Страницы

четверг, 21 июня 2012 г.

История MNR. Глава 2


2. Разгром герильи

Территория Серра де Капарау, расположенная между штатами Минас-Жерайс и Эспириту Санту, была избрана «Националистическим Революционным Движением» для начала партизанской войны ввиду близости её к основным политическим и экономическим центрам страны, что должно было способствовать мощному подъёму городского массового движения.

Первые партизаны, под руководством бывшего сержанта Амадеу Фелипе де Луз Ферейра, появились здесь в начале 1966. К концу года здесь было сконцентрировано уже два десятка бойцов, только пятеро из которых, однако, получили военное образование на Кубе. Ещё около десяти активистов MNR были задействованы в работе материально-технической сети «Фронта Капарау», оказывая различную помощь боевой группе, находясь в Рио-де-Жанейро и Белу-Оризонти.


Таким образом, в начале 67 года постоянный состав партизанской колонны в горах Капарау насчитывал 17 комбатантов, имеющих поддержку небольшой логистической группы, обосновавшейся в шахтёрском городке Гуасуи, расположенном у подножья гор. Были созданы схроны с оружием, боеприпасами и питанием, проводились регулярные тренировочные марш-броски, оборудовались убежища. Многообещающее начало.

Да и само национальное руководство MNR рассматривало Капарау как наиболее перспективный фронт борьбы. В то время как в других местностях группы уже успели, что называется, «наследить», работа в Минас-Жерайс проходила в полной тайне. Паулу Шиллинг, один из представителей верхушки из Монтевидео, призывал всех товарищей MNR равняться на герильерос Капарау, которые идут в авангарде движения, и, хотя они и «испытывают некоторый кризис», но это «кризис роста».

Амадеу Фелипе де Луз Феррейра, командующий группой MNR в Капарау

Однако группа из Минас-Жерайс не оправдала радужных надежд Шиллинга. С течением времени партизаны сталкивались со всё большим количеством трудностей. Трения с местным населением, нехватка воды, голод, холод, внутренние распри, личные проблемы, связанные с семьёй (рождение детей, тоска по женам и т.д.), невыносимое ожидание начала боевых действий – всё это служило деморализации бойцов, породив дезертирство и даже отставку заместителя командира Джелси Рибейру.

Ожидая увидеть всеобщую поддержку местных жителей, длинноволосые, бородатые, истощённые партизаны наталкивались на подозрительность крестьян или даже прямую враждебность, на что они совершенно не рассчитывали. Работа логистической сети, которой руководил из Рио-де-Жанейро Баярд Бойто и Амадеу Роша, не могла разрешить всех проблем герильи в Капарау. В рядах партизан расширялись пораженческие настроения и уныние.

Всё это привело к полному разгрому группы спустя год, после появления её в регионе.

В феврале 1967 года герильерос, дабы не умереть с голоду, начали практиковать воровство птицы и скота у местных крестьян, которые наотрез отказывались продавать мясо и овощи столь подозрительным типам. Селяне, столкнувшись с проблемой, не преминули сообщить властям о наличии в Капарау вооружённой банды, промышлявшей воровством. В марте Военная Полиция при поддержке подразделений 4 Военного Региона, начинает крупную операцию по розыску странных бродяг.

По иронии судьбы, именно 1 апреля, в очередную годовщину военного переворота, партизанский отряд, в котором остались только семь бойцов, был окружён и молниеносно захвачен войсками. Герильерос даже не успели среагировать. Армейские руководители, получившие приказ на полное уничтожение группы, намеревались просто расстрелять комбатантов, сообщив командованию, что все они погибли в бою, однако, как это не парадоксально, бойцов MNR спасли агенты военной полиции Минас-Жерайс, успевшие не только сфотографировать арестованных, но и послать снимки в Белу-Оризонти.

