Страницы

воскресенье, 10 июня 2012 г.

Força Armadà de Libertação Nacional


Несогласие молодого поколения с пацифистской линией Бразильской Коммунистической Партии, которое особо обострилось в период после студенческих волнений 1966-67 годов, привело к образованию во всех уголках Бразилии многочисленных групп вооружённой борьбы, привлечённых воинственными идеями «Организации Латиноамериканской Солидарности».

Помимо относительно крупных вооружённых организаций, действовавших в больших городах, вроде Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро или Порту-Алегри, в бразильской провинции так же развивали своё действие более мелкие коллективы коммунистических диссидентов.


Таким образом, дискуссия о необходимости вооружённого действия затронула и университет, расположенный в городе Рибейран-Прету, штат Сан-Паулу. Здесь, на юридическом факультете издавна активно действовала небольшая ячейка БКП во главе с Иринеу Луисом де Мораесом, который в первом семестре 1967 года установил тесные связи с радикалами из Сан-Паулу – т.н. «Крылом Маригеллы» внутри горкома партии. Проникнувшись революционными доктринами, Мораес совместно со своим ближайшим помощником Уандерли Кайхе покидает лоно БКП и образует «Фронт Национального Освобождения» (Frente de Libertação Nacional), который, однако, в виду малочисленности, вскоре переименовывается в «Вооружённую Силу Национального Освобождения».

Тотчас же товарищи принялись за дело основательно – точно так же, как делали это их наставники из столицы штата. Организация была разделена на 3 сектора: разведка, логистика и подготовка кадров. Ввиду ограниченной теоретической подготовки самих руководителей, группа не уделяла особого внимания политико-идеологическому обучению своих боевиков, а так же не особо утруждала себя анализом характера будущей революции или характеристикой общества. Главной задачей, поставленной руководством, являлось формирование «Народно-Освободительной Армии» (Exército Popular de Libertação), которая нанесёт фатальный удар военному правительству, сместит капиталистический проамериканский режим, и, в конечном итоге, возьмёт власть в свои руки, установив революционную диктатуру.

Посредством студенческого журнала «O Berro» (Крик), издававшегося учащимися юридического факультета, Кайхе, совместно с Нанси Марьету, Сильвиу Регу Ранжель, Луисом Гонсага да Силвой и другими начал открыто проповедовать свои позиции в университетской среде. Дошло до того, что на мимеографе, принадлежащем факультету, Кайхе отпечатал несколько десятков экземпляров книги «Революция в Революции» Реже Дебре, которые и распространил здесь же. Кроме того, активисты FALN практиковали нанесение на стены университета и близлежащих улиц изящных рисунков, так же несущих в себе идеи вооружённой борьбы.

Во втором семестре 67 группа непосредственно приступила к организации терактов в городах штата Сан-Паулу.

В Рибейран-Прету были организованы взрывы в кинотеатрах «Centená», «São Paulo», «D. Pedro II», «São Jorge» и «Suez», где демонстрировались киноленты, прославлявшие военный режим и «демократическую революцию 1964». Здесь же произведены взрывы в престижном супермаркете «Елисейские Поля», на центральной почтово-телеграфной станции, в мормонской церкви, а так же близ казарм 3 Батальона Военной Полиции.

В Сертаозинью главарь местной ячейки FALN Марио Бульяни одновременно с терактами в Рибейран-Прету осуществляет в публичных местах множество взрывов «агитационных бомб» с листовками, прославляющими Че Гевару и грозящими правительству мятежом.

К концу 1967 года FALN расширили своё влияние в штате: помимо Рибейран-Прету и Сертаозинью, ячейки «Вооружённой Силы Национального Освобождения» так же были созданы во Франке и Питангейрасе. Группа приступает к поиску средств для укрепления своей работы и углубления вооружённой борьбы.

В следующем, 1968 году, развитие и расширение FALN продолжилось с присоединением к организации рабочих различных муниципалитетов региона Рибейран-Прету. В связи с этим, Кайхе приступил к более детальной разработке стратегии, и выпустил цикл идеологических статей, посвящённых будущему группы.

Отныне организационная работа велась в двух направлениях: Марио Бульяни был назначен ответственным за развитие FALN в сельской зоне, Ауреа Моретти – соответственно, в городской. Помимо всего этого, боевиками организации с помощью Марио Лоренцато было налажено сотрудничество с «прогрессивным клиром» региона: священниками и монахами, сторонниками «теологии освобождения». Таким образом, в 1968 году FALN заполучила со стороны служителей католической церкви штата не только моральную, но и материальную, и даже финансовую поддержку, что казалось крайне благоприятным для начала непосредственно вооружённой борьбы.

