.

В мае 1971 года Юри Хавьер Перейра отправляется на Кубу чтобы в последний раз попытаться договориться с диссидентами из «Группы 28-ми» и добиться их возвращения в Бразилию. После встречи с представителями оппозиционной верхушки, координатор ALN осознаёт невозможность примирения, заявляя, что отныне все отношения с кубинским коллективом разорваны, и, если они желают, могут возвращаться в Бразилию самостоятельно.

После прибытия первых элементов «III Армии» на родину в конце мая того же года, дискуссии, которые, казалось, Юри Хавьер окончательно закрыл, вновь получили развитие. Таким образом, внутри структуры ALN в Сан-Паулу вырисовываются две тенденции: «Массовый Фронт» становится на сторону кубинских диссидентов, в то время как большая часть «Тактической Вооружённой Группы» поддерживает милитаристскую позицию национального руководства.

Прибывшие с Кубы боевики, при участии товарищей из «Массового Фронта» начинают строительство инфраструктуры, необходимой для возвращения остальных. Изначально идея состояла в том, чтобы разделить всех имевшихся в распоряжении активистов по двое, отправив налаживать работу в различные города и сельскую местность.

В контексте развития городской герильи, главный акцент ставился на осуществлении акций вооружённой пропаганды: налётов на буржуазные рестораны, оккупаций фабрик, атак против казарм и полицейских участков и т.д. Сельскую герилью предполагалось развивать на северо-востоке штата Минас-Жерайс и на северо-востоке Гояса.

16 июня происходит первая вооружённая акция «Диссидентского Крыла ALN» (Dissidencia da ALN – DI/ALN): нападение на бензозаправку в Санту-Андре. Во время отхода, боевики атакуют попытавшийся преследовать их полицейский автомобиль: четверо сотрудников были избиты и разоружены.

Тем временем, в начале августа, оппозиционеры из массовой организации выпускают документ, засвидетельствовавший политическое поражение ALN, предшествующее окончательному стратегическому поражению. Сыплются десятки обвинений: изоляция от масс, ошибки в руководстве борьбой, создание структуры, не отвечающей поставленным задачам и т.д.

Таким образом, большая часть «Массового Фронта» удаляется от ALN окончательно, и объединившись с «кубинцами», формирует собственную структуру под руководством независимого Национального Командования.

Рассматривая вооружённое действие исключительно в качестве эффективной пропаганды, и обвиняя ALN в скатывании к формату «криминальной банды, специализирующейся только на ограблениях банков», диссиденты инициировали акции, превосходящие по своей жестокости даже само «Национально-Освободительное Действие». До конца 1971 года боевики DI/ALN будут замешаны более чем в двадцати вооружённых инцидентах в Сан-Паулу.

Из-за малой численности, абсолютно все члены новой формации принимали участие в осуществлении вооружённых операций, невзирая на «официальные» полномочия в каком-либо секторе, наложенные организационной схемой. 

28 августа вооружённая команда нападает на полицейский автомобиль в Сан-Каэтану-ду-Суль: избив сотрудников, причинив при этом одному из них тяжёлое ранение живота, боевики экспроприируют револьвер и автомат INA.

31 числа осуществлён теракт против боливийского консульства, в результате чего ранения получают более десятка человек.

В сентябре оппозиционеры наконец определяются с новым именем организации – отныне в Сан-Паулу действует «Народно-Освободительное Движение» (Movimento de Libertaçao Popular – MOLIPO).

После своих первых террористических атак, MOLIPO принимает решение о реализации акций вооружённой пропаганды в ответ на повышение тарифов на проезд в общественном транспорте. Таким образом, 31 октября 1971 года, боевая группа под руководством Аильтона Адальберту Мортати останавливает и сжигает автобус транспортной компании TUSA. После отхода основной группы боевиков, к месту действия подбежал сотрудник военной полиции Нельсон Мартинес Понсе. Осуществлявший прикрытие акции Аильтон, без долгих раздумий, убивает агента очередью из автомата.

