Страницы

пятница, 15 июня 2012 г.

Movimiento de Acción Revolucionaria



Фернандо Пенеда Очоа

Эта организация, одной из первой поставившая вооружённую борьбу на профессиональную основу, была создана группой революционеров, имевших значительную практическую и теоретическую базу в области партизанской войны и саботажных действий. Историческое ядро была сформировано за пределами страны, виду чего её боевики были связаны крепкими узами дружбы, однако несмотря на весь свой профессионализм, история организации не продлилась долго: практически все её члены были идентифицированы правоохранительными органами.


Историческая группа MAR была основана в 1966 году Москве, мексиканскими студентами, проходившими обучение в местном Университете Дружбы Народов имени Патриса Лумумбы. Большинство из них принадлежали к молодёжной секции Коммунистической Партии Мексики, и ранее принимали активное участие в процессе демократизации университетов в Морелии и Чиуауа.

В середине 1968 года московские мексиканцы Алехандро Лопес Мурильо, Фабрицио Гомес Суза, Октавио Маркес и Анхель Браво Касинерос возвращаются на родину, где разворачивают широкую агитацию за создание нового революционного движения. Таким образом, в конце 68 года возникает пока ещё безымянная основа «Движения Революционного Действия» - одна из многих молодёжных групп, ставших продуктом радикализации студентов после бойни 2 октября 1968 на Площади Трёх Культур в Тлателолко, Мехико (70 убитых по официальным данным).

Всего эта организация насчитывала 53 человека, которые были разделены, в соответствии со своим военно-политическим потенциалом, на три контингента.

В начале 1969 года первый контингент из 10 наиболее перспективных товарищей, при содействии советского дипломатического представительства, отправляется в Северную Корею. В августе месяце вторая группа из 17 человек вылетает из Мехико в Париж, откуда переезжает в ФРГ, а после – в ГДР. С помощью двух восточногерманских солдат, мексиканские «туристы» без проблем добираются до Москвы. Сотрудники советских  органов с удивлением узнают о причинах столь странного путешествия – 17 мексиканцев так же направляются в Пхеньян для прохождения годового курса военно-политического обучения.

Третья группа, последней отправившаяся в Корею, была укомплектована 26 комбатантами.

В Стране Утренней Свежести бойцов MAR ждал «плотный график теоретических и физических занятий и железная дисциплина…, где приказы не обсуждаются, а исполняются». Единственной возможностью отдыха было время, отведённое для теоретических дискуссий и сессий критики и самокритики. Мексиканцы замечали, что корейцы совершенно не вмешивались в их размышления о международной ситуации, даже когда речь заходила о весьма болезненной теме взаимоотношений Советского Союза и Китая. Все попытки вывести бойцов корейской милиции на диспут оканчивались провалом: те заявляли, что разговаривать о Советском Союзе или Китае они будут только с русскими или китайцами, и более ни с кем.

В ходе теоретического обучения корейцы подчёркивали, что каждый из бойцов должен осознать корни проблем своей нации, ибо они это поняли на собственном опыте. Поскольку все те знания, которые мексиканцы получили, в случае механического их применения, без учёта национальной специфики, дадут мало результатов. Так же инструктора указывали на необходимость бороться за улучшение собственной личности, «ежедневно, изо дня в день, прививая добродетели простоты, честности, товарищества, уважения к трудящимся, обездоленным и угнетённым».

Закончив военное обучение, комбатанты на общем голосовании избирают имя для своей организации – «Движение Революционного Действия».

После возвращения в Мехико последнего контингента боевиков, между августом и сентябрём 1970 года, началась усиленная работа по подготовке к началу вооружённой революции - единственного возможного решения всех проблем мексиканской нации. Вооружённая революция, в понимании MAR, являлась народно-демократической революцией, осуществлённой рабоче-крестьянской повстанческой армией под руководством партии, в которую должны войти только лучшие представители народа, доказавшие свою верность революционным идеалам.

Таким образом, начинается реструктуризация группы в соответствии с концепциями, полученными в ходе обучения в Пхеньяне.

Национальное руководство MAR состояло из шести членов, в подчинении которых находились 4 сектора:

1) Сектор Экспроприаций: предназначался для добычи финансовых средств для дальнейшего функционирования движения. Кандидаты на вхождение в этот сектор должны были обладать четырьмя главными качествами: хорошей физической подготовкой, умением обращаться с оружием, меткостью и хладнокровием.

Революционная экспроприация включала в себя следующие фазы планирования, подготовки и развития:

А) Выбор наиболее подходящего объекта из нескольких возможных вариантов;

Б) Определившись с местом, группа инициирует прямое и косвенное его изучение;

В) Определение временных рамок операции и чёткого её хронометража;

Г) Подготовка одежды;

Д) Подготовка медицинских средств на случай, если кто-либо из участников получит ранение;

Е) Просчёт вариантов негативного развития операции и определение путей возможного отхода;

Ж) Просчёт вариантов, исключающих опасность для третьих лиц;

З) Назначение шефа операции;

И) Ознакомление всей группы с планом операции;

К) Каждый участник операции должен обеспечить себе алиби на случай, если силам правопорядка удаётся задержать кого-либо из экспроприаторов; 

Л) Непосредственное исполнение;

М) Подведение баланса и статистических итогов операции;

Н) Доставка денег и отчёт перед руководством за каждую потерянную копейку.

