Страницы

воскресенье, 3 июня 2012 г.

История VPR. Глава 17.


17. «Операция Сете Баррас»

Узнав о присутствии герильерос в регионе 9 мая, Генштаб II Армии инициирует начало новой операции под названием «Сете Баррас». Части, дислоцированные в муниципалитете и соседним с ним регионах, были подняты по тревоге.

Тем временем Карлус Ламарка и четверо его товарищей, ведущих с собой в качестве заложника лейтенанта Альберту Мендеса Жуниора, направлялся на север, в сторону Сан Мигель Арканжу.


Проплутав по лесу около суток, вечером 10 числа группа остановилась на отдых. Здесь, в ходе разбирательства, лейтенант был обвинён не только в предательстве, но и в том, что это лично он ответственен за пропажу двух товарищей-партизан близ Сете Баррас. За своё предательство он должен ответить жизнью. Таково было решение оперативного Революционного Трибунала.

Приговор был озвучен лейтенанту, который продолжал спокойно сидеть на краю канавы. Опасаясь раскрыть себя выстрелами, в ходе казни решено было использовать приклады винтовок. Ёситане Фужимори сзади подошёл к сидевшему офицеру и несколько раз ударил его в затылок. Лейтенант Мендес упал, выкручиваясь от боли. К нему подскочил Диогенес Соброса де Суза: общими усилиями Фужимори и Соброса забили офицера до смерти. После чего партизаны и похоронили Мендеса прямо возле канавы, на краю которой он сидел перед смертью.


После казни группа боевиков продолжила свой путь на север. С радостью была встречена на пути небольшая фазенда, где, прямо из-под носа расположившихся здесь солдат,  партизанами было украдено множество бананов и ананасов. Более того – в течение следующих 10 дней беглецы оставались здесь, соорудив себе тайные убежища под камнями.

Поздним вечером 18 мая Ламарка и Фужимори отправились в магазинчик, расположенный близ шоссе Арейаду, - купить сигарет и всякой другой мелочи. На следующий день партизаны снимают свой «лагерь» и отправляются на север. Владелец придорожной лавки доложил о пребывании у него подозрительных оборванцев слишком поздно – к тому моменту группа Ламарки была уже далеко.

Четыре дня спустя, около 11 часов утра, Фужимори заявился в магазинчик, расположенный недалеко от пересечений шоссе Сете Баррас - Сан Мигель Арканжу и Трассы Формоза, владельцем которой был «ниссей» (бразилец японского происхождения). Фужимори по-японски объяснил, что он, вместе с другими товарищами, сражается против армии и хочет купить еды, за которой он зайдёт в 10 утра следующего дня. После визита странного земляка, «ниссей» помчался на поиски солдат 2  Пехотного полка, которых вскоре обнаружил за занятиями стрельбой.

На следующий день, 24 мая, все пятеро герильерос появились близ лавки. Вскоре, с опозданием на час, явился японец в сопровождении ещё одного человека. Ламарка вежливо поздоровался. В этот момент он заметил, что чуть позади двигается ещё один тип, облачённый в армейскую форму. Дав знак товарищам, Ламарка молниеносно скрылся, в то время как тип, сопровождавший японца, побежал в другую сторону вместе с солдатом.

После сорвавшейся сделки, партизаны продолжили путь на север, остановившись лагерем лишь 29 числа в километре от расположения армейских сил.

На следующий день, искупавшись в реке, побрившись и подстригшись, Жильберту Фария покинул лагерь. Идея партизан состояла теперь в том, чтобы поодиночке покинуть зону розыска и попытаться пробраться в Сан-Паулу, где им окажут помощь комбатанты VPR.

Вечером 31 мая партизаны внезапно нарвались на грузовик 2 Пехотного полка, на котором четверо безоружных солдат под руководством офицера-«ниссея» искали колодец с водой. Аристон Оливейра Лусена приказал шофёру остановиться, после чего все военные были раздеты и связаны. Переодевшись в солдатскую форму, и посадив за руль сержанта японского происхождения, герильерос на грузовике направилась в сторону Сан Мигель Арканжу, легко преодолевая дорожно-пропускные пункты с помощью книжки со списком паролей, найденной Ламаркой в бардачке машины.

Таким образом, вырвавшись из зоны розыска, партизаны выехали на шоссе Кастелу Бранку. Уже при подъезде к Сан-Паулу боевики, уверенные в успешном окончании своей маленькой «герильи», переоделись в гражданскую одежду.

Той же ночью 31 мая операция по розыску опасных преступников, не добившись никаких успехов, была прекращена. Именно с этого момента популярность и авторитет Карлуса Ламарки достигает общенационального уровня; капитан Ламарка превращается в настоящий миф, «бразильского Че Гевару».

Это кажется весьма странным, учитывая характер самого бывшего военного. Вот как о Ламарке позднее на допросах отзывался Жозе Араужу де Нобрега, тоже бывший военный,
арестованный 12 мая после перестрелки в Сете Баррас:

«Капитан вообще не имел никаких качеств, свойственных революционному лидеру. Крайне говорливый, он не имел никакой определённой политической позиции, повинуясь лишь эмоциям. Его воинские качества так же были ограничены. Он довольно неважно разбирался в оружии и технике. Самое любопытное в том, что теми политическими качествами, которыми обладал лидер левых Че, Ламарку наградили журналисты (вольно или невольно). На самом деле, несмотря на смелость капитана, его непосредственные действия в ходе вооружённой борьбы были редки и крайне ограничены».

Действительно, табель успеваемости Ламарки в годы обучения в военной академии, подтверждают то, что он не был таким уж блестящим интеллектуалом. Будучи 46 по успеваемости (из 57 аспирантов), единственной дисциплиной, дававшейся ему с лёгкостью, была стрельба.

Более того, многие бывшие сослуживцы вспоминают о склочности своего товарища, что подтверждается и письмами Ламарки к жене на Кубу, в которых он крайне нелестно отзывается о своих армейских коллегах, заявляя, что этих «тупиц интересуют только женщины и собственное пузо». Позднее, капитан окажется в изоляции среди собственных товарищей, которые наотрез отказывались понимать его, что в итоге привело к выходу Ламарки из идущего к катастрофе «Народного Революционного Авангарда».

В любом случае, несмотря на отсутствие лидерских качеств и гениального ума, именно Ламарка стал главнокомандующим VPR. И теперь, триумфально вырвавшись из правительственной ловушки, он возвратился в Сан-Паулу для того, чтобы начать процесс реорганизации «Народного Революционного Авангарда».