С самого своего основания, MOLIPO инициирует серию насильственных акций: грабежи, убийства, нападения на полицейских, подрывы бомб следуют один за другим, демонстрируя, таким образом, что критика милитаризма ALN была не более чем пустой демагогией, совершенно не повлиявшей на методологию организации. За время своей деятельности, «Народно-Освободительное Движение» успело реализовать несколько десятков акций, среди которых:

Август – нападение на офис Министерства Труда;

Сентябрь- нападение на буржуазный ресторан «Bierbale» в Моока; атака с применением бомб и бутылок с зажигательной смесью офиса англо-бразильской коммерческой компании «Mappin»; нападение на дорожный полицейский пост в Санту-Андре;

Октябрь – сожжение полицейского автомобиля и разоружение сотрудников правопорядка в Санту-Андре; подрыв автомобиля близ полицейского участка на улице Жуан Мура; граффити-атака в студенческом городке; нападение на магазин париков «Dejan» в Вила Марианна; нападение на механический завод AMF; теракт против редакции журнала «Esso»; вооружённое нападение на редакцию журнала «Gazeta», на крыше которого водружен красный флаг; теракт против магазина «Sears» в Агуа Бранка;

Ноябрь- экспроприация автомобиля в квартале Пердизес; ограбление представительства «Банка Минас-Жерайс»;

Декабрь – агитационная операция в студенческом городке, по которому разъезжал украденный пикап, на крыше которого установлен громкоговоритель, передававший заранее записанные на магнитофон революционные сообщения; распространение рождественских открыток с революционными призывами в фавеле Вила Пальмарис, в пригороде Наталя; ограбление магазина одежды в квартале Брас с последующей раздачей награбленного в бедняцком районе Сапупемба.

Между тем, Сельский сектор организации, практически полностью находившийся на Кубе, продолжает планировать свои будущие мероприятия. Боевики этого сектора намеревались, на первом этапе, прибыть в избранные сельские зоны, где необходимо было «легализоваться», посредством знакомств с местными жителями, а так же изучить территорию. На втором этапе, при поддержке городских элементов, предполагалось сформировать небольшую партизанскую колонну, которая начнёт осуществлять нападения на маленькие городки, расположенные в радиусе 400-500 километров от партизанской базы. Эти операции будут направлены на добычу ресурсов, привлечение новых сторонников, и демонстрацию силы социалистической герильи, обращающей в бегство сотрудников правопорядка.

Изначально ареной будущей партизанской войны был выбран район акватории реки Сан-Франсиску, между Иботирама и Бом Жезус де Лапа. Первым сюда прибыл Боанержес де Суза Масса, повторно вернувшийся в мае для установления первичной базы в Бом Жезусе. Летом его деятельность была усилена прибытием с Кубы ещё троих комбатантов.

Первым делом боевики провели необходимую рекогносцировку, узнав в ходе неё, что Иботирама представляет собой важную транспортную развязку. В ту пору MOLIPO пыталось наладить контакты с «Революционным Движением 8 октября», развивавшим сельскую работу в соседнем штате Байя, с целью объединения усилий.

Однако, эта попытка связаться с «товарищами по оружию» провалилась, ввиду начала операции по поимке скрывавшегося в Байе Карлуса Ламарки, в результате чего регион был просто наводнён полицейскими силами. Более того, дабы не попасть в лапы властей, Карлус Эдуарду Пирес Флери вынужден был оставить свою деятельность в Иботираме, и покинуть Байю, направившись в Гояс, где Жеова Ассис Гомес уже начал сельскую работу в регионе Арагуайя.

Несмотря на грандиозные планы и весьма неплохое начало деятельности, в ноябре 1971 года начинается медленное разрушение MOLIPO: в Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро происходят первые аресты важных «кадров», затрагивающие, в том числе, и сельскую структуру.

4 ноября агенты правопорядка наведываются с проверкой на возможную конспиративную квартиру организации в Вила Пруденте. Из-за дверей их встречают выстрелами. В начавшейся перестрелке гибнет революционер, позднее идентифицированный как Жозе Роберту Арантес де Альмейда. Здесь же было обнаружено имущество, принадлежащее ещё двум боевикам, проживавшим в квартире. Выставив засаду, полиции удаётся схватить Аильтона Адальберту Мортати, который через несколько дней был забит насмерть в штаб-квартире DOI/CODI.


В этот же день, в закусочной на улице Туриассу, в полицейскую засаду попадает Франсиску Жозе де Оливейра – реагируя на арест вооружённым сопротивлением, он так же погибает от полицейских пуль. 



Задержания продолжаются и на следующий день, когда в искусственно созданной агентами полиции толчее, не позволявшей революционеру использовать оружие и находившиеся при нём две ручные гранаты, был схвачен Флавиу де Карвалью Молина. В ходе допросов он признался, что кубинский инструктор по прозвищу «Олаф» основательно промыл мозги членам «Группы 28-ми», настаивая на том, чтобы они «всегда носили с собой оружие и непременно оказывали сопротивление аресту, пытаясь убить как можно больше агентов, с целью не сдаваться живым в руки властей, тем самым подвергая риску всю организацию». В случае же пленения, как пояснил арестованный, кубинцы призывали к совершению суицида при любом удобном случае, в любой подходящей форме. Дознание задержанного шло недолго – уже через день, 7 ноября, Флавиу де Карвалью Молина по официальной версии покончит жизнь самоубийством. 