Тем не менее, дабы оправдать своё существование, спустя несколько дней после ареста партизан, армия устроила настоящее шоу: около двух тысяч лучших бойцов десантировались в регионе и принялись зачищать джунгли при поддержке авиации и даже тяжёлых бомбардировщиков. Представление сопровождалось настоящим потоком бреда со стороны официальных бразильских журналистов, заявлявших, что в Капарау находится сам Че Гевара и сотни кубинских головорезов.

Боевики MNR из Капарау на следственном эксперименте

Разгром в Минас-Жерайс стал прелюдией к полному демонтажу партизанских структур MNR в других регионах. Командиры ядра в Мату-Гросу  Маркус Антониу и Жозе Дуарте были арестованы в Сан-Паулу в феврале 1967 года, когда они прибыли сюда для поиска поддержки своей борьбы со стороны других групп. Однако в своих показаниях они ничего не сообщили о MNR, и поэтому отправились в тюрьму лишь по обвинению в подрывной деятельности после переворота 1964 года. И хотя в зоне действия партизанских сил продолжал находиться командующий Дагоберту Родригес, никаких действий к спасению и сохранению группы в Мату-Гроссу он не предпринял.

Партизанский отряд в Центральной Бразилии, действовавший между городами Императриз и Мараба под руководством Жозе Карлуса Видаля, после двух лет подготовки к войне, получил приказ о демобилизации. Мало кто расстроился, поскольку, к тому моменту, по словам Флавиу Тавареса, партизанское войско от жизни в джунглях совсем одичало. Испытывая постоянную нехватку воды и продовольствия, группа разделилась на бывших матросов и бывших морских пехотинцев, нередко вступавших в конфликты между собой на профессиональной почве: получившие в своё время неплохую армейскую выучку, морпехи не доверяли матросам, большая часть которых вернулась с Кубы большими (как они сами считали) специалистами в области партизанской войны. Оружия тоже не хватало. Обещанный Бризолой самолёт из Гайяны так и не прибыл, хотя партизаны действительно подготовили в джунглях вполне сносную посадочную полосу. Один из бывших пехотинцев по фамилии Эрос заболел малярией и, не имея возможности доехать до столицы страны, умер. Смерть товарища стала последним гвоздём в крышку гроба партизанской авантюры MNR в Центральной Бразилии.

К тому моменту Бризола, являвшийся главнокомандующим организации, окончательно охладел к проекту вооружённой борьбы с диктатурой. Движение медленно издыхало. И, хотя делегаты от MNR сумели посетить даже первую конференцию «Организации Латиноамериканской Солидарности» (OLAS) в Гаване летом 1967 года, фактически движение прекратило своё существование.

Но, как это не парадоксально, смерть MNR стала началом нового периода борьбы. В том же 1967 году, после создания OLAS и принятия её «Генеральной» и «Общей» деклараций,  провозглашающей вооружённую борьбу как один из методов захвата власти в условиях Латинской Америки, процесс радикализации начинается в кулуарах Бразильской Коммунистической Партии, множество членов которой, наблюдая за пассивной политикой ЦК, поворачиваются в сторону вооружённого действия.

Множество бывших членов MNR, - солдат, матросов и гражданских, - примут активнейшее участие в развитии второго этапа бразильской герильи, начавшегося в 1968 году с первых экспроприаций, осуществлённых диссидентскими группами из левых организаций. Практически во всех революционных структурах периода 68-72 гг. мы можем увидеть тех, кто ещё в 1966 году примкнул к «Националистическому Революционному Движению». Где-то процент этих людей был невысок, а где-то – довольно велик. Например, «Народный Революционный Авангард» (VPR), «Движение Революционного Действия»  (MAR) или «Революционное Движение 26 марта» (MR-26) более чем на половину состояло из бывших революционных националистов. Однако не все из экс-боевиков MNR стремились примкнуть к социалистическим группировкам. Часть из них намеревалась сформировать собственную организацию нового типа, новое националистическое революционное движение. Таким образом, возникла «Группа Независимость или смерть», чуть позже реструктурированное в «Вооружённое Национальное Сопротивление».