Страницы

четверг, 21 июня 2012 г.

История MNR. Глава 1


1. Рождение организации

В преддверии проведения I Трёхконтинетальной Конференции в Гаване в январе 1966 года, Лионель Бризола, стремясь получить «официальное» признание своего статуса главного руководителя бразильской революции, посылает на Кубу своего представителя Алуизиу Пальяну, который не просто является человеком Бризолы на Кубе. Он – официальный представитель ещё фактически находящегося в эмбрионом состоянии «Националистического Революционного Движения».


Разорвав отношения с группой военных националистов, придерживавшихся милитаристских позиций, которые в дальнейшем образуют MRNM, Бризола оказался в сложной ситуации. Уже многие члены оппозиционных фракций, бежавшие в Уругвай после переворота 1964 года, питали самое настоящее отвращение к бывшему губернатору Риу-Гранди-ду-Суль, все начинания которого по борьбе с военной диктатурой неизменно заканчивались крахом. Дабы доказать, что он ещё не сдался, и намерен вернуться в Бразилию во главе вооружённого авангарда, аккурат перед собранием в Гаване, Лионель Бризола формирует MNR.

Вооружившись идеей о начале в Бразилии сельской партизанской войны при поддержке городской герильи, движение группируется, главным образом, в двух секторах: зарубежном, базировавшимся в Монтевидео и направлявшим деятельность организации, и бразильском, с главной базой в Рио-де-Жанейро, где была организована штаб-квартира Национального Военного Командования. Кроме того, были налажены связи в среде революционных националистов в Сан-Паулу, где ответственными были назначены будущий главарь «Народного Революционного Авангарда» Онофре Пинту и бывший матрос Антониу Жеральду Коста, Риу-Гранди-ду-Суль и Минас-Жерайс.

Из уругвайской ссылки Бризола осуществлял общее руководство при поддержке своего помощника по военным вопросам Дагоберту Родригеса. В Рио НВК возглавлял Баярд Демария Бойто, опиравшийся на политического комиссара Амадеу де Альмейда Роша и военного специалиста, бывшего капитана Жуареса Альберту де Суза Морейра. Связником между Бразилией и Уругваем выступал журналист из столицы Флавиу Аристиде де Фрейтас Таварес.

Флавиу Таварес

Именно Таварес сумел завербовать в Федеральном Округе около двух десятков офицеров, солдат и сержантов, принадлежащих к прогрессивным слоям армии и попавшим под  удары репрессий после военного переворота. Многие из них подверглись арестам и пыткам, другие скрывались от военных трибуналов. Все они, в конечном итоге, были снабжены фальшивыми документами и сумели «легализоваться», дожидаясь часа вооружённого выступления.

Для подготовки своих бойцов, Бризола наладил отношения с кубинскими представителями, которые выделили на развитие герильи, по некоторым данным, от 70 до 75 тысяч долларов.

Поначалу военные тренировки проходили в Уругвае, на вилле старого знакомого экс-губернатора в Пандо. Затем лучшие из лучших, - 26 избранных, -  по поддельным документам направились в Париж, где член сети поддержки Макс да Коста Сантус снабдил их новыми, чистыми паспортами, и отправил далее в Прагу. Здесь будущих партизан встречал представитель кубинского посольства. В течение следующих месяцев бойцы MNR тренировались на Острове Свободы, в местечке Пинар-дель-Рио.

Эрмес Машаду Нету так вспоминает об этом времени:

«Курс длился пять месяцев. Мы слушали теоретические лекции в городе и проводили практические занятия в горах. Вернувшись в город, кубинцы разделили нас на две группы для изучения тактики городской и сельской герильи. В ходе курса мы получили несколько прекрасных идей, касающихся фабрикации бомб и гранат».

Изначально Бризола рассчитывал одновременно организовать в разных местах Бразилии четыре партизанских очага. Первый должен был располагаться на севере Риу-Гранди-ду-Суль, близ границ с Уругваем, и находиться под командованием бывшего сержанта Амадеу Фелипе де Луз Ферейра. Второй, под руководством Флавиу Тавареса, должен был действовать в Центральной Бразилии, на территории штатов Гояс и Мараньян. Третий очаг Дагоберту Родригеса планировалось учредить в Мату-Гроссу, на рубежах с Боливией, четвёртым должны были стать горы Серра де Капарау, на участке между штатами Минас-Жерайс и Эспириту Санту.