Флавиу де Карвалью Молина

10 декабря в Рио-де-Жанейро был идентифицирован Карлус Эдуарду Пирес Флери. Пытаясь на машине пробить себе путь сквозь цепь полицейских, он был застрелен в голову.



На конспиративных квартирах в Рио были обнаружены многочисленные документы, вскрывавшие работу Сельского сектора MOLIPO. В результате, 21 декабря в Пиндораме, штат Гояс, был арестован Боанержес де Суза Масса. 31 числа с его помощью в Нативидаде был схвачен совершенно истощённый малярией Руй Карлус Виейра Бербет. Спустя два дня, воспользовавшись невнимательностью охранников, он, так же по официальной версии полиции, покончит жизнь самоубийством.

В начале января 1972 года полицейский патруль случайно наткнулся на ранее украденный автомобиль, припаркованный близ одного из домов в квартале Санта-Сесилия, Сан-Паулу. Уже зная методы революционеров, оставлявших на «отстой» оперативные автомобили вдалеке от своих конспиративных жилищ, близ машины была устроена засада.

5 января наблюдение дало свои результаты – возле авто начал крутиться бразилец японского происхождения, которого попытались задержать. Оказав сопротивление, ему удалось ранить одного из агентов, а так же случайного прохожего. Так же получив тяжёлое ранение в перестрелке, боевик был погружен в карету скорой помощи, где и скончался спустя полчаса. Лишь через несколько дней удалось идентифицировать погибшего – им оказался один из членов Национального Командования MOLIPO Хироаки Торигой.

Хироаки Торигой

В то время как структура организации в Сан-Паулу продолжала рушиться, аналогичный процесс шёл и в сельской местности. Боанержес де Суза Масса продолжал сдавать властям всех известных ему членов MOLIPO и лиц, с ними связанных. Таким образом, 10 января в Гуарай, штат Гояс, в полицейскую ловушку попадает Жеова Ассис Гомес. Прибывшие агенты правопорядка обнаружили его играющим в футбол. На предложение сдаться, Жеова среагировал неадекватно: вытащив из сумки ручную гранату, и угрожая взорвать и себя и агентов и зрителей, он попытался прорвать оцепление, расставленное вокруг футбольного поля. Дабы предотвратить взрыв на стадионе, полицейские просто застрелили Гомеса.

Жеова де Ассис Гомес

Так же с помощью Боанержеса правоохранительным органам стало известно о существовании маленькой фазенды, арендованной MOLIPO в Арагуайине. Однако, розыскные мероприятия спугнули находившихся здесь членов организации, которые поспешили покинуть регион. Тем не менее, полиции удалось раскрыть и разрушить всю выстроенную здесь инфраструктуру будущей сельской герильи.

18 января в Ипиранге полиция идентифицирует трёх боевиков MOLIPO - Жуана Карлуса Кавальканти Рейса, Лауриберту Жозе Рейеса и Марсиу Бек Машаду, которые пытаются скрыться от грузовика с отрядом военной полиции на борту на ворованном «Фольксвагене». Попав в небольшую аварию в Камбуси, товарищи тотчас же решают угнать новую машину. К несчастью, первым же попавшимся на глаза автомобилем оказался «Фольксваген», владельцем которого являлся сержант военной полиции Томас Паулину де Альмейда, который был вытащен из салона и убит очередью из автомата.

В конце января 1972 в результате арестов полностью был демонтирован Студенческий сектор организации.

Несчастья MOLIPO продолжались.

В городе Параизу ду Норте, штат Гояс, существовала небольшая сеть поддержки сельской работы, которой заведовал Арну Прейс.

15 февраля 1972 Прейс решает посетить карнавальные танцы в одном из общественных клубов города. На входе его фальшивые документы вызывают подозрения у сотрудников правопорядка, и они предлагают боевику пройти с ними в участок. Выйдя из клуба, Арну извлекает револьвер и в упор расстреливает агентов, убивая одного и тяжело раня другого.

Спустя некоторое время, после начала полицейской операции по розыску преступника, благодаря показаниям местных жителей Арну Прейс был обнаружен в одном из бедняцких кварталов. Активная перестрелка заканчивается смертью боевика MOLIPO.