2) Сектор Рекрутинга: Предназначался для вербовки новых боевиков, а так же их всесторонней проверки, дабы избежать полицейской инфильтрации;

3) Исполнительный Сектор: Предназначался для организации в горах Сонора и Чиуауа партизанских формирований;

4) Сектор Обучения: Предназначался для проведения революционного и военно-политического инструктажа среди членов организации.

После начала непосредственно боевых действий, Сектор Обучения был преобразован в Военно-Политическую школу, базировавшуюся в Веракрусе, на арендованной вилле в столице штата Халапе. Однако вскоре возникли проблемы: оказалось, что человек, сдавший в наём виллу, являлся шефом Судебной Полиции данного федеративного участка. Известность, полученная организацией после нескольких ограблений в Мехико, а так же недостойное поведение некоторых молодых товарищей, прибывших в военно-политическую школу, привели к аресту прямо на вилле в Халапе девятерых элементов группы 16 февраля 1971 года.

С этого момента события развернулись в самом негативном для организации направлении: «Движение Революционного Действия» было полностью раскрыто. Мексиканские спецслужбы узнали об обучении боевиков в Северной Корее и тотчас же передали эту информацию в ЦРУ. В свою очередь, возмущённые североамериканцы потребовали закрыть советское посольство в Мексике, оказавшее значительную помощь в отправке боевиков в Страну Утренней Свежести, однако этого так и не было сделано.

Началась настоящая охота на участников движения, которые были объявлены крайне опасными и профессиональными коммунистическими головорезами. Несмотря на все меры предосторожности, полиции вскоре удалось арестовать ещё одну группу боевиков прямо во время тайного собрания в Пуэрто Вальярто. Были получены новые сведения – в том числе, раскрыты попытки руководства наладить контакты с другими революционными организациями для усиления борьбы против правительства. Так стало известно о встрече с представителями «Группы 23 сентября» в Акапулько. Однако, силы охраны государства на этот раз ничего не смогли предпринять и объединение, несмотря ни на что, состоялось – так возникает MAR-23.

Некоторое время спустя, новая организация делится на три автономных сектора, каждый из которых действует в своём районе Республики с целью налаживания контактов и вербовки новых комбатантов. В этот период были установлены отношения с руководителем «Партии Бедноты» Лусио Кабаньасом, с которым вскоре были подписаны соглашения о координации военных и политических действий, а так же кооптации членов MAR-23 в ряды партии.

Другой организацией, с которой были установлены контакты, являлась маленькая партизанская группа под названием «Los Procesos», члены которой, после кратковременной совместной практики с MAR-23, убедили некоторых руководителей движения в необходимости формирования новой революционной организации партийного типа. Так в 1972 году возникает внутренняя фракция «La Pertidaria».

Опираясь на элементы из MAR-23 и «Бригады Возмездия» (Brigada de Ajusticiamento), связанной с «Партией Бедноты» Лусио Кабаньаса, члены этой фракции отправились в горы для того, чтобы пройти период адаптации к сельской местности. Однако их концепции вошли в противоречие с объективной реальностью мексиканской провинции, что привело к возвращению боевиков в город, где за свои авантюристические порыва они были исключены из организации.

В дальнейшем, «La Partidaria» (или Партийная Комиссия) продолжит процесс унификации различных революционных сил страны в единый организм, и, после объединения со «Студенческим Революционным Фронтом» и группой «Los Lacandones», 15 марта 1973 года на собрании в сельском доме в Гвадалахаре будет объявлено о рождении «Коммунистической Лиги 23 сентября» (Liga Comunista 23 de septiembre) – крупнейшей мексиканской организации вооружённой борьбы, которая, однако, к концу 70-х потерпит полное поражение от правительственных сил.

Отказавшись присоединяться к Лиге, MAR-23 и «Бригада» принимают решение о создании собственного объединённого вооружённого крыла «Партии Бедноты». Сходясь во мнении по основным стратегическим вопросам, руководителям обеих организаций казалось, что всё идёт как нельзя лучше. Осенью 1973 года в Мехико состоялось совещание, на котором присутствовали практически все главари оперативных команд MAR-23 и «Бригады», в том числе, и координаторы работы в сельских зонах Уастека и Идальго.

Однако, спустя несколько дней после встречи, один из её участников, Хосе Антонио Кастильо, был случайно арестован. Он предоставляет властям всю имеющуюся у него информацию. Работа объединённого вооружённого крыла полностью развалилась, некоторые основные руководители арестованы. Была разгромлена структура в Уастеко, в Идальго спаслись лишь пять человек, сумевшие скрыться в джунглях. Казалось, организация была полностью разрушена. Однако семена мятежа, брошенные MAR-23 на благодатную почву, вскоре дали ростки – только в августе 1974 года в столкновениях крестьян Уастека и Идальго с властями погибло несколько человек.

Тем не менее, деятельность MAR-23, хотя уже и не имевшая былого масштаба, продолжалась вплоть до 1977 года. Опираясь, главным образом, на боевиков «Бригады Возмездия», руководство продолжало проводить линию подготовки сельской партизанской войны в мексиканской провинции. Всё же, репрессии и деятельность эскадронов смерти (крупнейшим из которых являлась «Белая Бригада») сделали своё дело: к середине 1978 национальное руководство движения практически в полном составе оказалось в тюрьме, была серьёзно повреждена структура «Бригады». История организации окончательно завершилась.