Однако, арест в марте 1966 года в Порту-Алегри бывшего сержанта Мануэля Раймунду Суареса, члена одновременно MNR и «Революционного движения 26 марта», позднее убитого на допросах, заставил отказаться от плана организации партизанской колонны в Риу-Гранди-ду-Суль по причинам безопасности. 

Флавиу Таварес, изначально не возлагавший особых надежд на выученных кубинцами боевиков, ещё ранее критиковал план организации герильи в Мату-Гроссу. Когда же он встретился с будущими партизанами, его удивлению не было предела. Проникнувшись «мистической аурой спасителей родины», на самом деле «они не знали даже того, что знает обычный фермер о джунглях, земле, луне или жизни»:

«Сельский партизан должен быть именно что сельским жителем, походить на крестьянина и быть единым с народом своей земли. Обучение на Кубе, однако, страдало идеологической тенденциозностью, поэтому они вернулись в Бразилию, вооружённые однобоким марксистским взглядом на мир, чего наши крестьяне не понимали и не хотели понять».

Когда мы говорим о MNR, мы, прежде всего, подразумеваем герилью в Капарау. Однако стоит заметить, что Лионель Бризола и его товарищи планировали гораздо более масштабные действия в борьбе против диктатуры, и её североамериканских хозяев. Нужно знать, что за короткий период времени, MNR охватило своим влиянием десятки, если не сотни военных, прогрессивных националистов и реваншистов, недовольных предательской политикой новой Бразилии. Сержанты, матросы и пехотинцы с энтузиазмом внимали посланиям Бризолы, призывавшим вернуть Бразилии её прежнее величие, заставить идти в авангарде мировой борьбы за лучший мир против североамериканцев и их помощников.

В 1965-66 годах мы можем увидеть всё увеличивающиеся потоки кандидатов в партизаны, шедшие из Бразилии на Кубу через Париж и Чехословакию. Авелину Биони Капитани, будущий главарь MAR, а тогда член POLOP и всего лишь беглец от военного правосудия, обвинившего его в «подрывных действиях», так вспоминает свою поездку в Уругвай и присоединение к MNR:

«В Монтевидео наши парни (бывшие матросы, вставшие против военной диктатуры) были уже известны. Прибывшие сюда гораздо раньше Амаранту, Северину и Элиу организовали группу, объединявшую бывших моряков. Даже дом в столице, в котором мы все жили, был известен на всю округу под прозвищем «Логово Вьетконга» /…/ Для оппозиции мы были «опасными кадрами, защищавшими идею герильи». /…/ Антониу Жеральду Коста, первым отправился в Уругвай, чтобы подготовить прибытие остальных. Здесь все мы присоединились к MNR. За несколько дней до Рождества 1965 года я покинул Монтевидео и направился на Кубу».

Подготовка к широкомасштабной партизанской войне, таким образом, кипела не только в Капарау. В Мараньяне, по реке Токантинс, в район будущих действий на лодках было перемещено более 12 тонн различных необходимых материалов. Бризоле этого было мало, и он приказал группе бывших военных, завербованных Флавиу Таваресом, начать строительство в джунглях 600-метровой взлётно-посадочной полосы, на которую якобы, должен был приземлиться самолёт из Гайяны, везущий оружие для герильи.

Группой подготовки в Мату-Гроссу заведовал бывший матрос-моторист Маркус Антониу да Силва Лима, на помощь к которому вскоре прибыли прошедшие обучение на Кубе Отасилиу Перейра да Силва и Эдгард Акину Дуарте. Всю первую половину 1966 года маленькая группа местных партизан предпринимала тренировочные походы: так был совершён нелегальный марш-бросок в соседнюю Боливию, а так же экспедиции в горные регионы Альто Паранатинга и Шапада дус Гимарайес.