В 1969 году, с целью конкретной подготовки к вооружённому действию своих боевиков, руководство FALN с помощью монахов-доминиканцев организовало «Лагерь обучения вооружённых команд Народной Армии Национального Освобождения». Тренировки товарищей регламентировались в соответствии с «Внутренним режимом лагеря обучения»: сборником наставлений и статей, способствующих повышению военно-политического уровня боевиков.

Этот первый лагерь, организованный в лесу близ фазенды Капан да Круз, после окончания обучения был предан огню. Второй лагерь, прошедший в октябре 1969 года около фазенды Боа Виста, в районе Гуатапара, был обнаружен и демонтирован экстренно прибывшими полицейскими силами.

В середине 1969 Марио Бульяни в сотрудничестве с Джалмой Кериной Карвалью и Сезаром Марселино да Силвой запланировал похищение с целью получения выкупа одного из членов семьи Маркези, - одного из богатейших фабрикантов региона, - что так и не было сделано ввиду полного демонтажа структуры.

В ночь с 12 на 13 октября вооружённая команда FALN совершила налёт на карьер в Муниципальной Префектуре Рибейран-Прету, откуда было похищено огромное количество динамита и детонаторов.

Реакция на это преступление правоохранительных органов, буквально заполонивших регион полицейскими силами, несколько поубавила революционных пыл боевиков организации. Начавшееся расследование очень скоро вскрыло существование в регионе весьма крупной подрывной организации. Более 50 человек было арестовано в муниципалитетах Рибейран-Прету, Сертаозинью, Бередуру, Сан Жоаким да Барра, Франка, Сан Жозе дус Кампус, Бауру и Сан-Паулу. Полицией изъята масса материалов, необходимых для ведения вооружённой борьбы, таких как полевая униформа, оружие, боеприпасы и взрывчатка. Помимо этого, в столице штата были открыты три конспиративные квартиры FALN.

Одна из этих квартир, получившая название «Главная Сантана» бала идентифицирована как нервный центр всей организации. О её существовании знали лишь три представителя верхушки террористической группы: Уандерли Кайхе, Марио Лоренцато и монахиня Маурина Боржес да Силвейра. Здесь хранились все важнейшие стратегические документы организации: планы будущих нападений, дневник лидера FALN, учебники по фабрикации взрывчатки, обращению с оружием и военной стратегии, а кроме того –  непосредственно оружие и компоненты взрывчатых устройств. Всё это находилось под присмотром сестры Маурины, ответственной за логистическую сеть организации.

Но идентификация и арест монахини не дал практически никаких результатов. Даже с применением пыток, религиозная женщина не спешила признаваться в принадлежности к революционной структуре. Лишь спустя полторы недели полиции удалось получить у неё адрес «Главной Сантаны». Но было слишком поздно. Осведомлённые об аресте своей соратницы главари группы, успели ликвидировать явку.

Расследование деятельности FALN продолжилось. Вскоре властями были арестованы шесть священников из провинциального клира штата Сан-Паулу, обвинённые в поддержке материально-технической сети «Вооружённой Силы Национального Освобождения». Согласно перехваченному отчёту Ауреа Моретти от сентября 1969 года, большая часть денег, которыми владела организация, была получена именно благодаря пожертвованиям служителей католической церкви, весьма позитивно относившихся к самой идее вооружённой борьбы против военного правительства.

Сестра Маурина Боржес да Силвейра, которая под личиной монастырской послушницы на самом деле руководила материально-технической сетью герильерос, была в будущем обменяна на похищенного революционерами японского посла Нобуо Окучи.

На самом деле, разгромленная группа, хоть и именовала себя «организацией», в реальности была не более чем воинственным коллективом товарищей. FALN не имела своей политической линии, не имела жёсткой оперативной структуры, содействующей вооружённой борьбе, не имела в своих рядах людей, способных взять на себя политическое и военное руководство.

Возникшая благодаря распространению идей Маригеллы и «Деклараций OLAS», FALN фактически представляла из себя очередную группу ALN, обладавшую тактической автономией, но стратегически ориентирующуюся на директивы лидера «Национально-Освободительного Действия».