Арну Прейс

23 февраля на проспекте Паулиста, Сан-Паулу, в засаду попал Фредерику Эдуарду Майр. Успев выхватить револьвер, он пытался отстреливаться, однако получил тяжёлое ранение и был арестован. Этой же ночью он, как и многие его товарищи, совершит суицид.


Спустя 4 дня, 27 февраля 1972 года на улице Серра де Ботукату в квартале Татуапе, Сан-Паулу, комбатанты MOLIPO Лауриберту Жозе Рейес и Александр Жозе Ибсон Вороес ввязываются в схватку с пытавшимися задержать их полицейскими. Вооружённый автоматом Жозе Рейес тяжело ранит одного из агентов и случайно убивает 60-летнего местного жителя, вышедшего из дома посмотреть, что же происходит на улице. Финалом столкновения стала гибель обоих революционеров.

Александр Жозе Ибсон Вороес


Лауриберту Жозе Рейес

Следующие полгода обозначены постепенным демонтажём структуры. Полностью остановлена деятельность в сельских районах, в массовом фронте, в развитии вооружённой пропаганды. Остатки боевиков вынуждены осуществлять мелкие вооружённые ограбления просто ради того, чтобы добыть денег, необходимых для выживания.

В середине октября 1972 года полицией была раскрыта конспиративная квартира, на которой проживал Рубенс Карлус Коста, оружейник MOLIPO. Установленная здесь засада вскоре принесла результаты: 27 октября был схвачен член Национального Командования Антониу Бенетаццо, явившийся за револьвером, который должен был починить Рубенс. Под воздействием пыток, Бенетаццо соглашается содействовать в задержании ещё нескольких своих товарищей. 30 октября, около 3 часов дня, в сопровождении полицейских он отправляется на встречу, которая якобы должна состояться на улице Жуана Бомера, в квартале Брас. Достигнув места, Бенетаццо вырывается из рук агентов, и, выбежав на трассу, кидается под колёса грузовика «Scania». Сбитый автомобилем, он был перенесён на автобусную остановку, где и умер на глазах многочисленных свидетелей, так и не дождавшись прибытия кареты скорой помощи.

Антониу Бенетаццо
Близ квартиры погибшего Бенетаццо сотрудниками правопорядка была обустроена засада, которая позволила 2 ноября установить двух подозрительных типов, вошедших внутрь. Присутствие большого количества граждан не позволяло полиции произвести немедленный захват, поэтому решено было брать подозреваемых после их выхода из квартиры. Около 8 часов вечера оба вышли на улицу, и тут же наткнулись на полицейский наряд, потребовавший поднять руки. Тотчас же революционеры извлекли револьвер и автомат. В начавшейся перестрелке боевик Жуан Карлус Кавальканти Рейс получает смертельное ранение, в то время как раненому в пах Натаниелю де Мура Жиральди, удаётся выбежать на дорогу, где он, остановив первый попавшийся автомобиль, берёт в заложники водителя, после чего скрывается с места происшествия. В дальнейшем, Натаниель покинет Бразилию и надолго обоснуется в Европе.

Жуан Карлус Кавальканти Рейс

В мае 1973 года в маленьком поместье Рио Досе, расположенном между городами Риу Верде и Жатай, штат Гояс полицией были обнаружены Марсиу Бек Машаду и связанная с ALN Мария Аугуста Томас. В ходе скоротечного боя Машаду был убит, а Мария схвачена, и, по-видимому, расстреляна недалеко от места происшествия (согласно свидетельствам соседей).

Марсиу Бек Машаду
 
Таким образом, аресты и смерти большинства активных боевиков MOLIPO ведут практически к полному разрушению структуры. Последним гвоздём в крышку гроба организации становится арест в октябре 1974 года координатора Рабочего сектора Венансиу Жиаса Коста Филью, и лиц с ним связанных. Эти задержания способствуют идентификации последнего оставшегося на свободе члена Национального Командования Жуана Леонарду да Силва Роша. 4 ноября он был обнаружен в муниципалитете Мальядинья, штат Байя, и, после довольно продолжительной погони, убит в перестрелке с сотрудниками полиции.

История MOLIPO, даже по сравнению с историей других «подрывных» бразильских организаций, представляет собой настоящую трагедию. Критикуя милитаризм ALN, «Народно-Освободительное Движение» развязало под флагом «вооружённой пропаганды» ещё более интенсивное насилие, после чего, руководствуясь кубинской рекомендацией «не сдаваться живым», практически все активные члены группы, - 18 человек, -  нашли свою смерть в столкновениях с властями.